Это, а также то обстоятельство, что украинцы являются одним из трёх основных (примерно равных по численности) этнических общин Приднестровья обусловили большую вовлечённость граждан Украины и представителей официального Киева в тот конфликт. 

Война в Новороссии задолго до Донбасса. Как был заморожен конфликт в Приднестровье
Война в Новороссии задолго до Донбасса. Как был заморожен конфликт в Приднестровье
© РИА Новости, Сергей Кузнецов / Перейти в фотобанк

Причём, по иронии судьбы, в отличие от нынешнего обострения на Днестре (которое вполне может вылиться во «Вторую войну») при формальном нейтралитете Украина в целом симпатизировала приднестровцам.

Конфликт Молдавии и Приднестровья являлся одним из первых полномасштабных военных столкновений в европейской части постсоветского пространства. Его эскалация произошла в тот момент (весной 1992 г.), когда постсоветские элиты были особо активно заняты самым важным для себя делом: консолидацией власти и перераспределением собственности.

По этой причине первым украинским субъектом, который попытался принять участие в «приднестровских событиях» стала националистическая организация УНА-УНСО (ныне признанная Верховным Судом РФ экстремистской организацией и запрещённая в России).

По воспоминаниям лидера националистов Дмитрия Корчинского, его сподвижники прибыли в Приднестровье по приглашению одной из местных украинских организаций. Произошло это уже после эскалации конфликта, когда на Днестр ехало большое число добровольцев. Добровольцы из Российской Федерации пополняли преимущественно казачьи отряды, тех же волонтёров с Украины, чьм взглядам не противоречила «бандеровская» идеология, определяли в подразделения УНА-УНСО.

Официальной целью нахождения украинских националистов в Приднестровье была защита местных украинцев. В связи с эти вполне логично был выбран регион расположения их базы — древнее село Рашков на севере республики. Два северных района Приднестровья (Каменский и Рыбницкий) являются частью исторической Подолии и наиболее «украинскими» по составу населения. 

День в истории. 2 июля: бандеровцы открыли в Киеве свой первый съезд
День в истории. 2 июля: бандеровцы открыли в Киеве свой первый съезд
© antifashist.com / Перейти в фотобанк

Обязанностями сподвижников Корчинского являлось выполнение гарнизонной службы в самом Рашкове и охрана соответствующего участка Днестра, несение караулов в ближайшем городе Рыбница (втором по величине городе Приднестровья и «колыбели» создания ПМР).

В период наиболее интенсивных боевых действий у них был свой участок обороны под городом Дубоссары в центральной части Приднестровья.

Сподвижник Корчинского Славко (Вячеслав) Артёменко вспоминал, что на случай занятия молдавскими войсками городов Бендеры и Тирасполь существовал план «отрезать территории севернее Рыбницы и создать на них какое-либо «украинское» образование».

Нельзя считать его уж очень нереалистичным, поскольку северная часть Приднестровья отличается лесистым ландшафтом, что затрудняло контроль над и без того прозрачной границей с Украиной. Таким образом, при неблагоприятном для официального Тирасполя развитии событий «бандеровцы» рассчитывали оказаться в родной для себя стихии — лесная партизанская война против регулярных войск противника с опорой на украиноязычное население.

Второй, гораздо менее афишируемой, целью отряда УНА-УНСО на молдо-приднестровской войне было обретение оружия и боеприпасов.

По словам Корчинского, к окончанию боевых действий украинский отряд приготовил для вывоза на родину «около полтонны железа». Стремление не допустить его транспортировку через границу стало предлогом для блокирования украинских националистов приднестровскими силовиками.

Случилось это уже на исходе боевых действий, летом 1992 г. База отряда в Рашкове, на которой находилось около 80-ти боевиков, была окружена военнослужащими Республиканской гвардии ПМР. Склад оружия и боеприпасов был конфискован.

Бессарабские болгары: на переднем крае борьбы за национальное равноправие
Бессарабские болгары: на переднем крае борьбы за национальное равноправие
© UAinfo

Однако это не особо повлияло на отношения приднестровских властей с украинскими националистами.

В 2004 г. накануне роковой для Украины президентской избирательной кампании Корчинский посещал ПМР с официальным визитом в качестве лидера политической партии «Братство» и кандидата в президенты. В Тирасполе он был принят министрами иностранных дел и экономики, публично критиковал политику официального Киева по блокированию приднестровского экспорта.

Основными виновниками неприятного для украинских боевиков инцидента 1992 г. в своих воспоминаниях Корчинский преподносит «приднестровских ментов, пророссийскую часть республиканской гвардии и разведку четырнадцатой [российской] армии».

Однако, учитывая весьма настороженное отношение украинских правоохранителей к согражданам, возвращающихся из зоны конфликта, вполне вероятно, что заказ на изъятие арсенала в Рашкове исходил из Киева.

Малоизвестным фактом «украинской эпопеи» в Приднестровье 1992 г. был приезд в расположение отряда националистов Юрия (Юрка) Шухевича, формального лидера УНА-УНСО, сына одиозного Романа Шухевича.

В целом военные эксперты считают вклад «бандеровцев» в оборону Приднестровья весьма скромным: боевых действий на севере республики не велось, по самым «оптимистическим» подсчётам через Приднестровье прошли до 400 украинских националистов. Некоторые из них, кстати, осели в ПМР и получили официальный статус «Защитник Приднестровья».

Таким образом, миссия отряда Корчинского состояла больше в «демонстрации флага» Украины, пусть даже парамилитарного.

Как бессарабские тюрки отстояли право на русский язык
Как бессарабские тюрки отстояли право на русский язык
© РИА Новости, И. Зенин / Перейти в фотобанк

Кроме националистической группы среди защитников Приднестровья были и другие добровольцы с Украины. Сам Корчинский вспоминает, что на позициях под Дубоссарами они встретились со своими идеологическими оппонентами — русофилами, проводившими собрания в Киевском политехническом институте.

Но не стоит также думать, что украинские националисты были едины по «приднестровскому вопросу».

Во время вооружённого конфликта Кишинёв посещал лидер Народного Руха Украины Вячеслав Черновол. Он заявлял о поддержке идеи территориальной целостности Молдовы и обвинял жителей Приднестровья в сепаратизме.

Словно отвечая на это обвинение лидер самоопределившейся Приднестровской Республики Игорь Смирнов в интервью украинским СМИ говорил: «Мы не сепаратисты»

Приднестровская аргументация основывается на том, что Верховный Совет МССР сам признал незаконным создание Советской Молдавии, а, значит и включение в неё Приднестровья.

А ещё, явно подтрунивая, над нерешительностью Киева в отношениях с Тирасполем Смирнов добавлял: «Не там вы, хлопцы, пограничный столб установили».

Эти высказывания были опубликованы ни где-нибудь, а в официальных изданиях Правительства Украины: «Голос Украины» и «Правительственный курьер» в марте 1992 г. во время обострения противостояния на Днестре.

Не только Казахстан. Как 98-я дивизия ВДВ остановила гражданскую войну в Бессарабии
Не только Казахстан. Как 98-я дивизия ВДВ остановила гражданскую войну в Бессарабии
© РИА Новости, И. Зенин / Перейти в фотобанк

Налицо были явные противоречия в украинском руководстве относительно действий на приднестровском направлении.

С одной стороны, по своему экономическому и военному потенциалу Киев тогда являлся тяжеловесом восточноевропейской политики. Его интересам явно противоречило нарастание влияния Румынии над политическими процессами в Молдове, поскольку это провоцировало напряжённость в украинских Южной Бессарабии и Северной Буковине.

Приднестровцы, противостоявшие натиску прорумынского правительства Молдовы, таким образом, являлись объективными союзниками Украины.

С другой стороны, в начале 90-х годов Украинское государство само столкнулось с центробежными устремлениями ряда регионов (прежде всего Крыма и Закарпатья). Открытая поддержка Киевом Тирасполя могла дать дополнительные аргументы региональным элитам, желающим повысить свою самостоятельность.

В итоге, между поддержкой Приднестровской Республики и целостности Республики Молдова был выбран компромиссный вариант.

В заявлении МИДа Украины от 17 марта 1992 г. Киев выражал готовность «выступить посредником в переговорах между конфликтующими сторонами».

В то же время на границе с Приднестровьем, по сути вводилось чрезвычайное положение, которое обеспечивалось пограничными войсками, подразделениями Национальной Гвардии, СБУ и МВД.

Последнее обстоятельство стало неприятным сюрпризом для лидеров Приднестровья. Ведь всего за полгода до того Смирнов лично представил Верховной Раде Украины Акт о независимости ПМР, очевидно рассчитывая на поддержку.

«Киев становится на позиции Тирасполя». Как Украина добивалась федерализации западного соседа
«Киев становится на позиции Тирасполя». Как Украина добивалась федерализации западного соседа
© commons.wikimedia.org, Raymond Zoller

В июле 1992 г. президент Леонид Кравчук издал указ, запрещающий нахождение украинских добровольческих формирований на территории Приднестровья.

Тем не менее, Киев не стал наглухо запечатывать восточную границу Приднестровья для проникновения в регион добровольцев из России (в основном с Дона и Кубани).

Так, по мнению ряда исследователей, была пройдена историческая развилка, в ходе которой доминирование в Приднестровском регионе прочно закрепилось за Российской Федерацией.

В дальнейшем Украина наряду с Россией и СБСЕ (ОБСЕ) играла роль посредника в молдо-приднестровском конфликте и даже являлась гарантом выполнения достигнутых договорённостей по мирному урегулированию.

Во время президентства Леонида Кучмы влияние Киева на Приднестровье достигло своего максимума.

В зоне разграничения войск Молдовы и Приднестровья появились украинские военные наблюдатели, быстро рос товарооборот Украины с Левобережьем Днестра. Между Одесской областью и ПМР было заключено соглашение о гуманитарном сотрудничестве. В киевских СМИ даже стали звучать довольно смелые геополитические проекты превращения Приднестровья в российско-украинский кондоминиум (территория под совместным управлением).

Приднестровье как другая Украина. Почему Киев стремится к конфликту с Тирасполем
Приднестровье как другая Украина. Почему Киев стремится к конфликту с Тирасполем
© commons.wikimedia.org, Raymond Zoller

В 2002 г. Тирасполь посетил министр иностранных дел Украины Геннадий Удовенко, сделавший историческое заявление о том, что мировое сообщество рано или поздно признает Приднестровье.

В то же время именно в Киеве был возобновлён переговорный процесс (прерванный за год до этого) и представлен план переучреждения Молдавии как федеративной республики: с двухпалатным парламентом, разделением полномочий между центром и регионами, международными гарантиями безопасности Приднестровью. Обнародованный вскоре «План Козака» сильно перекликался с киевским документом.

Однако «второе пришествие» Украины в приднестровскую политику было прервано «майданными событиями» в Киеве и приходом к власти евроинтеграторов.

Под влиянием курса на евросолидарность последующие правительства Украины перестали проявлять прагматизм в отношениях с Приднестровьем, всё больше поддерживали санкции в отношении бывшего региона Молдавской ССР. Да и своего бывшего региона, поскольку до 1940 г. Левобережье Днестра было частью Украинской ССР.