— Елена, вы очень активно помогаете Донбассу как общественный деятель, а как публичный человек — часто выступаете в политических ток-шоу на российских каналах. Признайтесь, вас не преследуют, не угрожают, вы не боитесь столь смело озвучивать точку зрения, отличную от официальной украинской.

— Дело в том, что я давно веду дела в судах против политики действующей украинской власти на Донбассе. Мне приходится много времени проводить в судах. Сейчас, к примеру, занимаюсь делом вдовы, представительницы Красного Креста города Луганска, у которой на глазах убили ее мужа. Мужчина помогал своей жене по делам Красного Креста и случайно проходил мимо парка в Луганске 2 июня прошлого года. Это произошло неподалеку от Луганской обладминистрации. Из тех восьми кассетных бомб, сброшенных на Луганск, одна, не разорвавшаяся, угодила в него. Мужчина погиб на месте.

Моя подопечная осталась с детьми на руках, без средств к существованию. Спустя какое-то время обратилась ко мне и подала исковое заявление в суд на ВСУ. В первом иске, поданном в Административный суд Украины, ей отказали. Украинская сторона заявила, что сроки подачи иска истекли. По новым законам такой иск нужно подавать в течение полугода. Вспоминаю, что в тот день в суде было много чиновников, в том числе и военных представителей командования ВСУ. Перед зданием суда один из высших офицеров ВСУ стал кричать: « Бережная! Вы — террористка, сепаратистка. Вы не выйдите отсюда! Я сейчас же вызову СБУ и вы не дойдете домой», — угрожал мне военный чин.

Когда мы с моей подопечной зашли в здание суда, я тут же сказала, что мне только что в агрессивной манере угрожал представитель Министерства обороны Украины. Судьи на мое обращение никак не отреагировали, но я потребовала, чтобы угрозы были зафиксированы в протоколе, и мужчина, как только услыхал мои слова, сразу же замолчал.

— Вы таким образом своих оппонентов ставите на место? А как вам работается в подобных условиях, что удается сделать?

— Работать, не скрою, очень тяжело и небезопасно. Таких угроз в мой адрес было много, и они продолжают поступать довольно часто. Но мне удалось добиться в суде решения о неправомочности приостановки выплат пенсий и всех социальных пособий для людей, которые остались в зоне АТО. Правда, Кабмин во главе с Арсением Яценюком отказывается выполнять данное решение, как известно. Вот уже год люди находятся без средств к существованию: старики, дети, инвалиды, психические больные. К слову, в Луганске полностью разбомбили мою квартиру, офис, и это сделала наша «доблестная» украинская армия, регулярно убивающая мирное население на Донбассе.

Елена Бережная: Я ношу в своей сумке кусок снаряда, попавшего в мою квартиру

Среди моего имущества, от которого ничего не осталось, мне более всего жаль мою огромнейшую библиотеку, собранную еще моими дедушкой и бабушкой, родителями и мною на протяжении многих лет. Не поверите, но в своей сумке, как талисман, ношу снаряд, точнее, осколок снаряда, который попал в мою луганскую квартиру. Я и во всех судах об этом рассказываю во всеуслышание.

— А каким образом можно принудить Кабмин выполнять решение по деблокаде Донбасса?

— Мы, в свою очередь, возбудили уголовные дела против лиц, которые отказываются выполнять данное судебное решение. Такая норма в процессуальном кодексе есть. Правда, цинизм действующего правительства Украины поражает: Кабмин это судебное решение обжаловал и при этом ссылается на то, что денег для выплат пенсий и пособий у государства нет. А ведь Минские соглашения требуют от Украины снятия экономической блокады Донбасса, причем незамедлительно.

— В зоне АТО официально разрешены пытки, разрешено задержание людей до 30 суток и многое другое. Это чудовищный правовой беспредел!

— Все это мы уже написали в Совет Европы. В Европе ответили, что мы должны обращаться в Конституционный суд, что мы и делаем. Сегодня также планируем обращаться в Европейский суд по правам человека, потому как украинская сторона нарушает свои обязательства соблюдать Европейскую Конвенцию по правам человека.

— Елена, а каким вы видите будущее Донбасса? Очевидно, что настроения очень сложные, а многим «ястребам» очень хочется «добить» непокорный Донбасс.

— Настроения в Киеве, да и в Украине в целом, начали очень серьезно меняться. Я же хожу на рынки, в магазины, езжу общественным транспортом и вижу, что киевляне после Майдана изменились. Многие из них начали откровенно признавать, что тот правовой беспредел, который творится сегодня в Украине, произошел и совершается не без их участия. На днях я была свидетельницей, когда на Лукьяновском рынке волонтер стал просить у торговцев черешней и овощами денег для бойцов АТО. Вы не поверите, но люди его чуть не побили! А ведь буквально весь прошлый год киевляне охотно давали пожертвования на войну с Донбассом, собирали продуктовые корзины, пересылали деньги.

Что касается статуса региона, то я верю, что Донбасс останется, так или иначе, в составе Украины. Но это произойдет лишь при полной денацификации страны и, не исключаю, при смене действующей власти.

— А вам не кажется, что эта злость и неудовлетворенность киевлян связана с тем, что люди просто стали жить значительно хуже и беднее?

— Нет, не только поэтому. Людям нормальным, а их много, свойственно анализировать все-таки свои поступки. Я думаю, что народ не просто устал и обнищал, но и стал задумываться над тем, что «бессмысленные и беспощадные бунты» привели к неслыханной человеческой трагедии, которая до сих пор не закончилась. Они также поняли, что власть путем Майдана поменять не удалось, ну а жить стало еще хуже, это верно.

Елена Бережная: Я ношу в своей сумке кусок снаряда, попавшего в мою квартиру

— Ваш регион всегда ратовал за дружбу и прочные отношения Россией, а сейчас все соцопросы показывают, что отношения россиян и граждан Украины значительно ухудшились. Вы верите, что отношения между братскими народами наладятся?

— К сожалению, Минские соглашения сегодня игнорируются, при этом большинству граждан Юго-Востока успели внушить, что они находятся под властью террористов, преступников, да еще те страдают от «агрессии» России. Разрыв и разлом российско-украинских отношений создан во многом искусственно, и у большинства людей вызывает боль, поскольку наши корни — общие, как и культура и, история. А по сути, у нас — общая судьба. И эти базовые вещи нельзя выбить Майданом из генетической памяти людей. К счастью, украинский нацизм все еще не проник в толщу, в глубину украинского народа, не повредил его ментальность в корне. Если международные организации настойчиво и методично будут принуждать к соблюдению Минских договоренностей, то шансы помирить Донбасс с Украиной — высок, а, следовательно, мир в отношениях народов Украины и России наступит. Это вопрос времени. Хотелось бы, чтобы это произошло как можно скорее.

Беседовала Полина Орловская, собственный корреспондент «Украина.Ру»