С Натальей и её младшей дочерью Дарьей журналисты «ЭкспертONLINE» встретились на железнодорожном вокзале Киева. Во взгляде красивой, некогда счастливой женщины — глубокая боль. На тетрадном листке она написала письмо Марине Порошенко и, сидя в зале ожидания, погрузилась в болезненные воспоминания двухнедельной давности.

«Всю ночь после похорон я спала на их могиле»

«В тот трагический день, 27 июля, я находилась дома. Наши чемоданы давно стояли на пороге, но уже который день мы никак не могли выехать из Горловки. Куда ни позвоним, в пансионаты или другие места, везде с маленьким ребёнком не принимали. А последние два дня и поезда не ходили. Я уже готова была бежать из дома на дорогу, ловить какую-то машину и договариваться, чтобы нас увезли из города хоть куда-нибудь.

Но вдруг мне позвонил человек, который вывозил из Горловки людей и сказал, что заберёт нас утром следующего дня. Наша квартира на восьмом этаже дома в центре города, большая и просторная. Я подошла к открытому окну, из которого, как на ладони, виден сквер, и сразу позвонила дочери Кристине, чтобы поделиться новостью. Она в это время гуляла на улице с моей внучкой Кирочкой.

 

«Кристюша! — кричу я ей в телефон, — Все, завтра в 9 утра мы выезжаем! Сначала в Святогорск, а оттуда в Харьков, Днепропетровск или в Одесскую область». Она же мне в трубку от радости: «Ура! — кричит, — Кирюша, мы завтра уезжаем!».

«Кто отдал приказ убивать моих детей?»

Я её спросила: «Кристина, а вы где?» «В сквере», — ответила она. «Оставайтесь на месте, — говорю, и как только я произнесла эти слова, сквер начали бомбить «Градом».

Это был первый обстрел города из тяжёлых орудий. Взрыв за взрывом, огонь и дым… «У меня мир перед глазами поплыл. Я выбежала на улицу с криками «Кира! Кристина! Кира! Кристина!». Пока добежала, в сквере уже было тихо. Детей своих не нашла. Падая через воронки от снарядов, я разбирала траву руками, искала игрушки, но, не обнаружив их, подумала, что все в порядке», — рассказывает Наталья.

По словам женщины, она рассчитывала на то, что её дочь и внучка находятся в бомбоубежище, куда она и побежала. «Бегая там в темноте, я трогала голову каждого человека, трясла людей за руки, щупала их. Искала своих детей и кричала в темноте «Кира! Кристина!», но никто не откликался», — вспоминает горловчанка.

Через пару часов, когда залпы поутихли, она обошла и детскую, и взрослую поликлиники города. Однако Кристину и Киру она нашла в морге… Их фотография — убитых мамы и дочери, стала, пожалуй, самым знаменитым свидетельством человеческой катастрофы на Донбассе.

«А потом снова пальба и бомбоубежище, из которого всю ночь никого не выпускали. Утром я снова пошла в морг. Но мне не дали их забрать домой. «Зачем, чтоб ваших детей два раза разбомбили?», — сказали мне медики. Оттуда моих девочек отвезли сразу на кладбище», — плачет Наталья.

29 июля Кристину и Киру похоронили. «Меня все время торопили, боялись, что снова бомбить будут, — рассказывает Наталья. — А дальше — всё! Дальше жизнь остановилась, и больше нет ничего. Всё — пустота. Всю ночь после похорон я спала на их могиле. Ведь какая уже разница, всё равно везде бомбят!».

«Зачем такая держава, если ей не нужны её граждане?»

В Киев Наталья приехала 1 августа, чтобы найти виновных в убийстве её девочек, говорит она. «Первым делом я отправилась к Администрации президента, под которой стояли матери солдат, которые требовали не отправлять их сыновей на фронт. Я принесла фотографии своих девочек. Я хотела пообщаться с матерями, хотела сказать, что у нас на Донбассе такие же матери. Но меня не пустила охрана», — продолжает свой рассказ женщина.

«Кто отдал приказ убивать моих детей?»

По её мнению, некоторые украинцы считают, что жители Донбасса имеют противоположную, отличную от их, точку зрения. «Но никто не знает, что эти люди так же, как и они, просто хотят мира. Я приехала в Киев, чтобы выяснить, кто тогда вёл обстрел по Горловке», — говорит Наталья.

Женщина написала заявление в МВД по факту убийства Кристины и Киры, а также по факту распространения фотографий с места трагедии. Заявление в СБУ гибель Кристины и Киры сформулировали иначе — «по факту террористического акта» — так ей посоветовали киевские юристы.

Также, по словам Натальи, для неё очень важно, чтобы было обнародовано её письмо, адресованное Марине Порошенко. «Кто отдал приказ убивать моих детей?» — спрашивает Наталья супругу украинского президента в своем письме.

Оригинал статьи