Матери погибших ополченцев рассказали о своих павших сыновьях.

Дмитрий Быстряков, 1987 года, из Молодогвардейска, записался в ополчение в начале июня. Ушёл в Луганск. 18 августа сообщили, что он погиб.

«Добрый, отзывчивый, его весь город знает. С ним по городу спокойно пройти было нельзя — все с ним здоровались, все общались. Друзья, товарищи.. Общительный, работал.. И на шахте работал…», — все еще не верит в эту смерть его мать, Татьяна Владимировна Быстрякова.

Дмитрию Ковыршину было всего 29 лет, рассказывает ещё одна мать, Анна Юрьевна Душинская. Он трижды просился в ополчение и добился, чтобы его приняли, говорил: «Мама, если не я, то кто же?». Служил в батальоне «Заря» санитаром — оружия на него не хватило. Друзья подарили ему бронежилет, но он отдал его разведчикам.

17 августа Дмитрий погиб под посёлком Металлист, убит снайпером. Его убили первым — как позже рассказали, украинские снайперы стреляли, прежде всего, по санитарам и командирам.

«Украинские военные убили моего мальчика, который защищал свою землю. Мне больно, я плачу. Но я горжусь своим сыном». Всем помогал, был очень добрый. Работал на формовке, не был женат.

Я не хочу этой войны. Пусть эти все… почему я сюда пришла.. Если кто увидит… чтобы все мамы в Западной Украине — и  в Киеве, в Ивано-Франковске, в Хмельницке, во Львове, в Чернигове забирали своих детей. Они сюда идут не защищать свою родину — это мы защищаем от них, они сюда идут как оккупанты.

Если я горжусь своим сыном, то им нечем будет гордиться. Какая же гордость — бомбить города, убивать женщин, детей, рабочих, наших сыновей, наших мужей…», — сдерживая слезы, говорит Анна Юрьевна.

«Наши же отпускают их. Вон их столько было, что с одного батальона отпустили, с другого, разоружили и отпустили — просто отпустили — уходите ребята, уезжайте, не будьте здесь больше. Мы вам не враги, это наша земля.

Мы имеем право жить на своей земле так, как хотим. Зачем они возвращаются сюда ещё? Не надо! Они убивают наших, наши убивают их. Нам нечего делить. Выигрывают.. я не знаю, кто выигрывает от этого… Ни мы, ни они не выигрывают — нормальные, обычные люди», — призывает мать погибшего ополченца.