Украине следует отказаться от курса на ЕС и начать создание своего собственного независимого проекта. Такое мнение выразил директор Фонда украинской политики Константин Бондаренко в ходе презентации в Киеве своего аналитического доклада «Еврореализм: новая парадигма украинской внешней политики».

«Европерспективы» — не для Украины с ее умирающей экономикой, считает эксперт. И советует руководству страны реально оценить ситуацию и перестать обманывать граждан мечтой о светлом европейском завтра.

Бондаренко уверен: страну там не ждут. А, соответственно, «необходимо развивать свою собственную субъектность и свой государственный проект, чтобы потом на равных рассматривать возможность создания союзов с некими государствами».

По его мнению, это могут быть «более узкие региональные объединения». И, в частности, он предлагает переориентироваться с Евросоюза на Турцию и Азербайджан, называя эти направления более перспективными и выгодными для Украины.

В доказательство Бондаренко приводит три основных аргумент. Во-первых, основной экспорт из Украины идет именно в этот регион. Во-вторых, с ним его страну связывают старые исторические связи. Наконец, здесь будут проходить основные газо- и нефтетранспортные артерии.

«И в этом отношении Турция может стать главным экономическим и политическим партнером Украины», — резюмирует автор доклада.

В этой связи встает целый ряд вопросов: что означает такой разворот и возможен ли он, в принципе? Задумал ли Киев перехватить инициативу у Москвы на этом направлении? Или, действительно, начинает понимать, что Брюссель просто «водит их за нос»?

Киев нашел замену ЕС

— Должен сказать, что Константин Бондаренко — человек, и ранее отличавшийся заявлениями, достаточно диссонансно звучащими с общим настроем украинского политикума, — пояснил замдиректора центра украинистики и белорусистики МГУ им. Ломоносова Богдан Безпалько. — Так, однажды он заявил, что украинской национальной мечтой всегда было евролакейство. И видимо, нынешнее его заявление о том, что пора перестать ориентироваться на Евросоюз, является продолжением подобного рода идеологии.

Конечно, главное, на мой взгляд, что признает Бондаренко — это отсутствие собственной субъектности Украины. Он, соответственно, понимает, что страной просто манипулируют. И украинской экономикой. И гражданами Украины. И украинским политическим классов. И самой украинской верхушкой.

То есть, по сути, Украина сейчас — это просто инструмент в руках, как считает Бондаренко, Европейского союза и его политиков, которые преследуют свои собственные интересы на постсоветском пространстве. Но в то же время ориентация на Турцию и Азербайджан, на мой взгляд, выглядит несколько странно.

«СП»: — Почему?

— Потому, что если Турция и представляет собой регионального игрока, то весьма уязвимого во многих аспектах. Азербайджан — это страна из бывшего советского лагеря, которая в данный момент интенсивно развивает отношения с Российской Федерацией.

Может быть, это просто завуалированная попытка сказать, что рано или поздно Украине придется ориентироваться на РФ. На союз с Россией, Белоруссией и другими государствами, которые могут образовать некое объединение именно на постсоветском пространстве.

Думаю, что рано или поздно часть украинской элиты к этому придет. Другое дело, что здесь нужно быть готовым со стороны элиты российской. И не позволять уже использовать себя. В том смысле, что, если кто-то в украинской элите согласится на то, чтобы идти на союз с нами, это вовсе не значит, что мы должны благодарно его финансировать на любых условиях.

Напомню, что именно многовекторность украинской политики, в конце концов, привела к тому, что мы сейчас имеем. И по большому счету основы нынешнего кризиса заложили в свое время Кучма и Янукович. Именно они как раз являются символами той самой политической многонаправленности — и на Запад, и на Восток, которой отличалась Украина во время периода их правления.

Киев нашел замену ЕС

«СП»: — А как бы отнеслись к такой самостоятельности Киева в Европе и США? Они, как вы думаете, предоставили бы ей возможность выбора?

— Конечно, нет. Безусловно, не предоставят.

Для того чтобы быть субъектом мировой политики, требуется мощь. Требуется хорошая экономика, сильная армия, наличие ядерного оружия, консолидированного общества. Словом, множество аспектов, которые сейчас на Украине находятся на нулевой отметке. И естественно, что предоставлять такой большой территории, такому большому, так сказать, «куску» постсоветского пространства самостоятельность выбора и решений никто не будет.

Украину по-прежнему будут рассматривать как инструмент. Собственно, когда-то так рассматривали и Российскую Федерацию. И нынешняя конфронтация, которая выражается то в сравнении с Исламским государством*, то в обозначении нашей страны как «ревизионистского государства» вызвана именно тем, что наша страна начинает возвращать себе суверенитет, и становится именно самостоятельным игроком в международных отношениях.

Но для Украины я такого будущего не вижу. Киев, возможно, получит право на самостоятельность, но исключительно при поддержке России, а вовсе не Европейского союза и США.

«СП»: — Значит ли это, что Брюссель может держать Украину на «коротком поводке» бесконечно долго?

— Скорей всего, он попытается. Но здесь даже не Брюссель принимает решения подобного рода. А, скорей, некие авторы в США. И собственно говоря, для них сама Украина, ее граждане и даже ее политический класс с верхушкой никакой ценности не представляют. И если они «сломаются» во время использования, во время вот этого противостояния с Юго-Востоком, то они без всякого сожаления выбросят их так же, как выбрасывали в свое время Хосни Мубарака или Аугусто Пиночета, или других своих союзников.

В нынешней ситуации, я думаю, что Украина представляет ценность исключительно для России. Для Российского государства и для российского политического класса.

Киев нашел замену ЕС

«СП»: — Когда это поймет сама Украина?

— Многие там, думаю, в принципе, уже догадываются. Такие люди, как Бондаренко, даже озвучивают подобные идеи. А этот человек имел определенный доступ в высшие эшелоны власти. И в принципе знает, о чем говорит.

Иначе воспринял идею о переориентации Украины заведующий отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа РАН Сергей Уткин:

— На мой взгляд, это какая-то демагогия. Потому что, когда мы употребляем саму метафору «разворот», говоря о внешней политике, это все в высшей степени условно.

Понятно, что если Турция — это крупное, успешное во многих отношениях государство с достаточно быстро развивающейся экономикой, — находится недалеко от Украины, то она не будет забывать об этом соседе. И будет стараться использовать те возможности, которые открываются просто в силу такого географического положения. В силу того, как выстроены экономические связи. Это — нормально.

Но Турция не приходит вместо ЕС. Мы все-таки должны учитывать, что ЕС тоже находится не «где-то там», а в непосредственной близости от Украины — можно сказать, через границу. Это огромное пространство на 500 млн. человек. И ставить вопрос так — либо ЕС, либо Турция — никаких оснований нет.

С Азербайджаном тоже можно говорить о взаимовыгодных проектах. Но опять же никакого замещения здесь не происходит.

В Евросоюзе серьезно занимаются вопросами евроинтеграции. Не делают секрета из того, что от вступления в ЕС Украина очень далека. Никто не говорит, что это произойдет, допустим, завтра или послезавтра. Вполне можно себе представить, что к моменту, когда Украина гипотетически приблизится к этому, и настроение у населения будет другое. Но это все не про нынешнюю политическую эпоху. Сейчас обсуждается только соглашение об ассоциации.

Отношений с другими странами это, в общем, не исключает. К тому же Турция, даже не осуществив свою мечту о членстве в ЕС, находится с ЕС в очень близких отношениях. Тем не менее, никакой новой перспективы внешнеполитической для Украины этот союз не открывает.

Светлана Гомзикова

Оригинал публикации

* Решением Верховного суда РФ от декабря 2014 года международная организация «Исламское государство» (ИГИЛ) признана террористической, ее деятельность на территории Российской Федерации запрещена.