Сергей Робсман родился в селе Ивановка Екатеринославской губернии (ныне часть Луганской области) в семье лавочника. После окончания училища и службы в армии, Робсман увлекся политикой и вступил в РДСРП.

Женевский ужас Ленина. Как жена одного малоросса помешала большевикам
Женевский ужас Ленина. Как жена одного малоросса помешала большевикам
© РИА Новости, Алексей Витвицкий / Перейти в фотобанк

Политическая активность вынудила его на несколько лет уехать в Европу, где он осел в Швейцарии. В 1907 году взяв фамилию Мазлах он вернулся в Россию и остался в Полтаве, где подрабатывал в местной управе и заодно периодически выполнял несложные партийные поручения. 

После Февральской революции Мазлах, имевший обширные связи в Полтаве, стал одним из негласных руководителей города. В частности, вошел в состав Полтавского совета. Параллельно он входил в руководство городской управы, возглавлял местный рабочий профсоюз и издавал газету с громким названием «Молот».

Постепенно вокруг Мазлаха сложилась группа единомышленников, которая по-своему трактовала некоторые пункты партийной программы. В частности, ссылаясь на провозглашенное большевиками право на самоопределение наций они желали видеть Украину хоть и социалистической, но полностью независимой от России.

На почве национального вопроса началось размежевание между двумя региональными группами украинских коммунистов, позднее дошедшее почти до открытого противостояния.

Спор шел между «полтавцами», стоявшими за самостийность и «екатеринославцами», стоявшими за единые Украину и Россию и ориентировавшимися на Москву. К слову, близким соратником Мазлаха по полтавскому периоду был Владимир Ауссем — впоследствии очень влиятельный большевик.

В конце концов полтавские большевики де-факто раскололись. Часть поддерживала Мазлаха, который приветствовал сепаратистские универсалы Центральной рады, остальные ориентировались на московское руководство.

«Роковое проклятье» полтавских депутатов. Как смерть косила избранников земляков Гоголя и соседей Короленко
«Роковое проклятье» полтавских депутатов. Как смерть косила избранников земляков Гоголя и соседей Короленко
© commons.wikimedia.org,

Результатов конфликта стало исключение Мазлаха из партии. 

Однако вскоре после похода Муравьева на Киев, Мазлаха в партии восстановили и даже дали пост комиссара по финансам в Полтаве. В результате заключения Брестского мира и наступления немцев, Мазлаха эвакуировали в РСФСР, где тот работал в аппарате наркомнаца по украинскому направлению.

В январе 1919 года Мазлах пошел на весьма дерзкий шаг.

В типографиях наркомнаца он умудрился напечатать свой пламенный программный манифест «К моменту» [До хвилі (Що діється на Вкраїні і з Україною?)], в котором подверг разгромной критике Ленина и остальных большевиков за их позицию по украинскому вопросу.

Эта книга считается буквально «библией» украинского национал-коммунизма, на которую в дальнейшем опирались все представители этого идеологического направления: «боротьбисты», «укаписты» и федералисты в КПУ.

Соавтором Мазлаха был Василий Шахрай (на обложке оригинального издания 1919 г. его фамилия значилась как Шах-Рай), который в своё время представлял большевиков в Центральной Раде.

Манифест был издан в Саратове (!) на украинском языке в поистине неповторимом стиле. Мова в нем перемежалась с английскими, французскими и немецкими словечками, латинскими изречениями, частушками и стихами классиков. Встречались и настоящие шедевры. Например, одна из страниц начиналась таким предложением (орфография полностью сохранена):

«Кубанский язык» и «лисий хвост» товарища Луначарского. Как уроженец Полтавы стал знаменитым советским наркомом
«Кубанский язык» и «лисий хвост» товарища Луначарского.  Как уроженец Полтавы стал знаменитым советским наркомом
© РИА Новости, РИА Новости / Перейти в фотобанк

«Damned hohly! (кляти хохли), — чуемо ми кругом».

Полемика с «продажными екатеринославцами», Раковским и лично Лениным шла в таком духе:

«Вы зовете нас националистами, шовинистами. Мы этих слов не боимся. Наш национализм целиком и полностью определяется вашим интернационализмом. Как вы, так и мы. А что от вашего интернационализма несет «русским духом» мы доказали….

Вы скажете, что Украина «такая-сякая». А покажите другую страну, где поют такие прекрасные песни? Варится такой вкусный борщ и славные вареники да галушки? Где вкуснее чарка? А «малороссийский» гопак!»

Суть претензий Мазлаха сводилась к тому, что большевики обещали самоопределение наций и наврали. Что ни о какой реальной независимости речь не идет, все они поражены великодержавным шовинизмом, считают, что украинцев не существуют.

Чтобы это опровергнуть и на деле продемонстрировать миру интернационализм большевиков, Ленин должен немедленно предоставить Украине, Грузии и «Эстляндии» подлинную независимость, за что местный пролетариат будет ему вечно благодарен.

«Любит Малороссию за хороший борщ, колбасу и чудные песни»: «Автокефалист» Нестор Шараевский
«Любит Малороссию за хороший борщ, колбасу и чудные песни»: «Автокефалист» Нестор Шараевский
© Public domain

В итоге разразился большой скандал.

Брошюру изъяли, а Мазлаха исключили из партии и запретили занимать государственные посты на Украине. Однако через несколько месяцев он доехал до Москвы и там сумел убедить комиссию, что его по ошибке исключили из партии.

Осенью 1919 года он вернулся в партию и позднее работал на руководящих должностях в Полтавском и Донецком губисполкомах.

В частности, в 1920 г. Мазлах был редактором знаковой для советского Донбасса газеты «Кочегарка». Годом ранее она носила показательное название «Донецко-Криворожский коммунист». Затем, когда всякое напоминание о Донецко-Криворожской республике постарались забыть, газета сменила название на не менее показательное: «Всероссийская кочегарка». В 1925 г. неполиткорректное для периода украинизации название изменили на просто «Кочегарка».

К середине 20-х Мазлах отошел от сепаратистских взглядов, что позволило ему сделать карьеру в УССР. В частности, он входил в коллегии наркомата образования, рабкрина, а затем был одним из руководителей республиканского Центрального статистического управления.

День в истории. 30 октября: за украинский национализм расстрелян «вице-премьер» РСФСР
День в истории. 30 октября: за украинский национализм расстрелян «вице-премьер» РСФСР
© Public domain

В 1930-е Мазлах перебрался в Москву, где работал в комиссии по заготовкам при Совнаркоме.

При таком прошлом его дальнейшая судьба была несколько предсказуема. Немало экземпляров его пламенного манифеста сохранилось в недрах спецхрана. Так что в 1937 году Мазлаха арестовали, обвинили в украинском национализме и намерении создать украинскую коммунистическую партию с целью выхода УССР из состава Советского Союза.

Хотя Мазлах к тому моменту, кажется, уже и сам давно не разделял этих взглядов, во всяком случае, в полной мере, это ему не помогло. В ноябре 1937 года он был приговорен к смертной казни и расстрелян в возрасте 59 лет.

Впоследствии про Мазлаха внезапно вспомнили в украинской диаспоре на Западе во времена Холодной войны. В частности, его манифест был еще раз издан сначала на украинском, а затем и на английском языках.