В апреле 2000 года на Украине прошел референдум, инициированный тогдашним президентом Леонидом Кучмой. Тогда на голосование было вынесено четыре вопроса: об условиях роспуска парламента президентом (такая норма появилась в украинской Конституции в 2004 году во время первого Майдана); об ограничении депутатской неприкосновенности; об уменьшении количества депутатов Верховной Рады с 450 до 300; о формировании второй палаты парламента, в которой бы заседали представители регионов.

Большинство украинских граждан тогда поддержали Кучму и на все вопросы ответили положительно. Однако тогдашняя украинская оппозиция, прежде всего, в лице тогдашней Социалистической партии была против, видя в этом референдуме опасность авториторизма.

Хотя Кучма и выиграл, но он не смог имплементировать результаты референдума из-за разгоревшегося дела Гонгадзе (Кучма был обвинен оппозицией в его убийстве), и его итоги так и не стали законом.

В связи 15-летием проведения кучмовского референдума мы решили поговорить о нем с тогдашним лидером социалистов.

Александр Мороз: Референдум, инициированный Кучмой 15 лет назад – фикция

— Александр Александрович, 16 апреля исполняется 15 лет со дня референдума, инициированного Кучмой. Вы и социалисты были категорически против его проведения. Почему? Что вас в нем не устраивало?

— Не думал, что референдум 20.04.2000 года займет место среди событий, годовщины которых стоит отмечать. Хотя как сказать… Может и стоит не забывать свидетельства админресурса, попыток установить диктаторский режим правления, к чему стремились практически все президенты независимой Украины.

В этой связи напомним и о скором двадцатилетии еще одного референдума Кучмы, объявленного на начало сентября 1996 года вопреки подписанным им же условиям Конституционного договора. Была предпринята попытка сорвать принятие Конституции парламентом, протащить реакционные нормы, установить монаршее правление. Вариант 2000-го года мало чем изменился за четыре года, но ещё более ориентировался на укрепление единовластия. Естественно, поддерживать такой бред социалисты не могли.

Кроме того, организация процедуры референдума была показательной. Для сбора подписей граждан на его поддержку, например, в Житомирской области потрачено 7 секунд на каждую подпись. Представьте себе, человек должен найти паспорт, выслушать предложение инициатора, получить ответы на спорные вопросы, подписаться… Как это сделать за 7 секунд могли бы объяснить в тогдашней администрации президента руководители областных и районных администраций, начальники паспортных и налоговых служб и других ведомств, обладающие данными о согражданах.

Не удивительно, что в Закарпатской, например, области за вариант Л. Кучмы проголосовало более 100% граждан (в то время около 30% взрослого населения уже трудилось за рубежом). Как всегда для получения поддержки граждан им вбрасывается гнилая идея авторитаризма, а чтобы её дурной запах не отпугивал думающих людей, идея заворачивается в блестящую обёртку: сокращение количества депутатов, лишение их иммунитета и т. п.

В условиях нищеты и бесправия это срабатывает. Те, кто выступают с такими инициативами, «забывают», что иммунитетом пользуются все депутаты во всём мире (в бывшем СССР также), что численность парламента соответствует соотношению с количеством населения и практике всех соседних стран. Постоянное шельмование парламента (каким бы он ни был) не приносит малейшей пользы обществу и государству. Этим увлекались Кучма и его окружение, не учитывая, что парламент — отражение народа.

Даже если формирование Рады делается с нарушениями избирательного права, всё равно за депутатом надо видеть его избирателя. Его-то унижать нельзя никому, даже «первому». Истинность этого суждения не требует доказательств, а с расстояния времени это тем более очевидно. Посмотрите нынешние материалы TV, что они говорят о тех, кто несколько лет назад пытался демонстрировать собой образец патриотизма и морали. Пословица «Неча пенять на зеркало…» храниться в народной памяти. Если руководители считают себя выходцами из народа, то и эту пословицу обязаны помнить.

— Среди вопросов, вынесенных тогда, был и вопрос о сокращении количества депутатов. Сейчас примерно с таким же предложением выступил спикер Рады Гройсман. А вы теперь как этому относитесь?

— Все надо взвесить. Много слышим спекуляций по поводу содержания парламента и пр. На днях я вернулся из Вильнюса, там были торжества по поводу 25-летия независимости Литвы. Есть, скажу, что отмечать. Есть и проблемы.

Но я о другом, их парламент из 141 депутата. Населения — около 3 млн. чел. Даже если сокращение численности произойдет (они намерены это сделать), то на одного депутата будет около 30 тыс. человек населения, у нас и сегодня в три раза больше. С другой стороны, в 90-м году в Украине население составляло 52 млн человек. Сегодня миллионов на десять меньше (переписи давно не было). Сокращение около 20%.

Александр Мороз: Референдум, инициированный Кучмой 15 лет назад – фикция

Может, Гройсман это учитывал, надо анализировать использованные им аргументы, может он и прав. В целом это не ключевая проблема. Главное — система власти. Её надо менять. Но это тема для другого разговора.

— Был вынесен и вопрос и о второй палате парламента. Если бы власти решились на проведение федерализации Украины, то всенепременно такая бы палата появилась. Как вы относитесь к федерализации и появлению второй палаты?

— Кучма провозглашал «свою» идею, думаю, не очень в ней разбираясь. Предназначалась она, прежде всего для того, чтобы в случае её реализации поставить парламент «к ноге». Другое его мало занимало, в т. ч. угроза потери целостности государства.

В чём угроза состоит, видно на примере Крыма. Дальше распространяться о модели парламентаризма нет необходимости. Не в ней проблема. Проблема в сохранении «административной вертикали» и в почти полном бесправии органов самоуправления. Этим надо заняться, если мы на самом деле намерены выполнять политическую часть соглашения с ЕС, если хотим покончить с коррупцией и другими язвами в общественной жизни.

Лет 15 назад я «вывел» формулу: «рыночные отношения + администрирование = коррупция», аббревиатурой это выражается страшным словом РАК. Эта болезнь убивает нынешнюю Украину, диагноз очевиден для всех. Дальше запускать болезнь смерти подобно.

— Легко ли вы тогда нашли общий язык с национал-демократами в вопросе неприятия референдума?

— Честно говоря, я не анализировал состав голосующих за итоги референдума («брехерендума» — так назвали его черкасчане). За поддержку его «результатов» голосовало чуть больше 170 депутатов. «Верных» Президенту и неразобравшихся. Те, кто думал об Украине, «за» не голосовали. Были среди них и национал-демократы. Важно, что авантюра не прошла.

— Почему вас тогда не поддержали коммунисты?

— Они только что подыграли Л. Кучме на президентских выборах. Записи майора Мельниченко приводят интересные разговоры (приблизительно) такого содержания: — Л.К.: — Мы ведь не работали против Марчука, Витренко, Симоненко. Работали только против Мороза… И другой фрагмент из разговора Президента с лидером коммунистов после избирательной кампании: — Леонид Данилович, мы же сделали всё, как договорились. Ну как в таких условиях фракция коммунистов могла голосовать против воли начальника? В целом же референдума 2000 года не было. Была фикция.

Беседовал Александр Чаленко