- Первый вопрос тебе, как русину и коренному жителю Закарпатья, который знает почти все, что происходит в русинском крае: какая все-таки подноготная «бунта», устроенного «Правым сектором» в Мукачево?

— Первая и главная причина всех этих событий — транзит. И неважно, легальный он или нелегальный. И, конечно, контроль над этим транзитом, а также над финансовыми потоками от этого транзита.

Петр Гецко: Транзит через Закарпатье контролировал некто Наливайченко…

- Когда ты говоришь «транзит», то имеешь в виду все-таки контрабанду?

— Нет, не только. Тут всякий транзит, начиная от энергетического (он самый дорогой). Далее, наркотрафик и бытовой транзит, бытовая контрабанда.

- О каких суммах идет речь?
— Если говорить о газе, то там порядка 600 миллионов евро в год. Если речь идет о контрабанде сигарет, то 30-50 миллионов гривен в месяц (1 доллар равен примерно 23 гривнам — прим. авт.). Наркотрафик — порядка 60 миллионов евро в год. Сигареты идут в Европу, а из Европы — наркотики.

Изначально всю контрабанду в Закарпатье контролировало СБУ. Это первое, на что надо обратить внимание, чтобы понимать, что произошло в Мукачево. Контролировал контрабанду некто Наливайченко. Есть такой. Он лепший друг «товарища» Яроша. Вот именно эта связка и являлась бенефициариями конфликта. Это глобально.

А после снятия Наливайченко в Закарпатье появилась какая-то непонятка, потому что ушел и он, и контроль над потоками. Это и привело к конфликту. Правосеки решили, есть в СБУ Наливайченко или нет, надо восстановить прежние тарифы и суммы, чтобы шли «Правому сектору». Это второе.

И третье. Но правосеки не учли, что Закарпатье — это все-таки европейская территория во всех отношениях. И не просто приграничная. Закарпатье с точки зрения транзита — это глобальная точка. Это ключевая точка между Евразией и Евросоюзом.

Участники этого конфликта влезли с мелкими бытовыми разборками. Но за счет того, что все этого произошло в такой точке, они задели глобальный интерес. Поэтому я думаю, что правосекам и Ярошу уже вынесен приговор. Когда он будет приведен в исполнение, не знаю, но то, что рано или поздно это будет, знаю точно. Уже и Германия высказалась по этому поводу, и представители ЕС в Киеве. Сказали, что правосеки — это бандиты; что право на насилие имеет только власть и так далее.

Петр Гецко: Транзит через Закарпатье контролировал некто Наливайченко…

 

- Петр, Мукачево является такой неформальной столицей подкарпатских русин. Этот конфликт как-то отразится на политическом русинстве? Ты же понимаешь, революции или войны могут начинаться с какого-то бизнес-конфликта, к которому потом подключаются противостоящие друг другу политические силы и бизнес-конфликт перерастает в войну. Может, такое сейчас произойти в Закарпатье?

— Вопрос понял. Отвечу так: однозначно это ускорит все процессы. Разумеется, это приведет к консолидации русинства. Это первое. Второе — это ускорило среди населения стремление к автономии Закарпатья.
И еще это привело к третьему, неожиданному эффекту. Он вот в чем. Есть радикальный украинский национализм, к которому относят правосеков, а есть умеренный.

Так вот, начиная со вчерашнего дня, умеренные четко и категорично отгородились от радикалов. Это знаково. Причем, я точно говорю, что такого никогда не было. Это впервые за 23 года, когда умеренные украинские националисты стали называть бандитов, которыми являются правосеки, бандитами.

Балогу тоже назвали бандитом, потому что он финансирует закарпатский «Правый сектор». И назвал ни кто-нибудь, а его собственный кум — некто Олег Дыба, сайт «Закарпатье онлайн». Это издание было раньше рупором националистов, в том числе и закарпатских правосеков Балоги. Тут уже реально чувствуется, что и правосеки, и Балога переходят в разряд изгоев. Все люто ополчились против правосеков и Балоги.

- А умеренные украинские националисты могут перейти на русинские позиции?

— Могут, но только кто их примет. Может быть, русины их будут несколько иначе воспринимать, и это тоже уже для умеренных хорошо.

- Как сейчас обстоят дела с русинским национальным движением? Вы подвергаетесь политическим репрессиям? Вон даже одиозный Борис Филатов сказал недавно, что вас коленным железом выжигать надо.
— (смеется) Ну, Филатов живет в каком-то параллельном мире. Он все-таки забыл, что мы живем в Европе. Если уже и правосеки обломались, то Филатов просто лесом гуляет. Гонения и обыски были весной у трех человек из русинского движения. Но после 2008 года, когда при Ющенко нас политически преследовали, все эти сегодняшние гонения — это как будто легкая прогулка.

Это в другом месте воспринимается, как ЧП, а не у нас. Но сейчас СБУ навострило уши, потому что мы подключили европейские структуры: ОБСЕ, Европарламент, чешский парламент. Есть у нас выходы и на словацких, венгерских и даже румынских парламентариев. Первый вопрос, который они задают в Закарпатье: что там с русинами?

- Как сейчас у русинской общины обстоят дела с венгерской общиной и венгерскими политиками?
— Я лично знаком с Белой Ковачем и с Мартом Гёндеши. Также я знаком с руководством венгерской партии «Фидес». Это не вопрос. Другой вопрос, что в Закарпатье Ласло Брензович — человек Балоги. Правда, из-за этого случая, что сейчас произошел в Мукачево, он отстранится от Балоги. Он будет держать нос по ветру. А ветер сейчас против клана Балог.

У нас сложности с закарпатскими венграми, потому что они даже между собой договориться не могут. Русины договорились, а венгры не могут, и это при том, что и деньги им дают, и все остальное.

- А кто кроме кланов Балоги и Ланьо имеет вес в Закарпатье?
— Есть третий клан, идеологический, Виктора Бедя. Это был такой ректор православной украинской духовной академии в Закарпатье, которого Московский патриархат отстранил из-за украинского национализма. Все правосеки члены его идеологической структуры.

Их всех финансирует Балога. Но он финансирует прагматически — платит за акции. Надо ему, предположим, пролюстрировать начальника таможни, то он правосекам «бабки забашлял», и те раз — пролюстрировали. Надо ему прокурора Кайло снять, заплатил и того пролюстрировали. И так далее. Вы должны понимать, что все акции, связанные с люстрациями, которые проведены в Закарпатье «Правым сектором», связаны с Балогой.

Но идейные украинские националисты в Закарпатье есть. Их наберется человек 60. В Закарпатье сила не столько в «Правом секторе», сколько в «Свободе». Ее глава Олег Куцин. Он еще возглавляет батальон «Карпатская Сечь», который воевал в Донбассе. Но даже и его идейным назвать нельзя. Он кучу людей кинул на бабки. Идейные ведь не кидают. Так и живем.

Беседовал Александр Чаленко