Задержали меня в Луганске 13 марта. Но фактически это было похищение. Причём при задержании они нарушили все статьи, какие только было возможно — очень жёстко, с применением силы шесть человек скрутили, надели мешок на голову, затолкали в микроавтобус…

Меня отвезли в Киев, и три месяца я провёл в центральном изоляторе временного содержания СБУ, в Аскольдовом переулке, 4. Сначала 48 дней в одиночной камере. Ну, кроме того, подсаживали человека… И потом ещё один месяц — в киевском Лукьяновском СИЗО, меня посадили к уголовникам.

Я вам скажу, что изолятор СБУ функционирует вообще незаконно — об этом заявляла даже уполномоченный по правам человека Украины Нина Карпачева. Ведь еще в 2003 году он был закрыт после того, как Верховная Рада приняла закон, по которому СБУ лишалась права иметь свои следственные изоляторы. И они все были расформированы, в том числе и этот, центральный, в Аскольдовом переулке в Киеве. Тем не менее, я там сидел.

Пыток не было, но прессовали очень сильно, давили морально, пытались сломать, свиданий никаких не давали… Высосанные из пальца обвинения, постоянные допросы. Вам достаточно всего лишь взглянуть на моё дело, чтобы понять, как в Киеве фабрикуются такие обвинения, как моё. Следствие ведётся, как бог на душу положит, экспертиза — сплошная фикция: что «эксперту» в голову взбрело, то и принимается за чистую монету.

«Изолятор СБУ в Киеве, в котором меня держали, существует незаконно»

Процесса как такового не было. А из доказательной базы у них было одно моё интервью. Фактически, как следует из моего дела, меня на пять лет осудили только за одну фразу: «Мы будем вынуждены обратиться к нашей старшей сестре за помощью в отстаивании наших конституционных прав». На основании этих слов они заключили, что я призываю к помощи России, чтобы свергнуть существующий строй.

Мне дали «три на пять» — пять лет условно с отсрочкой на три года. Три года испытательного срока в случае, если не будут нарушены условия — невъезд в зону АТО, невыезд за границу… Но я на третий же день все условия нарушил — и в зону АТО въехал, и в Россию. Сейчас в Москве собираем гуманитарный груз, завтра едем в Луганск — там нужна наша помощь.