— Верховная Рада Украины приняла закон о запрете коммунистической символики и коммунистической идеологии. В начале нашего интервью прошу просто прокомментировать этот факт.

— На самом деле, новые киевские власти, мягко говоря, не оригинальны. У них в истории было много предшественников, и большинство из них уже в могиле, а многие просто плохо кончили. Я на месте украинских «хунтистов» крепко задумалась бы над этим.

«Компартия Украины превратилась в левое крыло «Партии регионов»

Коммунистические партии и коммунистическую идеологию запрещали не только Гитлер и Муссолини, но и многие другие диктаторы XX века — латиноамериканские диктаторы, от Пиночета до Стресснера, ближневосточные сатрапы, иранские аятоллы. Практически нигде дело не ограничивалось юридическим запретом, — в Индонезии при Сухарто за год вырезали практически всех коммунистов, полмиллиона человек! В Гаити до сих пор под запретом любое упоминание о коммунизме и коммунистах. Поздравляю Порошенко с Яценюком, стремительно превращающих Украину в Гаити — вся страна наводнена тонтон-макутами (агентам-плачами — ред.), а теперь ещё и коммунистов запретили. Однако запретить идеологию нельзя. В любом случае, коммунистическая идея будет жить, а Коммунистическая партия не только оправится от удара, но и приобретет совершенно иной, новый облик.

Может, не совсем корректно так говорить, но есть свои плюсы в том, что украинская компартия временно перейдет на нелегальное положение. Я думаю, что это будет как раз большой проверкой на прочность. Хотя, раз дело идет к запрету структур партии, то это должно стать предметом внимания международных институтов, европейских организаций, которые кичатся своими «демократическими принципами», но при этом всячески поддерживали фашистский переворот в Киеве. Они науськивали националистов и поощряли беззаконие вопреки всем своим принципам и декларациям…

В Европе, к сожалению, это уже не исключение. Можно далеко не ходить и не вспоминать Гитлера, — можно вспомнить, что коммунистическая символика запрещена в странах Прибалтики и, кстати, в той же Венгрии, с которой Россия сейчас пытается выстроить комплиментарные отношения. Это, кстати, повод для глубоких размышлений… Запрет на коммунистическую символику, который появился после падения социалистической системы, до сих пор не снят. Аналогичная ситуация во многих странах Востока. В той же Турции, — вроде бы, наиболее европейской из всех восточных стран,. — Турецкая коммунистическая партия была запрещена, а для легализации деятельности ей пришлось пройти через самороспуск и сменить название. На этих условиях ее допустили к парламентским выборам и вообще к общественной жизни.

«Компартия Украины превратилась в левое крыло «Партии регионов»

Так что нельзя сказать, что киевские власти сделали что-то беспрецедентное, но утешением это быть не может, действия хунты откровенно пугают. Первое, что делает любое государство, идущее семимильными шагами по пути фашизации, — запрещает коммунистическую идеологию. Это просто такой маркер. Противно смотреть на псевдолевачков украинского и российского разлива, притворно хлопающих коровьими ресницами: «Где вы видели фашистов на Украине?….»

И когда наши оппоненты нам говорят, мол, ну, какой там, на Украине, фашизм, если «Свобода» не дотянула до проходного барьера, это всего лишь грубое лукавство. Правящие партии на Украине имеют все признаки фашистских партий — что Блок Петра Порошенко во главе с кондитером-убийцей, что Народный фронт Яценюка. Так что квазифашистские, профашистские и фашиствующие партии составляют в Верховной Раде Украины процентов восемьдесят — все, кроме Оппозиционного блока и еще нескольких независимых депутатов, находятся в тех партиях, которые прямо или косвенно поддерживают фашистские проявления.

-Зачем все-таки украинским властям было именно сейчас запрещать все это, если Компартия Украины, давайте говорить честно, не является никаким боевым авангардом украинского пролетариата, пик ее популярности пришел на 90-е годы, да и вообще коммунистическая идеология мало популярна на Украине?

— Украинское правительство тоже не монолитно. В нем есть либерально-европейское крыло, которые хотят соблюдать декоративные приличия, — картинка для Запада, — а есть право-националистическое, с уклоном в «наци-украинство», в фашизацию страны. Понятно, что они соперничают друг с другом с переменным успехом, и судьба Компартии Украины зависит, в том числе и от этих раскладов.

Мы помним, что после февральского переворота в Верховной Раде были очень громкие заявления. Турчинов пообещал, что добьется запрета Компартии, что дело не ограничится только роспуском фракции и удалением коммунистов из парламента. Потом вроде как эта тема попритихла — на носу были выборы, нужно было «соблюсти лицо» перед Западом. Компартию даже допустили к выборам в Раду. Это было весьма умный ход политтехнологов Порошенко, потому что если бы Компартию не допустили к выборам под тем или иным предлогом, а они могли ее не допустить, то это был бы лишний повод для западного сообщества усомниться в «истинном характере украинской демократии». Хунта провела блестящую операцию против Компартии, а Петя Симоненко, как полный идиот, на нее повелся. В данном случае даже не хочу смягчать формулировки, потому что поведение Симоненко в те дни не поддается никакому рациональному осмыслению.

«Компартия Украины превратилась в левое крыло «Партии регионов»

Во-первых, после 21 февраля 2014 года стало совершенно понятно, какой политический облик приобрела Верховная Рада, и что вообще произошло с украинским государством. Мне кажется, что тогда надо было из Рады немедленно уходить и не легитимизировать своим присутствием и своими мандатами происходящее. Понятно, что никакого смысла для КПУ оставаться в Раде не было. Естественно, она тут же стала там мальчиком для битья и тряпочкой для плевков, повлиять она ни на что не могла, а фашиствующая кодла вытирала об нее ноги. Чего Симоненко выжидал, чего выгадывал, за что пытался ухватиться? Надеялся, что авось пронесёт?.. На местах шли погромы партийных комитетов, и никакое наличие фракции КПУ в Раде остановить их не могло. Самые печальные, самые трагически события разворачивались не в Киеве, в залах Верховной Рады, а именно в областях. Волынский обком постоянно громили, избивали и похищали его руководителей, в частности, Александра Кононовича. Ровенский обком сожгли, многих коммунистов просто истребили физически. Погром партии продолжался, а руководство КПУ сидело в Киеве и пыталось то ли договориться, то ли спасти какой-то кусок имущества, то ли еще что-то. В общем, занималось совсем не тем, чем должно было бы заниматься руководство боевой Компартии.

Понятно, что наш долг — выразить солидарность с коммунистами Украины, весь мир им сопереживает, но тем не менее невозможно не признать, что в том, что произошло, есть большая доля вины прогнившего руководства КПУ. Партия Симоненко де-факто вошла в коалицию с партией власти еще при Януковиче и, можно сказать, слилась с правящим классом, превратившись в левый фланг Партии регионов. Этого уже никто не скрывал. Негласный, имплицитный союз коммунистов с регионалами существовал, и если бы Петр Николаевич смог бы дальше своего носа заглянуть, то он бы догадался, что в критический момент крупные регионалы переведут свои капиталы за границу и уедут, средние тоже как-нибудь перекантуются, а всю тяжесть реакции будут на своих плечах нести коммунисты, особенно рядовые.

И не стоит забывать, что на оккупированных ВСУ территориях ДНР и ЛНР, в том же Славянске, когда оттуда ушли ополченцы, и пришла укроармия, первыми, на кого обрушились репрессии, были коммунисты. Секретарь Славянского горкома партии просто похищен и увезен. По информации СБУ, он якобы арестован, но, вообще-то, его никто больше живым не видел. Непонятно, жив он или нет. Многие коммунисты убиты, много пропавших без вести.

Руководство Компартии оказалось абсолютно неготово к этой ситуации. Помню очень острый момент, когда уже не просто валили памятники Ленину, а начались убийства и погромы, когда в Мариинском парке ломали пытали Ростислава Василько, секретаря Львовского горкома, ломали ему пальцы и ребра, шла эскалация насилия, а Симоненко с философским выражением лица рассуждал о том, что главное — не потерять партию. Главная задача — спасти ее легальное юридическое лицо и имущество. Наверное, это немножко не то, чем должны бы заниматься коммунисты в условиях разгула реакции.

-Поэтому, может быть, Петру Николаевичу стоило бы уйти из руководства? Все-таки уже больше 20 лет руководит Компартией?

— Ему давно пора уйти, причем очень обидно, что так получилось на Украине с Компартией. В девяностые КПУ была сильней и мощней, чем КПРФ в России. Симоненко на равных соперничал с Кучмой на выборах, получил более чем убедительный процент голосов. И в Верховной Раде была большая фракция. Коммунисты получали много голосов на выборах по всей Украине. Понятно, что на Востоке заметно больше, а на Западе гораздо меньше.

«Компартия Украины превратилась в левое крыло «Партии регионов»

И в том, почему произошла такая стремительная деградация Компартии, большая загадка для меня. Когда наступил критический момент, в Киеве КПУ сложилась, как карточный домик, именно по вине своего руководства. Нельзя сказать, что она вообще растворилась в воздухе — на местах борьбу ведут. Тот же самый Кононович на Волыни, тот же Царьков в Одессе, Александровская в Харькове…. Они активно сражаются, но потеряли всю мощь своих административных возможностей, подрастеряли и членскую базу, кто-то разочаровался, кто просто ушел из-за несогласия с политикой Симоненко. Партия пребывает в плачевном состоянии.

С одной стороны я, конечно, мы им сопереживаем — и будем всячески поддерживать их борьбу с «хунтой», а с другой стороны, мне кажется, что в условиях запрета есть шанс, что Компартия Украины приобретет боевой, революционный характер, возродится заново.