Редакция «Украина.Ру» публикует наиболее интересные части интервью.

Что происходит в Киеве? Найдет ли правительство в себе смелость, чтобы, наконец, начать реформы? Или изменений так и не случится? И кто в этом виноват: старые элиты, олигархи или коррумпированные политики? Ответить на эти вопросы сложно. И, похоже, виноваты и те, и другие, и третьи. Многие коррупционные схемы по-прежнему работают. Борьба с коррупцией во властных структурах идет с большим скрипом.

41-летний Томас Фиала хорошо разбирается в политическом закулисье Киева. Он является основателем инвестиционного банка Dragon Kapital в Киеве и главой Европейской бизнес-ассоциации на Украине. Он родился в чешском городе Брно, а с 1990-х годов живет в Киеве. Украинский журнал «Фокус» оценивает его состояние в $180 миллионов.

Он дистанцируется от киевских политических интриг. Во время «революции» он участвовал в демонстрациях на майдане. В интервью Томас Фиала поделился своим мнением по поводу неоднозначных промежуточных итогов реформ на Украине.

Spiegel: Яценюк не похож на чиновника, желающего реформ

— Почему многие топ-менеджеры и предприниматели поддержали революцию?

— Я могу говорить только за себя. Украина была в шаге от того, чтобы пойти по пути авторитарной и изолированной Белоруссии. Я сам чех и вырос при социализме, и ни в коем случае не хочу вернуться туда обратно. Я хочу иметь возможность говорить то, что хочу.

— В начале этого года вы критиковали действия правительства премьер-министра Арсения Яценюка и президента Порошенко, сказав, в частности, что «рыба гниет с головы».

— Это касалось коррупции в кругах политической элиты. С тех пор ситуация несколько улучшилась. Примерно в 30% министерств есть высококлассные работники, в первую очередь, в таких областях как экономика, финансы и инфраструктура.

— Тем не менее, многие граждане недовольны ходом борьбы с коррупцией.

— Реформы в других странах свидетельствуют о том, что есть ясный рецепт, чтобы добиться успеха: нужно резко сократить количественный состав властных структур, уволив до 90% чиновников. Новым же слугам народа нужно платить достаточно денег, чтобы они не зависели от взяток. К сожалению, Украина слишком затянула с этими мерами — на создание нового антикоррупционного бюро ушло больше года. Вместо этого нужно было бы реформировать Генеральную прокуратуру.

— Что конкретно вы имеете в виду?

— В ведомстве работают около 19 000 сотрудников. Вместо того чтобы бороться с коррупцией, они сами погрязли в ней. В 1990-х годах на Украине были сильны мафиозные группировки. Со временем они утратили влияние, потому что их бизнесом завладели люди из МВД и Генпрокуратуры.

Spiegel: Яценюк не похож на чиновника, желающего реформ

— Почему старая система не была разрушена после протестов на майдане?

— Возьмем, к примеру, премьер-министра Арсения Яценюка: он сам является продуктом старой системы. Он не производит впечатления человека, стремящегося поскорее воплотить реформы в жизнь.

— В чем это проявляется?

— Там, где властные структуры стоило бы сократить наполовину, он считает, что достаточно будет сокращения в 10%. Он не понимает, почему государственный аппарат нуждается в радикальной перестройке. Яценюк сам всегда работал в общественной сфере.

— Вы были разочарованы, увидев, какие кандидаты прошли в парламент при Яценюке и Порошенко?

— В списках значились многочисленные предприниматели. По информации, которой я располагаю, места в парламенте продавались, и цена составляла о двух до десяти миллионов долларов за мандат. Конечно, на Украине это было всегда. Я был бы рад, если бы это изменилось после Майдана.

— Кто покупает депутатские мандаты?

— Предприниматели, лоббирующие в парламенте свои бизнес-интересы. Для них это выгодная инвестиция.

Spiegel: Яценюк не похож на чиновника, желающего реформ

— Почему премьер и президент пошли на это?

— Чтобы профинансировать свою предвыборную кампанию. Яценюку не хватало собственных денег, а Порошенко не хотел тратить на нее свое состояние. Тем самым они добровольно стали заложниками старой системы. Сторонники реформ сталкиваются с различными трудностями: им повсюду встречаются люди, говорящие: «Ваши намерения прекрасны, но, пожалуйста, занимайтесь реформами где-нибудь в другом месте, но не здесь».

— Есть доказательства таким утверждениям?

— Это общеизвестные факты на Украине, о которых постоянно говорят в частных разговорах — как покупатели, так и представители партий. Если бы Генеральная прокуратура была действительно независима от политических кругов, было бы нетрудно заняться соответствующим расследованием.

— Почему Запад должен помогать Украине, несмотря на здешнюю коррупцию?

— Потому что это хорошая инвестиция. Кроме того, Украина в таком случае на многие годы станет зависимой от западных кредитов, и у иностранцев тем самым появятся рычаги воздействия. «Деньги лишь на реализацию реформ» — вот под каким девизом должен действовать Запад.

Benjamin Bidder

Оригинал публикации

Перевод Украина.Ру