С первой частью интервью можно ознакомиться здесь >>

— Вы уже больше года в Донбассе. Что вам тут нравится, а что не очень?

— Скажу так. Как мне объясняла моя жена, которая сама из Донбасса, тут трагичный стиль жизни. В Чехии живут по-другому, в Москве по-другому, в Ростове-на-Дону по-другому.

А здесь, в Донбассе, потому что были большие промышленные комплексы, а в них работали большие коллективы. А в них кумовство, братство, сватовство, и это было проблемой, потому что когда кто-то из командиров хотел наказать своего подчиненного за что-то, то, прежде чем это сделать, он был вынужден подумать, сделать это или нет, потому что подчиненный мог ему кем-то приходиться.

А с другой стороны, тут, несмотря на обстрелы, продолжают работать школы, транспорт и государственные учреждения. Люди здесь не голодают.

Свадьба в военном Донбассе: чешский доброволец женился на русской

— А пиво тут продолжаете пить?

— Да.

— Чешское?

— Нет, чисто местное. «Сармат» или «Черниговское». Пока не было блокады, его возили за нормальную цену.

— А пища вам местная нравится? Борщ любите?

— Я хоть сам из Чехии, но моя семья на 90% из Словакии. А там борщ — это традиционная еда.

— А водка?

— Я предпочитаю пиво. Если его нет, то люблю выпить стаканчик красного вина, а не водку.

— А как зовут вашу жену? Как вы с ней познакомились?

— На улице. В это время я был в донском казачестве. Подъесаул. В казачество я вступил в октябре прошлого года, потому что я де факто служил под Бабаем. У меня и папаха казацкая есть. Шашки, правда, еще нет.

Так вот, шел я по улице в Макеевке… Это моя, кстати, жена. Познакомьтесь…

(входит красивая женщина бальзаковского возраста, брюнетка, длинные волосы собраны в хвостик, стройная, невысокого роста, одета в камуфляж, на погонах лейтенантские звезды; садится рядом с Мартином, представляется Татьяной Михайловной, просит ее не снимать; если Мартин спокойный и уравновешенный, то Татьяна Михайловна очень энергичная и быстро говорящая женщина)

Свадьба в военном Донбассе: чешский доброволец женился на русской

— Татьяна, ваш муж начал рассказывать мне, как он с вами познакомился. Говорит, что шел по макеевской улице…

— Да.

— И?

— Ну, говорит: «Здрасти». Я: «Здрасти. Я с незнакомыми мужчинами на улице не разговариваю и не знакомлюсь. Мне вообще некогда — я человек очень занятой. До свидания».

— Вы в это время уже служили?

— Нет. Я работала на хлебозаводе. В военное время это стратегический объект. Многие люди завод покинули. Сформировавшиеся бригады уменьшились. План как был, так и есть. И всё очень сложно: это и работа по ночам, это работа по графику и вне графика. Это очень большие сложности, потому что хлебом мы всех должны обеспечить.

По гражданской специальности я инженер-технолог хлебопродуктов, макарон и кондитерских изделий. Я закончила Московский институт пищевой промышленности. Четыре года училась в Ростове-на-Дону, а два в Москве. Я и технолог, и завпроизводства, и куда пошлют — это я, все в одном лице. Если человека нет на месте, то я кроме своей официальной работы должна стать за него и отработать. Плюс к тому же технолог должен знать все о своей работе на каждом этапе технологического процесса. Он должен понять, где так, а где не так…

(тут Татьяне Михайловне звонят по телефону; воспользовавшись перерывом, выясняю у Мартина, что она в его гаубичном дивизионе командир взвода обеспечения)

— …и вот, Татьяна, вы идете по улице.. кстати, это было перед работой или после?

— Мне так тяжело сказать. Просто я могу отработать, а потом по звонку, как в армии тебя вызывают… я не помню, когда это было.

— А когда он к вам подошел, то о чем начал спрашивать?

— Не помню. Или который час, или… я посмотрела на него. Думаю, он еще и военный, хорошего не жди. Говорю: долго беседовать не могу, времени нет. Мы так друг другу поулыбались, т-т-т-т и все. Я сказала: «Всё, спасибо, до свидания». И ушла. Это был декабрь 2014 года.

В последний момент я все же сказала: «Ладно, может, вам надо…» У меня же коммерческая жилка… может, хлеб им, военным, будет нужен. Тогда я ему говорю: «Подождите». Человек, идущий нам навстречу — послан Богом. Записала свой телефон и имя и отдала ему.

Прошло несколько дней и Мартин мне звонит. «Здрасти-здрасти, я такой-то…» Но я же запомнила его по акценту, и имя он мне свое сказал.

— А вас не удивило, что здесь, в Донбассе, чех?

— Честно говоря, мне удивляться некогда было. У меня вот такая голова была (показывает руками — прим. авт.). Меня в последнее время вообще ничего не удивляет. Он не говорил, что он чех. Я поняла, что он откуда-то не отсюда, поняла, что и не украинец, и не русский, и не молдаванин, ну, кто-то такой.

Он позвонил, говорит: «Давайте, встретимся». А я открываю свой ежедневник и говорю: «В такое время не могу, а вы когда можете?» «Тогда-то и тогда». «А я тогда тоже не могу». А я сама со стороны себя слышу и думаю: а чего сразу не сказать, что мы с вами не встретимся. А с другой стороны я понимаю, что я не то, что не хочу с ним встретиться, а потому, что понимаю, что у меня нет свободного времени.

Тогда говорю ему, что времени нет, но встретиться я желаю (смеется). И мы с ним какое-то время созванивались. Он мне звонит, а я все не могу. Потом я ему позвонила в два часа ночи, а он как раз на дежурстве был. Даже когда общаешься по телефону, как-то становишься ближе…

— А когда же все-таки было первое свидание?

— Тоже в декабре. В конец месяца. Я сама, как вы видите, «натуральная блондинка», меня в школе, около которой я живу, попросили сыграть Снегурочку. В этот день у меня было свободное время и у них было какое-то награждение и представление. Вот мы туда поехали в этот день. Вот так и познакомились.

— А чем вам Мартин понравился?

— Честно сказать? Он очень сильно отличается от наших мужчин, потому что 90% наших мужчин на Донбассе любят выпить, любят сквернословить, они не очень внимательны по отношению к женщине. Я понимаю, что все это обусловлено тяжелым физическим трудом. Отсюда и некоторая озлобленность. Она, кстати, связана и с политической обстановкой, и с безденежьем.

Но ведь Мартину тоже через многое пришлось пройти и в той жизни, и в этой. Но это не изменило его. Он спокойный, рассудительный, рациональный, добрый. Мне нравятся люди с чувством меры, в том числе и в отношении спиртных напитков.

— Так он же мне сказал, что пиво любит пить.

— Но опять же, он же не принес с горящими глазами две двухлитровые баклаги с пивом… Нет. У Мартина есть такой массивный хрустальный бокал. Он может попивать из него пиво, рассуждать. Он пьет его неторопливо, как чай. Но не в таком количестве, конечно.

По случаю он может выпить коньяка, но это не значит, что начали коньяком, а закончили самогоном, без меры.

Мартин, опять же, все 24 часа на службе, а это не располагает к распитию алкоголя. Тут ведь нужна память и вменяемость. Но посади его в другие условия, он также не будет пить.

— Когда Мартин сделал вам предложение?

— Он как-то так почти сразу сделал предложение. Наверное, на Новый год. Но это все не было так официально, с кольцами… Он мне на Новый год дал понять: я хочу, чтобы ты всегда была рядом, я уверен, что ты именно тот человек, без которого я не могу.

Свадьба в военном Донбассе: чешский доброволец женился на русской

— Вы сразу согласились стать его женой?

— Вы знаете, я такой человек, который сразу принимает решение. Я его предложение приняла, но мы ничего не обсуждали, как все это будет. Но я ему сказала: да

— Когда у вас свадьба состоялась?

— Мы 3 марта официально расписались в Макеевке, а обвенчались 1 мая в центральном храме города.

— Кольца у вас какие-то необычные. Где вы их нашли?

— Да, мы их заказали. Тут серебро и золото. Сложно было с ними, но мы их нашли. На обратной стороне мы выгравировали у меня его имя, а у него — мое. Именно так, как мы друг друга называем. Он — Марти, а я — Таня.

После того, как он сделал мне предложение, у нас все равно оставалось мало времени для встреч — 2-3 часа всего. Он после женитьбы ушел из казачества. И у него со временем стало лучше, да и мы на хлебозаводе перешли на новый график работы. Стало побольше времени. И вот с того времени, собственно говоря, мы вместе.

Потом я приняла решение, раз мы должны быть вместе, вступить в армию ДНР. До этого мы часто говорили об этом. В мае же появилась для меня вакансия — заместитель командира дивизиона по тылу, и я пришла на службу. Это такая же примерно работа, которую я вела, работая на хлебозаводе технологом. Продукты питания, учет, работа с материальными ценностями. Я вам скажу, что хлебозавод мало чем отличается от армии. Жизнь нас вышколила. К тому же я человек непьющий.

То, что от меня тут требует Мартин, как командир, я выполняю. А уж дома я генерал.

— А вас, Мартин, чем Таня привлекла?

— Она взросла, она не ребенок. Она хороший и добрый человек. У нас все хорошо, потому что я по знаку зодиака Лев, а она Козерог. А Козероги всегда хотят быть генералами, не зная, что Лев всегда генерал (смеется).

— А о детях когда думать будете, Таня?

— После войны. Это очень сложный вопрос. Как мы будем заводить детей, когда мы оба на службе. И такая обстановка.

— Мартин, вы в Минск-2 верите?

— Я вам так скажу, если бы не было Минска-1, то весь ДНР и Харьков были бы уже свободны.

Свадьба в военном Донбассе: чешский доброволец женился на русской

Беседовал Александр Терехов-Круглый