В разгар зимнего наступления Красной Армии под Москвой и на других участках фронта в Кремле началось обсуждение стратегии проведения кампании 1942 года. Сложилось несколько мнений.

Начальник Генерального штаба маршал Борис Михайлович Шапошников считал, что необходимо от повсеместных наступательных действий перейти к глухой обороне, накопить силы, измотать противника в изнурительных для него оборонительных и арьергардных боях, и только когда его силы истощатся, вновь перейти в наступление.

Зимняя война в Донбассе. Почему сорвалась первая попытка освобождения левобережной Украины
Зимняя война в Донбассе. Почему сорвалась первая попытка освобождения левобережной Украины
© РИА Новости, Федор Левшин / Перейти в фотобанк

Главнокомандующий Западным направлением генерал армии Георгий Константинович Жуков утверждал, что необходимо сконцентрировать все резервы там, где удалось добиться наибольших успехов — на Ржевско-Вяземском направлении, тем более, что отсюда противнику по-прежнему оставалось совсем недалеко до Москвы — административного, промышленного и транспортного «сердца» страны.

Главнокомандующий Юго-Западным направлением маршал Семён Константинович Тимошенко придерживался мнения, что основной удар необходимо наносить на участке Юго-Западного и Южного фронтов.

В результате в январе Сталин принял решение наступать на всех направлениях.

В марте, после того, как зимние наступательные операции закончились ограниченными, несоизмеримыми с затраченными ресурсами, успехами, дискуссия возобновилась.

Генеральный штаб разработал стратегический план кампании 1942 года с наиболее детальной проработкой ближайших четырёх месяцев. В конце марта маршал Шапошников изложил его содержание на совещании в Кремле, где кроме него и Сталина присутствовали Ворошилов, Тимошенко, Жуков и Василевский.

Предполагалось на первом этапе организовать активную стратегическую оборону, и лишь после накопления резервов и изматывания противника перейти к более активным действиям. Маршал особенно категорически высказался против наступательной операции на юго-западном направлении, на котором так настаивал Тимошенко.

Лазарь Паперник: «Я бил из снайперской винтовки». Последний бой спецназовца НКВД родом с Западной Украины
Лазарь Паперник: «Я бил из снайперской винтовки». Последний бой спецназовца НКВД родом с Западной Украины
© РИА Новости, Леонид Доренский / Перейти в фотобанк

Сталин оборвал его на полуслове:

«Не сидеть же нам в обороне сложа руки и ждать, пока немцы нанесут удар первыми! Надо самим нанести ряд упреждающих ударов на широком фронте и прощупать готовность противника. Жуков предлагает развернуть наступление на западном направлении, а на остальных фронтах обороняться. Я думаю, что это полумера».

Принятие решения отложили. Через несколько дней Сталин вынес окончательный «вердикт» — было решено провести в мае силами Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов крупную наступательную операцию.

Остальные направления предполагалось пока перевести в режим стратегической обороны с проведением ряда частных наступательных операций с ограниченными целями. После достижения успеха на Южном направлении планировалось развернуть общее наступление от Чёрного моря до Балтики и выйти на границу СССР.

Военный совет Юго-Западного направления во главе с маршалом Тимошенко и Никитой Сергеевичем Хрущёвым просил разрешения провести крупную стратегическую операцию, имевшую задачу разгромить противника и выйти на линию Гомель — Киев — Черкассы — Николаев. Однако для настолько масштабных действий просто не было резервов, и Генеральный штаб отклонил эту просьбу.

Взамен остановились на локальной операции, целью которой стало бы освобождение Харькова и других территорий на северо-востоке Украинской ССР. 10 апреля Ставке был предоставлен её план.

Он исходил из целого ряда ошибочных предпосылок, что в результате привело к катастрофическим последствиям.

Тимошенко: уничтожение «Южной Украины»
Тимошенко: уничтожение «Южной Украины»
© РИА Новости, Петр Бернштейн / Перейти в фотобанк

Во-первых, высший генералитет и руководство страны полагали, что в соотношении сил добились над вермахтом значительного превосходства. На самом деле, силы были приблизительно равны, но это при количественном сравнении. Качественно же немцы пока значительно превосходили Красную Армию, в первую очередь за счёт значительно лучшей подготовки личного состава и командования.

Во-вторых, фатальной стала ошибка в оценке возможного плана действий врага.

В Ставке Верховного Главнокомандования посчитали, что вермахт вновь будет наступать на Москву — удались дезинформационные действия противника.

12 февраля 1942 года появились подписанные начальником штаба Верховного командования вермахта генерал-фельдмаршалом Вильгельмом Кейтелем «Руководящие указания по введению дезинформации противника». Согласно этому документу, определялись мероприятия, призванные убедить советское командование в том, что по окончании весенней распутицы целью немецкого наступления станет Москва, а затем Среднее Поволжье с его промышленными центрами.

В рамках этой операции планировалось провести в полосе группы армий «Центр» ротацию частей, заменив потрепанные в боях дивизии свежими из Западной Европы, но так, чтобы это стало похожим на подготовку к наступлению.

К работе подключились армейская разведка и контрразведка всех уровней.

На самом же деле в подписанной Гитлером 5 апреля 1942 года директиве Верховного главнокомандование вермахта № 41 указывалось:

Пионер, знаменосец, разведчик, диверсант. Что успел за свои 17 лет Вася Коробко
Пионер, знаменосец, разведчик, диверсант. Что успел за свои 17 лет Вася Коробко
© Facte.ru

«…В первую очередь все имеющиеся в распоряжении силы должны быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожения противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет».

Операция получила кодовое название «Блау» («Синий»). Её планировалось провести в три этапа.

На этапе «Блау-I» предполагалось прорвать советскую оборону в районе Харькова и выйти к Воронежу, на этапе «Блау-II» — ударом с севера вдоль правого берега Дона и с юга из района Таганрога наступать в общем направлении на Сталинград, на этапе «Блау-III» — вторгнуться всеми силами на Кавказ.

Для проведения операции планировалось привлечь силы группы армий «Юг» в составе 4-5 полевых и 2 танковых армий, а также союзные румынские, итальянские и венгерские войска.

Каждая из сторон стремилась нанести свой упреждающий удар, чтобы захватить стратегическую инициативу. И каждая из сторон планировала нанести этот удар в районе Харькова.

План советской операции предполагал сосредоточение в образовавшемся после зимних боёв в районе населённых пунктов Барвенково и Лозовая Барвенковского выступа трёх общевойсковых армий (6-й, 9-й и 57-й) и двух танковых корпусов (21-го и 23-го), которым предстояло нанести удар в северо-западном направлении, с охватом Харькова с юга.

Слабое звено. Что румыны делали под Сталинградом
Слабое звено. Что румыны делали под Сталинградом
© Bundesarchiv Bild

Севернее бывшей украинской столицы со Старосалтовского плацдарма встречный удар наносила 28-я армия, а также отельные соединения 21-й и 38-й армий.

Основный силы, которым предстояло решить поставленную задачу, концентрировались в составе ЮЗФ: 6-я, 21-я, 28-я, 38-я армии, пять танковых корпусов и 13 танковых бригад. Командовал фронтом маршал Тимошенко, совмещая это с командованием одноимённым направлением.

Брянский флот генерал-лейтенанта Филиппа Ивановича Голикова и Южный генерал-лейтенанта Родиона Яковлевича Малиновского должны были прикрыть соответственно северный и южный фланги ЮЗФ.

С немецкой стороны советским войскам противостояла группа армий «Юг» фельдмаршала Фёдора фон Бока, а именно 6-я армия генерала танковых войск Фридриха Паулюса, 17-я армия генерал-полковника Германа Гота и 1-я танковая армия фельдмаршала Эвальда фон Клейста.

Первым перешли в наступление советские войска, опередив врага меньше чем на неделю.

День в истории. 17 мая: под Харьковом началась Сталинградская эпопея
День в истории. 17 мая: под Харьковом началась Сталинградская эпопея
© РИА Новости, Анатолий Гаранин / Перейти в фотобанк

Немцы планировали нанести свой удар в основание Барвенковского выступа 18 мая, ликвидировать его, после чего через образовавшийся прорыв наступать на Воронеж в рамках этапа «Блау-I». Операция под Харьковом получила условное обозначение «Фредерикус».

Однако ударная группировка Юго-Западного направления перешла в наступление 12 мая. Если бы план удался, она окружила бы в районе Харькова и уничтожила 6-я армию Паулюса за 8 месяцев до её гибели в Сталинграде. Однако всё сложилось иначе, чем планировалось.

Сначала наступление развивалось успешно. 

К 17 мая южной ударной группировке удалось потеснить 6-ю армию вермахта и выйти к Харькову, упорные бои завязались за Чугуев и Мерефу. На северном фланге 28-я армия генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Рябышева вклинилась во вражескую оборону на 65 км в районе Волчанска, и значительно продвинулась в районе Белгорода.

Однако темпы наступления отставали от запланированных — к 16 мая соединения обеих ударных группировок достигли рубежей, на которые предполагалось выйти на 3-й день наступления. Причин тому было множество, и в первую очередь — низкий уровень подготовки советского командного состава и вызванная этим недостаточная слаженность действий советских войск.

Немцы свой контрудар нанесли 17 мая, 1-я танковая армия Клейста ударом с юга под основание Барвенковского выступа прорвала позиции державшей здесь оборону 9-й армии Южного фронта.

День в истории. 26 мая: в Полтаве убит военкор «Красной Звезды» Сергей Сапиго
День в истории. 26 мая: в Полтаве убит военкор «Красной Звезды» Сергей Сапиго
© РИА Новости, Сергей Пятаков / Перейти в фотобанк

Маршал Тимошенко доложил о произошедшем только что вступившему в должность и.о. начальника Генерального штаба генерал-полковнику Александру Михайловичу Василевскому — он сменил тяжело заболевшего маршала Шапошникова. Василевский предложил отвести войска, но Сталин разрешения на отвод не дал.

На следующий день ситуация стала критической, Василевский повторно обратился со своим предложением, но Тимошенко заверил Сталина, что угроза на южном фасе наступления преувеличена, и Сталин вновь отказался давать разрешение на отход.

Василевский вспоминал:

«С утра 18 мая обстановка для наших войск на Барвенковском выступе продолжала резко ухудшаться, о чем я прежде всего доложил Верховному.

Часов в 18 или 19 того же дня мне позвонил член военного совета Юго-Западного направления Н. С. Хрущев. Он кратко проинформировал меня об обстановке на Барвенковском выступе, сообщил, что И. В. Сталин отклонил их предложения о немедленном прекращении наступления, и попросил меня еще раз доложить Верховному об этой их просьбе.

Я ответил, что уже не однажды пытался убедить Верховного в этом и что, ссылаясь как раз на противоположные донесения военного совета Юго-Западного направления, Сталин отклонил мои предложения. Поэтому я порекомендовал Н. С. Хрущеву, как члену Политбюро ЦК, обратиться непосредственно к Верховному.

Пламенный герой Михаил Паникаха: от Днепропетровска до Сталинграда
Пламенный герой Михаил Паникаха: от Днепропетровска до Сталинграда
© commons.wikimedia.org, Беляев Павел Федорович

Вскоре Хрущев сообщил мне, что разговор с Верховным через Г. М. Маленкова состоялся, что тот подтвердил распоряжение о продолжении наступления».

В результате уже 23 мая южная ударная группировка Юго-Западного направления оказалась в кольце окружения в треугольнике населённых пунктов Мерефа — Лозовая — Балаклея.

А затем началась агония.

С 25 мая окружённые силы отчаянно пытались вырваться из западни, атакуя большими силами пехоты на узких участках фронта, но прорвать вражеские порядки никак не удавалось. По мере того, как расходовались топливо и боеприпасы, эти удары становились всё слабее и слабее, а кольцо окружения всё сжималось и сжималось.

К 26 мая окруженные оказались запертыми в районе Барвенково на небольшом пространстве площадью 15 кв. км. Попытки пробиться к ним извне успеха не имели.

28 мая последовал сильно запоздавший приказ маршала Тимошенко о прекращении наступления. Попытки деблокирования продолжались до 31 мая.

Война до Киева довела. Боевой путь легендарного снайпера
Война до Киева довела. Боевой путь легендарного снайпера
© РИА Новости, Георгий Зельма / Перейти в фотобанк

В результате из окружения хоть и с огромными потерями, но удалось вырваться остаткам 6-й и 57-й армий, а также 21-го и 23-го танковых корпусов и ещё пяти отдельных танковых бригад, что составило не более десятой части попавших в западню войск.

Общие потери советской стороны достигли около 270 тыс. человек, из которых 171 тыс. убитыми и пленными. Немцы «отчитались» о 352,4 тыс. пленных (что явно завышено), 1320 уничтоженных советских танках, 2648 орудиях, 557 самолётах.

Но это было ещё не самое страшное — в советской обороне снова зияла огромная брешь, прикрыть которую было нечем, и в которую враг тут же направил свои подвижные соединения, переходя к выполнению основной части плана «Блау».

Впереди было кровопролитное сражение за Воронеж, Битва за Кавказ и Сталинград. Впереди были страшные разрушения, миллионы жертв и ещё три года самой кровопролитной в истории человечества войны.