Польский путешественник Ромуальд Коперски, открывший в Калининграде свою знаменитую фотовыставку «О России с любовью: Сибирь глазами поляка», дал интервью информационно-аналитическому порталу «НьюсБалт».

«Это Америка запретила Польше проводить Год русской культуры»

— Какая реакция польских зрителей на выставку? Отличается ли она как-то реакции российских почитателей фотоискусства?

— Не отличается. Моей выставке уже десять лет, и она была в крупных городах Польши. Эта выставка очень интересна людям.

— Что больше всего поражает польского зрителя?

— Поражают больше всего люди, которые хороши сердцем, которые живут в тяжёлых для нас условиях. К примеру, чукчи. У них нет печки, температура минус 50 градусов, но они считают, что у них всё есть.

«Это Америка запретила Польше проводить Год русской культуры»

— Могут ли подобные культурные мероприятия сделать шаг в сторону того, чтобы наши народы стали чуточку ближе в сегодняшних условиях сложной политической ситуации?

— Мы и так близки. Как поляки пьют водку? Они пьют водку и поют русские песни. Я спрашиваю: «Ребята, у вас нет польских песен?» Они поют «Калинка-малинка», «Волга-Волга». Сами граждане Калининграда ездят в Польшу, и никто им ничего плохого там не скажет. То же самое про меня. Я двадцать лет в России, и никогда никто мне не сказал, что, мол, я — поляк…

Между людьми проблем нет. Сейчас польская сторона отказалась проводить Год русской культуры в Польше. Но на самом деле это Америка отказала, а не Польша. США сказали: «Не делайте это!». Конечно, каждый умный человек понимает, что это не Польша.

Но мы, артисты, проведём год польской культуры в России. Российская власть нам не отказала и пригласила нас. Я от своего фонда написал письмо Владимиру Владимировичу Путину, что мы — артисты из Польши — очень рады, что власть в России поддерживает проведение года польской культуры в России. И мы получили ответ от администрации президента, что они нас поддерживают и наша просьба передана в Министерство культуры. С российской стороны никаких препятствий нет.

— Как вы относитесь к нынешним взаимоотношениям России и Польши, учитывая текущую политическую ситуацию в мире?

— Самое плохое уже позади, самое плохое уже прошло. Сейчас у нас в Польше поменялась власть, Премьер министр ушёл в Европу, пришли новые министры, они понимают, что плохо сделано. Нормальные люди ничего плохого не думают, это всё власть, журналисты. Всё будет по-доброму.

«Это Америка запретила Польше проводить Год русской культуры»

— А что вас подвигло посетить такие обширные территории в восточной части России?

— Я даже не знаю. Я в первый раз посетил Россию во время своего отпуска. Мне было интересно. Все говорят про Сибирь, но никто там не был. Я посмотрел на природу, удивился людям, которых на Западе нет. Сейчас я это знаю. Там, где людям тяжело жить, там люди хорошие. Там же где, всё есть, там люди плохие.

— Значит ли это, что вы познали некую мистическую русскую душу?

— Можно сказать, что да. Это большая душа. Эта душа неизвестна здесь, на Западе. На Западе люди думают, что если у них есть деньги, значит, у них есть всё. На самом деле у них ничего нет. Чем дальше люди живут на Востоке, тем они лучше.

— Во время своих поездок вы уделяли особое внимание полякам, проживающим в Сибири. Как вы считаете, сохранилась ли у них польская идентичность, или же они ассимилировались и стали русскими? Или, быть может, появилась особая общность «сибирские поляки»?

— Можно сказать, что это сибирские поляки. Они сами добровольно уезжали в Сибирь примерно сто лет назад. Они строили деревни, жили в них. Они сохранили польские традиции: встречают Новый год… Они находятся между, посередине. Жизнь у них хорошая. Они живут в Бурятии, в Сибири. Вообще в Сибири живёт сто народов, и все живут вместе, и всё нормально.

Беседовал Михаил Кришталь