Встреча с российскими журналистами, приехавшими на 20-й Балтийский форум, произошла в кабинете господина Ушакова в рижской мэрии. Всех нас впечатлило то, что в его приемной живут два больших кота, что делало «мэрские палаты» менее официозными и добавляло домашней атмосферы.

- После событий на Украине, в Крыму и в Донбассе ассоциация вас с русскоязычным миром приносит ли вам проблемы среди латышского электората?

— У нас в рейтингах особой корреляции между ситуацией на Украине или в других местах не было. «Согласие» остается неизменно популярной партией. Это с одной стороны. С другой — понятно, что ситуация на Украине не могла не сказаться на том, о чем думает латышское общество. Она по-разному воздействует на разные группы населения.

С одной стороны, если мы говорим об этнических латышах, то они, мягко говоря, были насторожены тем, что происходило в Крыму. С другой стороны, русскоязычное население чувствовало себя некомфортно, видя кадры событий из Одессы (речь идет о событиях 2 мая — ред.).

Это заставило всех почувствовать себя с одной стороны неспокойно, а с другой — опять же, то, что мы видели здесь, смотря на происходящее на Украине, заставляло нас понять, к чему может привести комбинация из тех факторов, которые привели к этим событиям: бедность и коррупция.

Украина еще и до войны была страной с ВВП на душу населения меньше, чем в Латвии в 4 раза. А Латвия далеко не самая процветающая страна в ЕС. Это заставило здесь, в Латвии, еще раз понять, что мы должны были делать все, чтобы у нас ничего подобного тут не было. Вот об этом думает большая часть общества. Эти события дали толчок радикальным силам с обеих сторон в Латвии — и тем, кто выступает за полный разрыв с Россией, и тем, кто выступает с лозунгами «Крым — наш» и за усиление роли России. Это тоже логично.

Нил Ушаков: Называющих нас пятой колонной отправляем по известному адресу

- А вы не испытываете дискриминацию вас со стороны тех, кого принято называть «профессиональными соотечественниками»?

— Мы находимся между двух огней. Это ситуация, в которой мы постоянно живем. Я на это, в принципе, не обращаю внимания. Но это данность. Как есть, так и есть. В Риге порядка 35% наших избирателей — это этнические латыши, а порядка 65% — это, соответственно, этнические русские. Эти цифры близки, в принципе, к демографической ситуации в целом в Риге: 42% — это латыши, а 58% — русские. Мы, в принципе, сохранили и своих латышских избирателей, и русскоязычных.

- А вы сталкивались с тем, что ваши политические противники называли вас пятой колонной?

— Есть люди, которые нас называют пятой колонной, а есть люди, которые называют нас коллаборационистами. Мы им всем советуем идти по одному адресу — в лечебницу.

- Российские СМИ недавно приводили ваши слова о том, что Рига потеряла до 40% российских туристов (в цифрах я могу несколько ошибиться). Предпринимает ли какие-то конкретные шаги мэрия Риги, чтобы вернуть этих не самых бедных туристов в город?

— В этой ситуации сделать, по сути, ничего невозможно. Тут ведь не политика, не санкции, не контрсанкции, а колебания курса рубля по отношению к евро. Количество россиян, выезжающих за рубеж, катастрофически падает. Оно сократилось, в том числе и в Латвии.

В этой ситуации, с одной стороны, мы прикладываем усилия, чтобы продолжать сохранять положительный образ Риги, в том числе и среди потенциальных туристов… Мы понимаем, что на этот новогодний сезон россиян в Риге не будет. Они могут хотеть сюда приехать, они могут мечтать сюда приехать, но их здесь не будет так же, как и не было в январе этого года. К сожалению, так сложилось. В этой ситуации мы, по-прежнему, работаем над образом Риги в России.

Нил Ушаков: Называющих нас пятой колонной отправляем по известному адресу

Сейчас мы прикладываем больше усилий, чтобы привлечь больше европейских туристов. По факту на конец этого года мы, таким образом, останемся на том же уровне, что и были в конце прошлого. Это 2 миллиона туристов. Замещение произошло за счет Германии, Италии, Испании и Скандинавии.

В прошлом году у нас был очень удачный год, когда Рига была культурной столицей Европы, за счет чего мы расширили географию стран, из которых к нам едут туристы. За счет европейских туристов мы выравниваем ситуацию. Но если бы у нас были и европейские туристы, и те 40% россиян, которых мы потеряли, было бы намного лучше.

- Нам рассказывали в Рижском порту, что 80% всего транзита, который идет через Латвию, это российский транзит, и что, в общем-то, Латвия очень сильно зависит от российской экономики в этом плане. В связи с этим вопрос: насколько латвийский бизнес может влиять на власть, учитывая, что власти Латвии делают все возможное, чтобы не было хороших, стратегических бизнес-контактов с российскими бизнесменами, с российскими компаниями?

— Естественно, что когда мы говорим про Рижский свободный порт, то ясно, что грузы через него идут или в Россию, или из России, или через Россию. Это логично.

В парламенте наша партия находится в оппозиции, но я бы в рамках российско-европейского кризиса не демонизировал латвийские власти. Они всегда занимали крайне выверенную позицию, насколько она возможна в условиях того, что происходит между ЕС и РФ.

Нил Ушаков: Называющих нас пятой колонной отправляем по известному адресу

Да, у нас были отдельные министры, которые в отдельные периоды отличались своими высказываниями или действиями, но в целом наши занимали всегда осторожную позицию, в том числе, понимая и важность экономических отношений. Понимая, что кроме транзита, у нас есть и финансовый сектор, и туристические потоки.

Можно вспомнить и те же самые индивидуальные виды на жительство. В прошлом созыве в парламенте был принят в нулевом чтении законопроект запретить российским гражданам получать вид на жительство, но любое чтение — это ничто. Но ты не можешь объяснить потенциальному клиенту, например, на Урале, который теоретически хотел бы купить недвижимость в Европе, сколько чтений в латвийском парламенте.

Этим решением мы рынок абсолютно убили. Это большая потеря для экономики. Вот это было связано с фантастической глупостью.

Беседовали Александр Чаленко, Геворг Мирзаян, Олег Воробьев