С одним из наиболее цитируемых украинских экспертов мы беседуем на следующий день после принятия Верховной Радой скандального закона, которым Кабмину разрешается вводить мораторий на обслуживание части внешних долгов. Это решение тут вызвало очередную информационную волну о неизбежности украинского дефолта. С вопроса о потенциальном дефолте и начинается наша беседа.

- Андрей, если украинский дефолт, о котором так много говорят, случится, чем это чревато для Украины?

— Не открою тайны, если скажу, что в расчетах западных инвесторов давно заложен украинский дефолт. Теперь Украина не может как рыночный игрок занять у кого-то денег, кроме как у МВФ или правительств, дающих нам деньги по политических мотивам. Но выходить на частных кредиторов, торгующих облигациями, не имеет смысла. Они честно скажут, что мы банкроты и неплатежеспособны. Но здесь надо понимать, что если МВФ продолжит программу поддержки Украины, то ситуация останется на нынешнем уровне. Если же МВФ прекращает финансирование, то где взять дополнительные средства, когда у нас минус по торговому балансу, бюджету и так далее? Ясно, что придется печатать деньги. Я не знаю, ожидает ли нас столь радикальный сценарий, как в 2014 году, когда курс завалился втрое, а инфляция выросла до 60 процентов, но понятно, что мы будем идти по сценарию падения гривны и роста цен.

Нефтяная игла украинской гривны

- Бытует мнение, что дефолт оздоравливающе действует на экономику в перспективе, хотя и болезненно переносится вначале.

— Я согласен, но не в нашей ситуации. Мы ведь понимаем, что наш потенциальный дефолт — это сложное явление, поскольку напрямую связан с геополитикой.

- Рада разрешила Кабмину не платить по части украинских долгов. Это решение поможет правительству?

— Никакого юридического значения это решение не имеет, поскольку в соответствии с законодательством Кабмин и без того имеет право проводить любые операции с украинским долгом. Это у них, можно сказать, уставные нормы. Извините, разве Рада каждый раз ратифицирует решение по еврооблигационным займам? Разве парламент одобрял меморандум с МВФ? Парламент лишь ратифицирует законы, идущие во исполнение этих вещей.

- Зачем же тогда принимать никчемное юридическое решение?

— Полагаю, это был своего рода ультиматум западным инвесторам — смотрите, мол, не только злобные Яресько или Яценюк вам что-то выдвигают, но целый парламент. Этим решением, проведенным через парламент, правительство показывает инвесторам, что мы не столь злобные шакалы, а если и попьем кровь, то не всю. Если же вы будете иметь дело с такими, как Ляшко, то они потребуют от вас простить все. Это главный смысл, а юридически, повторюсь, это решение ничтожно. Хотя украинский парламент его очень поддерживает, поскольку является срезом общества, в котором зачастую бытует мнение, что всем восточноевропейским демократиям, начиная с поляков, списывали практически все.

- А как было на самом деле?

— На самом деле в 1991 году Польше списали треть долга. Все остальные решение по принципу «прощаю все» были в отношении стран так называемого четвертого мир, то есть тем, которые и так ничего бы не заплатили. Украина пока не подпадает под эти критерии. И Минфин, говоря о списании трети долга, понимает, о чем реально можно вести сегодня речь. Однако ситуация меняется, и в ближайшие два года Украина может оказаться не очень способной платить по своим долгам.

- А нельзя ли нам не только держателей украинских облигаций, но и МВФ попросить о списании хотя бы части долгов?

— Суть программы МВФ в кредитовании стран, которые являются платежеспособными. Страны, прекращающие финансирование своих обязательств, фактически перестают быть клиентами МВФ, который нуждается в макроэкономической стабильности и возврате территориями своих долгов.

Нефтяная игла украинской гривны

- Наблюдая за курсовыми колебаниями на Украине, обратил внимание, что взлет и падение гривны очень часто происходили в унисон с рублем. Это совпадение или же наши валюты действительно взаимосвязаны?

— Связь ослабела, конечно, но все же остается достаточно сильной. Когда растет цена на нефть и укрепляются экономики России, Казахстана, то у них повышается спрос на транзит этой нефти и ее переработку. А это — производство насосов, железнодорожных шпал, колес и многого другого. В силу кооперационных связей Украина в эти периоды получала больше заказов на такого рода продукцию. Заметьте, что наш экспорт рос тогда, когда были высокие цены на нефть. Понятно, что сюда можно отнести и руду, и смежные товары. Сейчас эта связь стала слабее. Но я напомню, что у нас с Россией товарооборот хотя и резко сократился, но пока еще даже вдвое не упал.

- То есть Украине не стоит уповать на падение цен на нефть как решение украинских проблем за счет создания проблем России?

— Ни в коем случае. Вместе с рекордным падением за последние пять лет цены на нефть рекордно упала цена пшеницы и руды, что уж никак не является позитивом для Украины.