Об этом заявила газете ВЗГЛЯД один из лидеров грузинской оппозиции Нино Бурджанадзе.

Тем временем в Грузии, по ее словам, растет число людей, призывающих к восстановлению отношений с Москвой.

По приглашению спикера Госдумы Сергея Нарышкина экс-председатель парламента, лидер оппозиционного «Демократического движения» Нино Бурджанадзе прибыла в Москву.

Отметим, что в последнее время в Грузии на удивление быстро растет популярность идеи сближения с Москвой и, наоборот, снижаются прозападные настроения. По итогам соцопросов, которые обнародовал журнал «Биржевой лидер», присоединение Грузии к Евразийскому союзу в августе прошлого года поддержали 20% опрошенных, а в апреле этого года их число уже составило 31%.

О том, какова была повестка ее бесед в Москве, Нино Бурджанадзе рассказала в интервью газете ВЗГЛЯД.

Грузинам нечего делать на этой войне

ВЗГЛЯД: Нино Анзоровна, через год в Грузии должны пройти парламентские выборы. Намерены ли вы использовать усиление пророссийских настроений, в частности, опереться на те 30% выступающих за членство Грузии в Евразийском союзе?

Нино Бурджанадзе: На самом деле речь идет о «прогрузински» настроенных людях, которые понимают, что нормализация наших отношений — это вопрос национального интереса. А определение «пророссийский электорат» не совсем правильно. Этот ярлык иногда используется в негативном контексте.

Все больше здравомыслящих людей понимает, что надо выстроить добрососедские отношения с Россией. Количество таких людей будет расти. Конечно, я буду опираться на настроения таких людей. Что касается присоединения к Евразийскому союзу, то сейчас говорить об этом рано.

ВЗГЛЯД: Министр обороны Грузии Тинатин Хидашели месяц назад пообещала к концу июня заключить контракт о поставках из Франции новейших систем ПРО и ПВО. Правда, с тех пор про контракт ничего не слышно. Ее предшественник Ираклий Аласаниа пояснял, что французские системы ПРО помогут «защититься от «Искандеров». Как бы вы оценили такую сделку?

Н. Б.: Насколько я знаю — думаю, что я достаточно хорошо проинформирована — ни о какой системе ПРО речи не идет. По данным французской стороны, с которыми я знакома, речь идет о военном сотрудничестве, что в принципе нормально для любых дружественных государств.

Самая лучшая защита — это не ПРО. Правильная политика по отношению к соседним государствам — вот лучший щит от любого нападения. Все разговоры о ПРО — это просто спекуляции, в которых так преуспели наши политики. Лучше бы они говорили о нормализации отношений, а не о противоракетных системах.

ВЗГЛЯД: Какие именно вопросы безопасности Грузии и «болезненные» темы вы обсудили в Москве?

Н. Б.: Есть очень много вопросов, по которым с Россией можно найти общий язык. Это угроза террора, угроза «Исламского государства». Здесь наши интересы абсолютно совпадают. Я хотела бы, чтобы Россия понимала, что беспокоит грузинский народ, что для нас жизненно важно. Это понимание даст возможность находить ключи для решения проблем.

ВЗГЛЯД: Касаетесь ли вы событий на Украине?

Н. Б.: Безусловно. Украина — очень серьезный вопрос. Тем более что бывшие грузинские чиновники, политические трупы, используют Украину для своего «оживления» из-за не очень дальновидной политики Тбилиси, из-за того, что они хорошо вписываются в «американский проект».

Ничего хорошего это Украине не принесет. Вспомните, что заявляет бывший президент, ныне одесский губернатор Саакашвили относительно Приднестровья, например. Это только подливает масла в огонь конфликта.

Грузинам нечего делать на этой войне

ВЗГЛЯД: А упоминается в ваших разговорах участие «грузинского легиона» в боях в Донбассе на стороне Киева?

Н. Б.: Да. Некоторые грузинские граждане уже погибли в этой войне, что очень печально. Меня, как и любого нормального человека, беспокоит то, что происходит на Украине. Война — не выход из ситуации. Киев совершил огромные ошибки, что уже стоит очень дорого украинскому народу. И, тем более, грузинам нечего делать на этой войне. Нужно не воевать, а постараться найти мирный выход.

ВЗГЛЯД: До сих пор позиции наших стран и по поводу «евроинтеграции», и вокруг Абхазии и Южной Осетии не претерпели никаких подвижек. Но может ли изменить тут ситуацию общий конфликт России и Запада? Возможны ли в ближайшее время «размены» между Тбилиси и Москвой?

Н. Б.: Я бы не стала использовать такие термины, как «размен» или «торг». Категорически отвергаю такой подход. Это недальновидно, да и просто невозможно, когда дело касается Абхазии и так называемой Южной Осетии. Это для нас самая болезненная тема. Люди, которые там проживают, — это моя плоть и кровь.

Я всегда буду стараться найти выход из ситуации. В первую очередь, надо говорить с абхазами и осетинами. Надо налаживать мосты доверия. Это не так уж легко. Россия может здесь сыграть очень позитивную роль.

Что касается отношений Москвы и Запада, то меня не радует такая напряженность. Было замечательно, когда царил «новый мировой порядок», была оттепель. Конфронтация никому не может принести пользу. Сейчас, может, какие-то государства и выигрывают от конфронтации, выигрывает их экономика.

Но в общей сложности проигрывают все, когда разговор идет на языке силы и санкций. Надеюсь, что отношения России и Запада вырулят на уровень сотрудничества, потому что и нам тогда будет легче решать проблемы, фон будет благоприятный.

В Грузии есть люди, которые считают: чем хуже России, тем лучше Грузии, и в России есть люди, которые, наоборот, считают: чем хуже Грузии, тем лучше России. Это недальновидно. Мы должны учитывать взаимные законные интересы, действовать во благо наших народов в долгосрочном плане.

ВЗГЛЯД: Вы могли бы назвать имена своих собеседников в Москве?

Н. Б.: Очень ценю возможность встретиться с господином Нарышкиным, это очень важно. Надеюсь, это не последняя наша встреча и наши добрые отношения сохранятся. Я встречалась с господином Косачевым, очень интересные звучали предложения. Встречалась с господами Слуцким и Мироновым. Важно, чтобы такое общение перешло на постоянную основу.

Остается только сожалеть, что руководство моей страны не воспользовалось возможностью вывести наши отношения на новый уровень. Никто из руководства не осмеливается приехать в Москву, встретиться на высшем уровне, обсудить проблемы, которые нас беспокоят, и поискать пути их решения.

Юрий Зайнашев

Оригинал публикации