Он родился в 1882 году в городке Брусилов (ныне Житомирская область) в бедной крестьянской семье, в которой был шестым ребёнком. Когда Ивану едва исполнилось два года, в результате несчастного случая погиб его отец — попал под копыта коня. Однако Иван Огиенко не только получил в Брусилове начальное образование, но и поступил в Киевскую военно-фельдшерскую школу.

Два поляка, два еврея и украинцы Штейнгель и Шольп. Кого Киевщина избрала в Государственную Думу России
Два поляка, два еврея и украинцы Штейнгель и Шольп. Кого Киевщина избрала в Государственную Думу России
© Public domain

После окончания в 1900 году полного фельдшерского курса, по направлению комиссии работал в Киевском военном госпитале в отделении с душевнобольными. Однако талантливый молодой человек получил возможность дальнейшего обучения: в 1903-м Иван Огиенко сдал экзамены на аттестат зрелости в гимназии Острога и поступил на историко-филологический факультет Киевского университета имени Святого Владимира. Там он, среди прочего, посещал «Семинарий русской филологии» профессора Владимира Перетца.

Иван Огиенко окончил Киевский университет в 1909 году и получил работу в Киевском коммерческом институте, которую совмещал с обучением на Высших педагогических курсах. В 1911-м издал «Словарь ударений в русском языке и правила русского ударения». Собственно, в те годы Огиенко был подающим надежды русским филологом, и ни в каких украинских движениях замечен не был.

В декабре 1911 года Иван Огиенко был зачислен профессорским стипендиатом Университета Св. Владимира. В 1914-м он получил диплом магистра, а в 1915-м начал читать первые самостоятельные лекции как приват-доцент кафедры русского языка и литературы. С осени 1916 года Огиенко читал в университете новый авторский курс — «История восточнославянского ударения».

Но тут в Российской империи случилась Февральская революция, и приват-доцент Огиенко вдруг оказался в первых рядах украинизаторов Университета Св. Владимира.

Именно он, наряду с германистом Иваном Шаровольским (позже деканом факультета иностранных языков Киевского государственного университета времён УССР), начал первым читать лекции на украинском языке. Но если Шаровольский всё же остался верен науке, то Огиенко сразу потянуло в политику.

100 лет украинской автокефальной церкви: история смуты, предательства и поражений
100 лет украинской автокефальной церкви: история смуты, предательства и поражений
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Весной 1917 года Иван Огиенко стал членом совета Министерства образования Украинской народной республики (УНР), и постоянно требовал украинизации образования на всех уровнях.

В октябре 1917-го в Киеве заработал «Украинский народный университет» (фактически педагогические курсы), занятия которого проходили в вечернее время в аудиториях Университета Св. Владимира. Огиенко читал там курс истории украинского языка.

Именно в тот период он начал интересоваться церковными вопросами.

14 января 1918 года Иван Огиенко выступил на Всеукраинском церковном соборе с докладом «Возрождение украинской церкви», в котором призвал к созданию самостоятельной Украинской православной церкви, — однако большинство участников Собора высказались за единство с Русской православной церковью.

Влияние Ивана Огиенко возросло после того, как немецкая оккупационная администрация привела к власти «гетмана» Павла Скоропадского.

Петлюра у власти. «Борьба с московским нашествием во всех формах и проявлениях»
Петлюра у власти. «Борьба с московским нашествием во всех формах и проявлениях»
© kiev-foto.info

Скоропадский по предложению академика Владимира Вернадского решил создать в каждом губернском центре новый университет, и уже 4 апреля 1918 года Огиенко во главе делегации лекторов Украинского народного университета прибыл в Каменец-Подольский. Он провёл серьёзную подготовительную работу, и 17 августа 1918-го, когда гетман утвердил закон об учреждении Каменец-Подольского государственного украинского университета, Иван Огиенко стал его ректором. Торжественное открытие университета, которое Огиенко организовал 22 октября 1918 года, стало событием всеукраинского масштаба.

Отстранение Павла Скоропадского от власти и восстановление УНР оказалось на руку Ивану Огиенко. 

5 января 1919 года Директория назначила его министром народного просвещения УНР с сохранением поста ректора Каменец-Подольского университета. Уже 17 января он ввел новые правила украинского правописания, а 30 января издал приказ, по которому языком преподавания во всех школах Украины (начальных, средних, высших) должен стать украинский, и лишь в школах национальных меньшинств разрешалось пользоваться родным языком.

В начале февраля 1919-го Огиенко издал приказы, согласно которым все дипломы, свидетельства и аттестаты должны издаваться исключительно на украинском языке, все надписи на бланках, штемпелях и печатях также должны быть заменены на украинские. Правда, учитывая сокращающуюся территорию УНР, эти приказы мало где были выполнены, ведь уже 5 февраля в Киев вошли красные.

15 сентября 1919 года Иван Огиенко, опять же сохранив пост ректора, был назначен главой Министерства культов УНР, которое он сам переименовал в Министерство вероисповеданий.

Пакт Пилсудского—Петлюры. Как «ясновельможный пан Отаман» отдал Западную Украину полякам
Пакт Пилсудского—Петлюры. Как «ясновельможный пан Отаман» отдал Западную Украину полякам
© https://qwerty.gdn

На новом посту он продолжил свою украинизаторскую деятельность, в первую очередь, потребовав от епископов, чтобы «Евангелие читалось на украинском языке; проповеди провозглашались государственным языком, службы Божьи, чтение и пение в церквях отправлялись по украинскому произношению; рукоположены и назначались на церковные должности в духовном ведомстве те лица, которые знают украинский язык». Новый министр определил месячный срок для принятия украинского произношения, и отметил: «Лица, которые не выполнят приказ, лишатся своих должностей и будут привлечены к судебной ответственности»…

Параллели с теми процессами, которые происходят в церковной сфере на Украине после 2014 года, более чем очевидны.

Правда, Огиенко и власти УНР никого к ответственности привлечь не успели: уже в ноябре 1919-го Каменец-Подольский как фактическая столица УНР был занят польскими войсками (причём по предложению самого Петлюры). Огиенко остался в городе как главный уполномоченный Директории, но реальной власти не имел. А в ноябре 1920-го, накануне занятия Каменца-Подольского Красной Армией, Иван Огиенко в обозе войск Пилсудского отправился в Польшу.

С 1920 года он жил в городе Тарнуве (ныне Малопольское воеводство Польши), где основал издательство «Українська Автокефальна Церква», выпускавшее брошюры и небольшие по объёму книги, автором которых был сам Огиенко. Активно сотрудничал с униатской церковью. По воспоминаниям митрополита Евлогия (Георгиевского), «православный по вероисповеданию, он считал, однако, возможным причащаться у униатов». Огиенко также регулярно печатал свои труды в униатской типографии в Жолкве (ныне Львовская область).

С 1922 года Огиенко жил в Винниках под Львовом, в 1924-м по протекции греко-католического митрополита Андрея Шептицкого получил должность преподавателя украинского языка и литературы во Львовской учительской семинарии.

Томосом и револьвером. За что архимандрит застрелил автокефального митрополита
Томосом и револьвером. За что архимандрит застрелил автокефального митрополита
© commons.wikimedia.org, NAC

Украинские источники утверждают, что оттуда Ивана Огиенко уволили за «проповедование национальной идеи», но это слабо вяжется с тем, что уже в 1926-м тот получил пост профессора церковнославянского языка в Студиуме православного богословия при Варшавском университете. Преподавая там, Огиенко, наконец, защитил докторскую диссертацию — правда, не в Варшаве, а в чехословацком Брно. Его работа была посвящена особенностям русинского языка в рукописной книге «Креховский Апостол» (1560).

В 1932-м Ивана Огиенко уволили из Варшавского университета под давлением Польской православной церкви, которая была недовольна постоянными призывами профессора к украинизации богослужений в местах проживания украинцев-русинов. Однако Иван Огиенко сразу же находит финансирование для выпуска журналов «Наша культура» и «Рідна мова», причём последний издаётся до самого начала Второй мировой войны.

В это время он продолжает работу над переводом полного текста Библии на современный украинский язык, получив для этого финансирование от Британского библейского общества (British and Foreign Bible Society). В начале 1939-го в Варшаве он издал на украинском «Новый Завет и Псалтырь», а фундаментальный перевод (включающий и неканонические книги) «Библии или книг Святого Писания Ветхого и Нового Завета» в переводе Огиенко вышел в Лондоне в 1962 на 1529 страницах.

Осенью 1939 года на большей части оккупированной нацистами территории Польши было создано Генерал-губернаторство, структурой которого стал «Украинский центральный комитет» (УЦК) во главе с Владимиром Кубийовичем, деятелем ОУН*. УЦК при поддержке оккупационных властей добился от главы Польской православной церкви, Митрополита Варшавского и Волынского Дионисия (Валединского) назначения двух украинских епископов, одним из которых и стал Иван Огиенко.

День в истории. 1 ноября: умер глава украинской церкви, приветствовавший Николая II, Гитлера и Сталина
День в истории. 1 ноября: умер глава украинской церкви, приветствовавший Николая II, Гитлера и Сталина
© Public domain

Сам Огиенко, жена которого умерла ещё в 1937-м, 9 октября 1940 года принял монашеский постриг под именем Иллариона, и уже через десять дней был наречён в сан епископа Холмского и Подляшского. А 20 октября 1940-го предстоятель Польской православной церкви митрополит Дионисий (Валединский), епископ Люблинский Тимофей (Шрёттер) и архиепископ Пражский Савватий (Врабец) в Холмском соборе совершили архиерейскую хиротонию епископа Иллариона (Огиенко).

Главной своей задачей новый архиерей видел введение украинского языка в богослужение.

После начала Великой Отечественной войны и создания Рейхскомиссариата Украина перед немецкой администрацией встала задача реорганизации церковной жизни на оккупированных территориях. С подачи нацистов митрополит Дионисий декретом от 24 декабря 1941 утвердил епископа Поликарпа (Сикорского) на должность администратора «Православной Автокефальной Церкви на освобожденных землях Украины» с предоставлением ему сана архиепископа. 

Формально под власть последнего попал и епископ Илларион (Огиенко), но фактически его епархия была автономной — ведь она находилась не в Рейхскомиссариате Украина, а в Генерал-губернаторстве. Более того, власти Генерал-губернаторства заслуги Огиенко учли, и 16 марта 1944 года на Соборе епископов Варшавской митрополии, проходившем под контролем нацистов, Илларион был возведён в сан Митрополита Холмского и Подляшского.

Именно в этом статусе Илларион (Огиенко) летом 1944 года в обозе немецких войск отправился в Словакию, откуда в мае 1945-го ему удалось добраться до Лозанны (Швейцария). В 1947 году Огиенко переехал в Виннипег (Канада), где в 1951 году на Чрезвычайном соборе «Украинской греко-православной церкви в Канаде» (УГПЦК) в Виннипеге был избран главой этого религиозного объединения с титулом Митрополита Виннипегского, который и носил до своей смерти 29 марта 1972 года.

УАПЦ по рассекреченным документам ФСБ: между немецкими и украинскими нацистами во имя собственной власти
УАПЦ по рассекреченным документам ФСБ: между немецкими и украинскими нацистами во имя собственной власти
© history-doc.ru

Каноничность этой церковной группы не была признаваема ни одной из поместных православных церквей вплоть до 1990 года, когда проблему решили переходом УГПЦК под омофор патриарха Константинопольского на правах автономной митрополии.

Не только украинские, но и российские учёные и богословы считают, что Илларион (Огиенко) стоит у истоков идеи автокефальной Украинской церкви

Его литературное наследие на тему истории церкви Малой Руси носит ярко выраженные этнофилетические черты, ревизионистские мотивы и антагонизм к русской православной традиции.

Правда, созданная Константинопольским патриархом на территории Украины «Православная Церковь Украины» (ПЦУ) особой активности в популяризации наследия Огиенко не проявляет. Видимо, чтобы не подчёркивать тот момент, что формально ПЦУ является не церковью, а всего лишь автономной митрополией в составе Константинопольского патриархата — как и возглавляемая некогда Митрополитом Илларионом (Огиенко) «Украинская греко-православная церковь в Канаде».