Вы, наверное, не поверите, как не поверила я — но оказалось, что движение матерей за мир в Украине существует. Так что, в продолжение предыдущей темы про мобилизацию и отношение к ней украинок — вот что я вам расскажу.

Мы с Викторией Шиловой зашли по делу в одно из киевских учреждений, разговаривали. И она критиковала войну в принципе, высказывала переживания о том, что славяне на юго-востоке уничтожают друг друга. И что матерей нужно объединять, а войну прекращать. Кстати, женщин, чьи родные мужчины воюют по обе стороны конфликта, она называет мамочками.

Продолжая разговаривать со мной, Виктория начала раздавать брошюры против войны, когда возле нас задерживались люди, чтобы прислушаться к беседе.

«Вы заметили, — сказала мне чуть позже Виктория, — что возле нас было 12 человек. И только одна женщина повела себя агрессивно, предложив не обсуждать тему АТО в общественном месте. Остальные слушали и некоторые взяли брошюры. У нас адекватные люди и они не хотят войны».

Виктория Шилова как политик вообще меня мало интересует сегодня. Не потому, что она не интересна мне как человек. Человек она достаточно интересный и харизматичный. Я имею в виду, что меня не интересуют ее политическая карьера, религиозные взгляды и всякий компромат с прошлыми и будущими выборными компаниями. Сегодня меня, как женщину и гражданина Украины, волнует братоубийственная война, которую просто необходимо остановить.

И когда я встречаю людей с таким запалом и количеством энергии, направленной на миротворчество — просто не могу не узнать, как у них это получается. А у нее получается. Даже если это поначалу, просто раздача брошюр, объясняющих, что война в нашей стране развязана искусственно.

Цена прощения

Виктория Шилова — лидер общественного движения «Антивойна» и депутат Днепропетровского Облсовета двух последних созывов. Главные принципы этого движения — не политические разборки, а основное и простое требование — остановить войну и вернуть в Украину мир:

«Мы призываем все политические силы, абсолютно все, кому дороги Украина и украинцы, присоединиться к нашему движению и остановить войну».

Виктория Шилова. Да, именно войну. И самое важное, что надо было сделать — это признать на международном уровне, или на уровне общественности, что у нас на Украине не АТО. Мы обратились в Общество Красного Креста Украины по улице Пушкинская, 30. Это в самом центре Киева. Напомню, движение «Антивойна» официально заявляет, что в Украине война — настоящая, кровавая, с тысячами убитых и десятками тысяч раненых.

Ужаснейшая, непостижимая цифра — погибло более пятидесяти детей… И вот, в отношении листовок и брошюр: как всегда, мы взяли плакаты, антивоенную литературу, фотографии жертв войны. Во время акции раздавали наши брошюры прохожим. И знаете, я почувствовала, что мы одержали первую маленькую, но победу.

Мимо нас прошли более трехсот людей. Почти все они брали брошюру «Антивойна». Только два человека, мужчины 25-30 лет, повели себя крайне агрессивно. Один из них пожелал смерти русским (чудовищная человеконенавистническая позиция — деление людей по национальностям). Но, правда, должна сказать, что проходящая мимо бабушка его пристыдила. А второй, ничего не говоря, ударил по брошюре рукой, пытаясь ее выбить.

Остальные люди были миролюбивы, читали, рассматривали плакаты и были шокированы увиденным.

«ЗАВТРА»: Какой оказалась позиция Красного Креста в Украине?

Виктория Шилова: В этот же день мы провели переговоры внутри здания с представителями Красного Креста, которые полностью поддерживают нашу антивоенную позицию и считают, что в Украине идет война. Они подают свое мнение и резолюцию в ООН. А это меняет все правовые и юридические трактовки происходящего и характеристики воюющих сторон.

Безусловно — это не на руку тем, кто разжигает войну и на ней же наживается. Нам удалось пообщаться также с представителями международной миссии, которая недавно вернулась из Донецка. Швейцарцы выслушали нас, взяли брошюры. Обменялись телефонами. Мы общаемся с ними по поводу совместной деятельности на Донбассе.

«ЗАВТРА»: Что означает, если международная организация признала, что в стране именно война, какие нормы начинают действовать?

Виктория Шилова: По сути это большая отдельная тема о Международных Женевских конвенциях, которые ратифицировала Украина в 1990 году. Они устанавливают ряд правил ведения войны, которые сейчас украинские власти нарушают как информационно, так и по факту ведения боевых действий.

А ООН опирается на мнение именного Красного Креста относительно того, когда насилие (речь о формулировке «АТО» уже тут даже не идет) превращается в войну. И все для нынешней власти может поменяться. Если ООН признает, что в Украине идет война — о Евросоюзе, еврокредитах и выборах придется забыть.

А признание факта войны требует выполнения всех Женевских конвенций. Как минимум по праву признания факта войны, ни одну из сторон уже называют не террористами, а воюющими сторонами. Кроме того, в таком случае нельзя запрещать антивоенные выступления. А у нас за такую позицию в застенках уже томятся две женщины — активистки антивоенных движений в Днепропетровске Елена Гусак и Влада Жукова.

А Татьяна Тихомирова, антивоенная активистка в этом же городе — это вообще известный почитатель славянской культуры, знаток украинского казачества, учитель средней школы. Она выходит с антивоенной риторикой и призывами прекратить войну на Донбассе. На нее нападали уже три раза. На митингах ее обливают зеленкой и бьют.

В маленький дом Татьяны, выстроенный в традиционном украинском стиле с соответствующей символикой из рушников и еще дохристианской народной росписью, наведывались люди в балаклавах. Два раз его пытались поджечь. В результате произошло возгорание легковой старенькой двадцатилетней машины Тихомировой, а также коридора в доме.

Когда она хотела проводить антивоенный митинг и официально подала заявку, на ее дом было совершено очередное нападение. Потом Тихомирову вызвали в горуправление милиции Днепропетровска, где дали понять, что не могут обеспечить правопорядок в городе и гарантировать Татьяне безопасность.

Татьяне Тихомировой — за пятьдесят. Ее общественная организация занимается культурой и историей Киевской Руси, народом русов. Удивительно, но ее преследуют те, кто говорят о почитании Тараса Шевченко и Богдана Хмельницкого, чьи ценности и идеалы она отстаивает.

«ЗАВТРА»: А вам и вашему движению угрожают?

Виктория Шилова: Совсем недавно мои знакомые с Рады Майдана позвони мне и сказали, что к Дому Офицеров в Киеве приехали мамочки срочников-призывников, которые закрыты в Южном котле. Тех самых 72-й и 79-й бригад. В основном это женщины с Западной Украины. Они не были никем организованы, а просто пришли к нашему военному руководству требовать, что бы их сыновей освободили оттуда. К ним вышел замминистра обороны.

Цена прощения

Я просто сидела в зале и видела, что никакого диалога не получалось. Когда женщины начали кричать и плакать, я просто вышла к микрофону и сказала: «Я Виктория Шилова, лидер движения «Антивойна». Я поддерживаю связи с «Союзом солдатских матерей Донбасса», которые так же не хотят войны. Ели вы хотите спасти своих сыновей — скоординируйтесь со мной. Вам нужно поговорить с мамочками Донбасса. Они помогут договориться с ополченцами, и они выведут ваших сыновей к вам. За военных и офицеров — гарантировать не могу, но за срочников и резервистов, которых заставили воевать — договорюсь». И оставила свой номер телефона.

Меня тут же обозвали провокатором, замминистра сказал мне, чтобы я была осторожней в высказываниях, беспокоилась о себе, о своем будущем. В смысле, что меня могут арестовать, насколько я поняла. Я ответила, что если можно еще две детские кроватки — потому что я мать одиночка. 4 года девочке и 14 — мальчику. И придется их держать около мамы. Так что оборудуйте мне семейную камеру-палату.

«ЗАВТРА»: А если вас просто предупредили что могут убить?

Виктория Шилова: Нас тут всех могут убить. Нас и убивают. Так вот, когда некоторые женщины тоже начали кричать, что я провокатор — я видела, что они элементарно боятся. И, несмотря на то, что меня просто выгнали — они тут же начали звонить на мой номер и выражать солидарность и желание забрать своих детей с войны любыми способами.

Цена прощения

«ЗАВТРА»: Как вы это делаете, и сколько времени это занимает?

Виктория Шилова: Как бы это странно не звучало — это очень просто. Мы так выводили из Донецка в начале конфликта 170 человек милиции. Ребята сказали своим родным по телефону, что не хотят воевать, и что их там сейчас уничтожат. Их мамы связались со мной, я с мамами Донбасса — те с ополченцами. И сказали прямо — что ребята не хотят никого убивать, пожалуйста, выведите их. Их ополченцы выводили буквально по нашим звонкам. Это заняло 10 минут и спасло 170 жизней.

«ЗАВТРА»: Эта искра (или тлеющий уголек) понимания единого народа еще сохранилась? Ведь, насколько мне известно, многие женщины и матери настроены довольно воинственно и если требуют — то ротации, бронежилетов…

Виктория Шилова: Начинают пробиваться первые ростки. Да, женщины вели себя так, но до тех пор, пока не появились массовые грузы 200. Не первые гробы — а именно массовые «возвращения» их мёртвых мужчин. Сейчас поднялись все женщины Западной Украины, и не только Западной. Достаточно зайти в интернет или на нашу страничку в ФБ. И вы увидите множество видеоматериала, который демонстрирует реальное отношение женщин к мобилизации и войне.

Восстает все большее количество регионов. И я думаю, что если все мамы объединятся и рванут туда на Донбасс за своими детьми, то украинская армия по своим мамам стрелять не будет. И ополченцы по мамам Донбасса стрелять не будут. Или если пойдут на Киев — тоже стрелять никто по своим мамам не будет.

«ЗАВТРА»: А наёмники?

Виктория Шилова: У наёмников тоже есть мамы. Пусть остаются наёмниками — только нашими, по защите матерей, а не власти, которой выгодна война. Все уже постепенно понимают, что власти нужно не подавить восток, им нужно не допустить майдана. Потому что майдан их сметёт, но уже более жёстко, чем Януковича. Ведь не зря все чаще неизвестные личности сжигают палатки, оставшиеся в Киеве.

Цена прощения

Сейчас в Раде Майдана есть адекватные люди, которые готовы вести диалог о прекращении войны. Вот мы говорили с матерями 72-й и 79-й бригад, с теми, кто захотел, с Радой Майдана, связались по скайпу с «Союзом матерей Донбасса». И пришли к выводу, что отношение к происходящему в стране у нас одинаковое!

Ряд пунктов, выдвигаемых со стороны воюющих совпадают с мнением большинства жителей Донбасса, и эти же пункты поддерживает большинство сторонников Майдана. Выходит, простым украинцам делить нечего. Зато есть, что делить олигархам.

«ЗАВТРА»: Согласитесь, но есть же все-таки люди, которые хотят воевать…

Виктория Шилова: Движение «Антивойна» провело соц-иссследование, которое показало: в Киеве 20% населения хотят войны. 30% — категорически не хотят. И 50% — не рыба, не мясо — они еще живут в прошлой жизни. Кто же, оказывается, хочет войны — это молодежь до 35 лет и в основном это мужчины.

Я разговаривала с ними, спрашивала — ну зачем вы там воюете, за идею или за что? Я же такая же, как и вы, но я не хочу воевать и мандата власти на убийство не давала. Их ответ чаще всего сводился к тому, что они хотят подержать автоматы в руках, вот и все. Они так видят свое мужское начало.

Кто-то внимет нашим разговорам — что убивать соотечественников нельзя, а кто-то продолжает, как он считает — путь воина. Я так понимаю, что у наших мужчин, пока они еще были мальчишками, отобрали зарницы, пионерские лагеря, бесплатные спортивные школы и тренировочные секции. У них отобрали право играть в профессиональный футбол. У нас ведь клубы принадлежат олигархам — они покупают и приглашают дорогих зарубежных звезд. Простые мальчишки у нас не имеют права играть в раскрученных клубах. У наших мужчин отобрали их мужское воспитание и теперь многие просто рвутся на войну ради войны. И это катастрофа.

«ЗАВТРА»: Я так понимаю, что вы не только по телефону вопросы решаете, а ездите и на места реальных боевых действий?

Виктория Шилова: Если я хочу поднять людей против войны — я езжу по всей стране и общаюсь со всеми слоями населения. Что касается горячих точек на юго-востоке, я знаю людей на многих блокпостах с обеих сторон. Я поддерживаю связи с антивоенными движениями за рубежом: в Германии, в Болгарии, в Италии, в Литве. Они так же поддерживают нас и проводят у себя антивоенные митинги в поддержку мира в Украине.

Сейчас моя задача — это проводить как можно больше антивоенных выступлений и просвещать население — зачем олигархам война. Они и на ней просто наживаются и посылают на смерть тех, кто их сметет.

«ЗАВТРА»: Вы сказали, что были участницей Майдана? А на каком моменте у вас поменялось отношение к происходящему?

Виктория Шилова: Те, кого лично я знала на майдане, нормальные адекватные люди. Они хотели коррупцию убрать, но они не хотели ни войны, ни землю Донбасса топтать. Наши связи и контакты остались. Сегодня я говорю им, что мы все люди — у нас одна славянская кровь. И вот эти люди и хотят вести диалог. Ведь с обеих сторон у убитых православные крестики на груди, разве такое возможно допускать в моей стране?

И те, кого я знаю в Раде Майдана, это понимают. Но тогда, в начале массовых выступлений, олигархи смекнули, что можно сделать на волне протеста свой олигархический майдан. И когда там появились люди явно от олигархов — я все поняла. А когда начали жечь и убивать «Беркут» и давить Внутренние Войска — я выступила категорически против.

И если кто-то хочет уличить меня в том, что часто меняю свои убеждения, я отвечу, что меняю своих коллег или партии, но не свои взгляды. Если поведение той или иной группы или партии расходятся с моими принципами — я открыто об этом заявляю. И ухожу. По сути, моя поддержка майдана длилась буквально несколько дней. Потом я начала обращаться к демонстрантам, что так поступать нельзя. Тогда меня начали прессовать, оскорблять, унижать. И это были не мирные люди.

«ЗАВТРА»: А когда вы начали само движение за мир?

Виктория Шилова: Пока еще на Юго-Востоке штурмовали и брали ОГА и другие админздания — это еще был протест народа. Но мне уже было все понятно. Нас ждет война. И как только произошли трагедии в Одессе, в Мариуполе — расстрел людей на 9 мая, и другие убийства — наше движение было сформировано моментально.

Цена прощения

«ЗАВТРА»: Вот вы общаетесь со всеми слоями населения и декларируете, что будете сотрудничать со всеми партиями ради мира. Вы верите, что этому процессу взаимоуничтожения на Украине можно противостоять?

Виктория Шилова: А вы разве не знаете, что войну во Вьетнаме остановило массовое антивоенное движение? Когда начали приходить гробы все чаще и больше — именно родственники убитых и воюющих — их матери, миллионными демонстрациями остановили эту войну. И Америка позорно ушла из Вьетнама… Прецедент в истории есть, но даже если б его не было — мы остановим эту войну. Поэтому цена мира — это объединение всех здравомыслящих и миролюбивых людей, кем бы они не были, какими бы убеждениями не бравировали.

Цена мира — это взаимопрощение. Без этого не будет переговоров. Без этого прощения не выпускали бы наши мальчишки, наших же мальчишек из «котлов»…

«ЗАВТРА»: Каковы ваши главные направления деятельности для воплощения мира в стране?

Виктория Шилова: Это уже начавшаяся реализация проекта «Народная дипломатия» с восставшими людьми Юго-Востока, а также с представителями Майдана, организациями солдатских матерей, всеми миротворческими движениями в Украине. А наши главные позиции:

  • полное прекращение огня;
  • проведение переговоров;
  • повместная борьба с олигархатом;
  • построение социального государства.

Мы продолжаем проводить антивоенные митинги: 5 августа возле Верховной Рады в 12.00 сбор движения Галины Запорожцевой «Матери Украины». Мы присоединяемся к ним, и поддерживаем. «Антивойна» так же будет в это время у стен Верховной Рады. К нам подтягиваются матери из других регионов. Так что все, кто за мир, приходите на митинг.

«ЗАВТРА»: А как по поводу интервью для иностранного издания? Сейчас в Украине это вроде начинают запрещать — это законно?

Виктория Шилова: Я официально заявляю, что сегодня в Украине вводится цензура, власть закрывает рты всем неугодным. Но это нарушение гражданских прав и свобод любого жителя страны. Советую нашим любителям составлять запреты читать Конституцию Украины, «Закон о Средствах Массовой Информации» и «Кодекс журналисткой этики».

Текст: Марина Ткаченко