За неделю, минувшую со дня крушения малайзийского лайнера, какие только версии не получили своё развитие. Но и без всей конспирологии события вокруг этого инцидента развиваются захватывающе, пишет портал KM.RU.

Запад уже фактически отказался возлагать вину на Россию, разве что только косвенную. Вот уже и украинская сторона устами спикера Совета национальной безопасности и обороны Андрея Лысенко открестилась от обвинений России в крушении лайнера. Но само расследование всех обстоятельств авиакатастрофы пока что далеко от развязки. О важных нюансах произошедшей гибели малайзийского борта порталу KM.RU рассказал известный публицист, полковник запаса Андрей Паршев.

KM.RU: Андрей Петрович, можно ли уже говорить о причинах гибели лайнера уверенно?

Андрей Паршев: Да, ясности сейчас гораздо больше. Найдены множественные следы «шрапнели», то есть поражающих элементов боеголовки какой-то ракеты. То есть версии технической неисправности, бомбы в самолете, случайного попадания артиллерийского снаряда — отпадают.

KM: А что это за ракета?

АП: Это пока неизвестно, но по анализу поражающих элементов и следов от них это можно будет установить. Пока больше всего похоже на зенитную ракету наземного базирования. Ракеты типа тех, что находятся в составе ЗРК «Бук». Они подрываются на расстоянии около 17 метров от самолета и поражают его снопом осколков — именно такая картина видна на некоторых фрагментах обшивки самолета. Ракеты эти существуют в нескольких модификациях, и, скорее всего это не российская ракета для «Буков» последних серий. У них (и у некоторых авиационных ракет) боеголовка оснащается стержневыми поражающими элементами — это металлические прутья, которые действуют на обшивку цели примерно как удар палкой по газете. У старых «Буков», которые находятся, в частности, на вооружении украинской армии, готовые поражающие элементы — это стальные кубики и шарики примерно сантиметрового размера. На первый взгляд, те пробоины, что видны на фотографиях, вполне могут быть оставлены именно такими предметами. Когда соберут большую часть обломков и сложат их в порядке, можно будет уже точно определить и что за боеприпас, и с какого ракурса он прилетел, и один ли он был.

KM: А остатки самой ракеты найдены?

АП: Пока нет, и найдутся они только случайно. Дело в том, что место попадания ракеты в самолет находится на значительном удалении от места падения основной группы обломков (у города Торез), можно говорить о 10-20 км. Падали обломки самолета более трех минут, и при первоначальной горизонтальной скорости 900 км в час и разреженном на высоте воздухе они улетели далеко. Причем и самолет не сразу весь развалился. Корпус ракеты, таким образом, если и сохранился — то лежит где-то в районе Енакиево. Но, думаю, экспертам достаточно имеющейся информации, чтобы установить тип ракеты.

Версий всё меньше. А США знали правду с самого начала

KМ: Что еще известно?

АП: Сейчас можно предполагать, что попадание ракеты было снизу-справа. Есть детали левого борта, где видно, что осколки пробили борт изнутри. Это произошло потому, что самолет был пробит насквозь. Но есть и еще странные следы сверху на левом крыле — хотя, возможно, это результат столкновения с другим обломком. Эксперты разберутся.

KM: Если всё же стрелял «Бук», то означает ли это вину ополченцев?

АП: Нет. Вероятность того, что стреляли ополченцы, нулевая, хотя один «Бук» у них вполне мог быть, и об этом сообщалось неоднократно. И дело даже не в том, что он не рабочий: старт ракеты в районе Снежное-Торез никем не был замечен, и это совершенно невероятно. Грохот, подобный взрыву, огромное облако пыли и яркий белый столб дыма от сгоревшего твердого топлива (в Интернете много роликов о том, как выглядит старт) не мог остаться никем не замеченным в плотно населенной местности. Притом что падение обломков «Боинга» заснято массой свидетелей. Более того, были целенаправленные вбросы фальшивок от СБУ, чтобы как-то скомпрометировать этот аргумент — но эти вбросы были тут же разоблачены и больше не «светятся». Если это был «Бук», то стартовал он там, где местные жители не гуляют по улицам с мобильниками, а у солдат они изъяты. Это типичная ситуация на территориях, оккупированных украинской армией. Например, район Амвросиевки.

KM: Но ведь США утверждают, что стреляли ополченцы, и что есть документальные сведения об этом?

АП: Если внимательно читать высказывания не СМИ, а официальных лиц, то можно обнаружить очень существенные оговорки. Пример: в выступлении 23-го июля у Белого Дома Обама сказал только что «сбит над территорией, контролируемой повстанцами» — и не более того. И это, кстати, правда. Но в тот же день пресс-секретарь обвинила уже повстанцев. Почему Обама говорит осторожно? Есть причины.
Вспомним, как сообщалось о данных технической разведки. Американцы заявили, что видели падение самолета — раз — и взрыв ракеты — два. Про траекторию ракеты и, главное, про старт ракеты — не было сказано, хотя это ключевая информация. Важно ведь в данном случае не то, где она взорвалась, а откуда старт, из какой точки. Как такое может быть, если визуально взрыв боеголовки — гораздо менее зрелищное событие, чем старт ракеты?

Причина, видимо, проста. Американские спутники ведут наблюдение в оптическом и инфракрасном диапазоне. Это не те диапазоны, в которых работают тепловизоры, то есть они не видят по-разному нагретые предметы, это просто «дальний красный диапазон». Он используется просто потому, что в некоторых узких диапазонах инфракрасного спектра атмосфера более прозрачна. Но сквозь облака ИК-лучи также не проходят, как и обычные. А в момент катастрофы в районе была сильная облачность (видно на всех видео об этом событии). Поэтому самолет и взрыв были видны, а старт ракеты — нет. И появляющиеся в интернете фото- и видеозаписи с якобы «стартом ракеты» поэтому сомнительны.

Из-за облачности надежное распознавание старта ракет в оптическом и ИК диапазонах происходит только, когда ракеты поднимаются выше пяти-шести километров.

Есть ещё момент: если бы двигатель ракеты работал выше облаков, след от ракеты был бы, видимо, замечен. Двигатель работает 15 секунд, скорость ракеты — километр в секунду. То есть длина шлейфа около 13 километров — но он оказался не виден. Значит, ракета летела по очень настильной траектории, так что весь активный участок был ниже облаков. Вышла из облаков она, видимо, на высоте 5-6 километров, и летящую по инерции ракету спутник, видимо, не видел — она сравнительно невелика, и управлялась только рулями, шлейфа за ней не было. Конечно, точно о форме траектории судить трудно. Вроде бы летит она почти по прямой, значит — стартовала она от места попадания далеко, не менее чем в 25 километрах. А то и с предельной дальности. Так что это мог быть гипотетический «Бук» ополченцев в Снежном (см.выше), но скорее всего это какой-то из «Буков» украинской армии. Думаю, вскоре мы это узнаем.

Версий всё меньше. А США знали правду с самого начала

KM: А мог кто-то все-таки засечь старт ракеты, кроме спутников?

АП: «Заглядывать» под облака умеют радиолокационные спутники, работающие в сантиметровом диапазоне. У американцев такого спутника в районе не было. Могли видеть радиолокаторы наземного и воздушного базирования. Опять-таки у американцев в регионе есть самолеты Авакс, но они не рядом, где-то в Румынии. Но есть российские средства ПВО, и в них есть радиотехнические части.
KM: Но ведь на брифинге МО были опубликованы данные с радиолокаторов, и ракета там не фигурировала?
АП: На брифинге приводились — обратите внимание — только данные гражданских аэронавигационных служб, которые «не смотрят» ниже 5 км (они видят на самом деле, но лишняя информация просто убирается, чтобы не мешать диспетчерам). Военные радиолокаторы видят и ниже. Закрытую информацию стараются не обнародовать, пока это не жизненно необходимо, чтобы не раскрывать уровень своей информированности.

KM: То есть загадок не остается?

АП: Загадок еще много. Ясности — что произошло — ещё нет. Но диапазон версий сокращается.

Первая и главная — несчастный случай. Выведенные на боевые позиции вокруг Донбасса дивизионы украинских «Буков» никогда не проводили боевые стрельбы (на Украине нет полигонов). Грубо говоря, если вы выведете на улицу взвод солдат и прикажете им тренироваться с заряженным оружием, прицеливаясь в прохожих и нажимая на спуск, то рано или поздно кто-то сделает это со снятым предохранителем. А именно это и делалось — гражданские самолеты брались на сопровождение, это можно утверждать почти наверняка. В этой версии непонятно одно — откуда и зачем рядом оказались военные самолеты?

Вторая — провокация. Узнав о существовании «Бука» ополченцев, хотя бы и нерабочего, кто-то решил «подставить» Новороссию по-крупному. Это, кстати, отчасти удалось. Что ополченцы возили нерабочий «Бук» на трейлере, для успокоения населения — вполне возможно, ведь незадолго до того украинские самолеты бомбили Снежный, было много жертв. Тут опять-таки цель появления военного самолета непонятна. Часто говорят, что такова обычная тактика, штурмовики стараются подходить к объектам «в тени» гражданских самолетов. Штурмовикам это сделать нелегко, их скорость меньше, чем у лайнеров.

Есть и третья версия, самая экзотическая, она была выдвинута в первый же день. Сбитый «Боинг» был сильно похож на российский «Борт №1». Якобы он и был целью покушения. Действительно, малайзийский борт был недалеко от президентского самолета, и перепутать их в воздухе было возможно. И если еще был на всякий случай заказан коридор от Варшавы до Ростова (Президент Путин частенько бывает в Сочи), то информация об этом попала в Днепропетровск. Единственное в этой версии правдоподобное — она объясняет появление штурмовиков. Ведь такие самолеты, по слухам, оборудованы системой спасения, и штурмовики в этом случае нужны в качестве «чистильщиков».

Ближайшие дни, скорее всего, сократят количество версий еще сильней.

Текст: Виктор Мартынюк