К началу Великой Отечественной войны Харьков являлся самым населенным и промышленно развитым городом Украины. Число его жителей превышало 900 тысяч. В столице республики — Киеве, на тот момент народу проживало меньше. Кстати, он и стал-то столицей всего за семь лет до начала войны. До 1934 года этот статус принадлежал Харькову.

Сражение за Киев. «Роковое решение», определившее исход войны
Сражение за Киев. «Роковое решение», определившее исход войны
© commons.wikimedia.org, Bundesarchiv, Bild 183-L20208 / Schmidt

В городе располагались крупнейшие машиностроительные заводы страны: главный сборщик танка Т-34 завод №183, главный изготовитель легендарных танковых дизелей В-2 завод №75, Харьковский тракторный завод ХТЗ, Харьковский авиационный завод ХАЗ, производитель трети советской военной оптики Харьковский комбинат НКВД.

Харьков являлся крупнейшим на юге СССР железнодорожным узлом, где пересекались главные транспортные магистрали страны, ведущие с севера на юг и с запада на восток. Именно по этой причине уже с конца июля город подвергался регулярным вражеским бомбардировкам. Заводы немцы не бомбили, намереваясь захватить их целыми и затем использовать в собственных целях.

16 сентября 1941 года, когда стало окончательно ясно, что основные силы Юго-Западного фронта (ЮЗФ) очутились в устроенном для них немцами Киевском котле, Государственный комитет обороны СССР постановлениями № 681 «Об эвакуации предприятий Харькова и Харьковской области» и № 685 «Об эвакуации женщин и детей из Харькова» утвердил план эвакуации предприятий и населения города и области. Через две недели начался вывоз сельхозтехники, поголовья скота и собранного урожая.

Тем временем командование судорожно восстанавливало линию обороны.

Как начиналась легенда о Ковпаке. 80 лет Путивльскому партизанскому отряду
Как начиналась легенда о Ковпаке. 80 лет Путивльскому партизанскому отряду
© РИА Новости, Леонид Коробов / Перейти в фотобанк

Одной из мер стало формирование, начиная с 29 сентября, в городе Чугуеве на базе 10-й запасной стрелковой бригады 216-й стрелковой дивизии (сд). В значительной мере её укомплектовали личным составом различных тыловых учреждений округа и частично — погибших в Киевском котле частей 289-й сд.

Однако судьба Харькова решилась значительно южнее и севернее города, и оборонявшим его соединениям и частям просто довелось «зафиксировать» общую сложившуюся на Восточном фронте ситуацию.

29 сентября с днепровских плацдармов во фланг и тыл основным силам Южного фронта нанесла свой сокрушительный удар 1-я танковая группа Клейста, и уже через неделю окружила их западнее Бердянска.

Почти одновременно 30 сентября севернее города своё наступление на Брянск и Орёл начала 2-я танковая группа Гудериана.

Ещё два дня спустя на войска Западного, Брянского и Резервного фронтов обрушились все силы группы армий «Центр» — началась Битва за Москву.

За Сталино! Донецкие шахтеры против горных стрелков и итальянской кавалерии
За Сталино! Донецкие шахтеры против горных стрелков и итальянской кавалерии
© Public domain

Благодаря стремительному продвижению противника Слобожанщина вскоре оказалась глубоко вдающимся во вражеские порядки «выступом», что грозило оборонявшимся в этом районе силам ЮЗФ скорым окружением. 6 октября его командование приняло решение об отводе своих правофланговых армий на 45-50 километров на рубеж Сумы — Ахтырка, чтобы прикрыть Белгородское направление и северные подступы к Харькову.

Однако, немцы этот манёвр опередили, и уже 10 октября 29 армейский корпус (ак) 6-й армии группы армий «Юг» (именно он 40 дней назад захватил Киев) вошёл в Сумы, а 51-й ак 15 октября — в Ахтырку.

Одновременно северо-западнее Харькова вражеский 17-й ак прорвал советскую оборону на стыке 21-й и 38-й армий и захватил Богодухов (53 км до Харькова по прямой), что создавало непосредственную угрозу охвата города с севера.

Южнее 17-я армия противника захватила важные транспортные узлы: 11 октября Лозовую и 12 октября — Близнюки, перерезав сообщение по маршруту Харьков — Ростов, и взял под контроль переправы на Северском Донце. С юго-западного направления от Краснограда (89 км по прямой) с ожесточёнными боями на город надвигался 11-й ак той же самой армии.

А Харьков тем временем занимался эвакуацией и подготовкой к обороне.

«Город представляет собой страшное зрелище». Как оккупанты отомстили одесситам за уничтожение комендатуры
«Город представляет собой страшное зрелище». Как оккупанты отомстили одесситам за уничтожение комендатуры
© Думская

К 20 октября практически все харьковские предприятия вывезли на восток. Для погрузки в эшелоны использовали даже городской трамвай — трамвайные пути проложили на территории предприятий. Всего на восток 320-ю эшелонами отправили более 70 заводов. Что не удавалось вывезти, подорвали.

По внешнему обводу города была подготовлена линия обороны общей протяжённостью до 40 километров. Она состояла из окопов, более чем 250 артиллерийских и 1000 пулемётных ДзОТов. Танкоопасные направления прикрыли три тысячи противотанковых ежей и надолбов.

В самом городе его улицы и проспекты перекрыли многочисленные баррикады, для возведения которых уже ближе к самому штурму использовали в том числе и 400 трамвайных вагонов. Общая протяжённость этого вида заграждений составила более 16 километров.

Минированию подверглись многочисленные объекты городской инфраструктуры, в том числе и 43 городских моста и виадука. Свыше десяти мостов предварительно разрушили.

Однако в силу сложившейся конфигурации фронта уже 15 октября в Москве стало ясно, что Харьков не удержать, и вечером того же дня Ставка Верховного Главнокомандования своей директивой № 31 поставила ЮЗФ задачу за период с 17 по 30 октября поэтапно отвести свои войска на линию Касторная — Старый Оскол — Новый Оскол — Валуйки (135 км от Харькова на восток) — Купянск — Красный Лиман.

Это означало, что врагу сдавались Белгород, Харьков и северная часть Донецкого промрайона. Таковой была плата за выравнивание линии фронта, сокращение её протяжённости и вывод во фронтовой резерв шести стрелковых дивизий и двух кавалерийских корпусов.

Харьков предписывалось удерживать только до 25 октября.

День в истории. 23 октября: в Луганске начал боевой путь бронепоезд «За Родину!»
День в истории. 23 октября: в Луганске начал боевой путь бронепоезд «За Родину!»
© warspot.ru

В полосе Харькова оборону держали соединения 38-й армии. Согласно директиве Ставки подступы к городу на расстоянии 30-40 км от него они должны были оборонять до 23 октября включительно.

Но надвигавшиеся с запада силы 55-го ак 6-й армии вермахта внесли в эти планы свои коррективы. 20 октября немцы захватили ключевой узел советской обороны Люботин (23 км по прямой), а через два дня — Дергачи (15 км). То есть, противник приблизился к городу вплотную с запада и с севера. В дело вступили силы гарнизона.

Непосредственно обороной города с 20 октября командовал начальник Харьковского гарнизона заместитель командующего Харьковским военным округом генерал-майор Иван Иванович Маршалков. Ему подчинили не успевшую завершить своё формирование 216-ю сд, 57-ю отдельную бригаду НКВД, Харьковский полк народного ополчения, отдельные батальоны местных стрелковых войск и бронетанковый отряд. Общая численность войск гарнизона составила 19 898 человек при 120 орудиях и миномётах и 47 танках.

Танковый парк включал не только устаревшие танкетки Т-27, лёгкие танки Т-26 и тяжёлые пятибашенные «бронтозавры» Т-35 (их в Харькове в своё время делали, в ход пошли отремонтированные машины), но и 13 единиц такой своеобразной техники, как ХТЗ-16. В некоторых боевых документах они ещё указываются, как Т-16 (ХТЗ). Это были бронетракторы, для производства которых использовались шасси трактора СХТЗ-НАТИ.

Кстати, при создании легендарных одесских НИ-1 также использовались эти машины. Харьковский тракторный завод обязали выпустить до 750 единиц ХТЗ-16, но заводчане успели собрать только десятую часть этих эрзац-танков. Большинство их погибло на подступах к городу, но некоторые — на его улицах. Один сгорел прямо возле ЦУМа.

День в истории. 26 октября: под Каневом погиб Аркадий Гайдар
День в истории. 26 октября: под Каневом погиб Аркадий Гайдар
© РИА Новости, РИА Новости / Перейти в фотобанк

Итак, по состоянию на 22 октября на Харьков надвигался 55-й ак генерала пехоты Эрвина Фирова. Его корпусу подчинили 101-ю лёгкую пехотную дивизию (лпд), она атаковала городские кварталы с севера, а также придали части тяжёлой артиллерии. С запада на Харьков надвигались подразделения 57-й пд корпуса, с юга — 100-й лпд.

После прорыва противником пригородного рубежа обороны, командование 38-й армии приказало 216-й сд, то есть, основным силам Харьковского гарнизона, 19 октября выдвинуться в район Пересечного.

Однако ещё не до конца сформированное «сырое» соединение, значительная часть личного состава которого к тому же уже была деморализована недавним пребыванием в Киевском «котле», во время ночного марша пришло в полное расстройство. Один из полков вообще заблудился и «обнаружился» только полтора дня спустя, «похудевшим» из-за дезертиров на треть.

Во многом, именно благодаря этому противник 20 октября взял Люботин и в тот же день вышел на окраины Харькова. В результате штаб 38-й армии взял руководство обороной города на себя, тем самым породив управленческий хаос, так как командование Харьковского гарнизона отстранить от управления частями никто не удосужился. В результате следующие несколько дней командиры частей получали приказы, нередко взаимоисключающие, сразу из двух штабов.

Дробицкий яр. Трагедия еврейского гетто Харькова
Дробицкий яр. Трагедия еврейского гетто Харькова
© commons.wikimedia.org,

Тем не менее утром 22 октября 216-я сд и 57-я бригада НКВД в районе Куряж — Песочин нанесли по противнику контрудар, что для того оказалось полной неожиданностью. Вечером после ожесточённых боёв советские войска отошли на исходные позиции.

23 октября в наступление перешли уже вражеские дивизии.

57-я пд утром закрепились в пригороде Харькова Новой Баварии, а к полудню её части начали общий штурм города. Медленно продвигаясь вдоль улиц и преодолевая многочисленные рвы и минные поля, немецкие штурмовые группы захватывали баррикаду за баррикадой и к вечеру вышли к делившей город приблизительно пополам железнодорожной магистрали.

Если в центре харьковской обороны немцам сопутствовал успех, то севернее, где оборонялись ополченцы, они «застряли» на рубежах в районе Сокольников. На южных окраинах вражеские атаки успешно отражали чекисты из 57-й бригады НКВД.

В центральных же городских кварталах сражалась 216-я сд. В ночь с 23 на 24 октября её командир полковник Дмитрий Фролович Макшанов решил отвести свои полки за речку Лопань, и далее удерживать город по рубежу её восточного берега. В штабе 38-й армии такое решение посчитали трусостью, и полковника от командования дивизией отстранили, назначив взамен комбрига Филиппа Феодосиевича Жмаченко. Однако тот полностью принять командование не успел, прибыв на место только утром 24-го числа, то есть в самый разгар боёв.

В результате следующие четыре дня у 216-й сд было два начальника, что порядка её управлению не прибавило.

Катастрофа под Харьковом. Почему после разгрома под Москвой гитлеровцы дошли до Волги и Кавказа
Катастрофа под Харьковом. Почему после разгрома под Москвой гитлеровцы дошли до Волги и Кавказа
© РИА Новости, Павел Лисицын / Перейти в фотобанк

Штаб 38-й армии приказал Жмаченко сразу по вступлении в должность организовать контратаку, чтобы вернуть дивизию с восточного берега Лопани на прежний рубеж по железнодорожной магистрали. Однако из-за неразберихи и плохой выучки частей, выполнить эту директиву оказалось практически невозможным — штаб дивизии ситуацию не контролировал, батальоны воевали, как бог на душу положит. Поэтому утром немцы пространство между ж/д путями и рекой взяли полностью под свой контроль, а затем вышли в район железнодорожных станций Балашовка и Левада.

101-я лпд форсировала Лопань и продвигалась в сторону корпусов авиазавода и центральной площади Дзержинского. Там у вражеских пехотинцев завязался ожесточённый временами переходящий в рукопашную 5-часовой бой с харьковскими ополченцами. На юге города в районе станции Основа по-прежнему упорно держалась 57-я бригада НКВД.

Центральные районы города были захвачены уже к трём часам дня, а к вечеру советские части и ополчение держались только за отдельные кварталы в его восточной части. В ночь на 25 октября наши войска оставили Харьков.