Это пример того, когда рожденная «снизу» идея не была реализована в должном масштабе, что в сущности обрекло уникальный автомобиль на участь мелкосерийной «самоделки». 

День в истории. 3 сентября: СССР впервые возглавил украинец
День в истории. 3 сентября: СССР впервые возглавил украинец
© AFP,

«Старт» никогда не появился бы на свет, если бы не хрущёвская реформа 1957 года, в ходе которой в СССР появились советы народного хозяйства (совнархозы) — некий гибрид местных партийных и хозяйственных органов, которым были предоставлены широкие полномочия. Отныне местные руководители сами решали, что, как и когда производить предприятиям, на что именно расходовать фонды и т.п.

В Луганском совнархозе работал энергичный и инициативный чиновник А.С. Антонов, возглавлявший главное автотранспортное управление. Узнав о том, что в городе Северодонецк на местной авторемонтной базе инженер Геннадий Васильевич Дьяченко экспериментирует с постройкой кузовов из стеклопластика, Антонов дал ему «зеленый свет» и поручил постройку туристического автоприцепа. После успешного завершения этого проекта было решено «замахнуться» на полноценный микроавтобус.

К делу подошли основательно — в Северодонецк пригласили инженеров Якова Марковича Балясного и Бориса Федосеевича Крутенко, которые во время учебы в Харьковском автодорожном институте работали со стеклопластиком.

В основу будущей машины положили конструкцию ГАЗ-21 «Волга». Автором кузова стал дизайнер Юрий Иванович Андрос, и именно ему «Старт» (такое название дали новинке) обязан своей громкой славе.

Облик автомобиля получился футуристическим и одновременно очень легким, воздушным: вагонная компоновка, четырехфарная система освещения (до этого использовалась только на ЗИЛ-111Г и ЗИЛ-118 «Юность»), выполненные в едином объеме с кузовом бамперы, неординарная геометрия боковых окон, острые плавники задних крыльев с расположенными под углом фонарями, слегка выступающий багажник с удобной погрузочной высотой, модная двухцветная окраска…

От «Украины» до «Таврии»: как автомобили в СССР получали украинские имена
От «Украины» до «Таврии»: как автомобили в СССР получали украинские имена
© РИА Новости, Антон Денисов / Перейти в фотобанк

Пожалуй, это был наиболее чистый образец «аэрокосмического стиля» в его советском понимании.

Правда, за рубежом такая стилистика вышла из моды примерно в 1961 году — «Старт» соответствовал тенденциям 1959-60-го. Но в СССР и в начале 1960-х все, связанное с космосом, воспринималось более чем актуально, и машина выглядела отнюдь не «вчерашней», а, напротив, «гостьей из будущего».

В интерьере «Старта» было использовано множество деталей от «Волги»: руль, панель приборов, часы, приемник, даже хромированная «птица» с багажника с изображением оленя — эмблемы ГАЗа. Салон вмещал десять пассажиров. Микроавтобус развивал скорость 110 километров в час.

Поскольку кузов «Старта» был изготовлен из стеклопластика, «пробить» машину в производство луганчане решили через Москву.

Начало 1960-х было временем, когда полимеры воспринимались как материал будущего, и все, связанное с их применением в быту и производстве, считалось прогрессивным. Поэтому, когда в декабре 1963 года микроавтобус продемонстрировали в Государственном комитете автотракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР, его руководитель Н.И. Строкин тут же приказал выделить Северодонецкой автобазе 50 машинокомплектов от «Волги» и разворачивать производство «Старта».

Первые машины были собраны в январе 1964-го, одну из них подарили первому секретарю Компартии Украины П.Е. Шелесту.

День в истории. 22 ноября: Сделан «настоящий подарок для рабочего класса»
День в истории. 22 ноября: Сделан «настоящий подарок для рабочего класса»
© РИА Новости, Л.Леонов / Перейти в фотобанк

Однако затем в судьбе машины одна за другой начались «неполадки».

Сначала ее идейного «отца» А.С. Антонова перевели из Луганского совнархоза в Донецкий. А потом закончились выделенные Москвой «волговские» машинокомплекты.

Поскольку интерес к «Старту» не утихал, Северодонецкая база продолжала своими силами собирать микроавтобусы, но масштабы их выпуска можно было в лучшем случае назвать очень скромными: за 1964-67 годы — около ста машин.

Намек на качественное изменение судьбы интересного проекта возник осенью 1965-го.

После ухода Хрущёва в отставку система совнархозов была упразднена, в СССР вновь появились профильные министерства, и министр автомобильной промышленности А.М. Тарасов попросил предоставить два экземпляра «Стартов» для государственных испытаний. Тут-то и выяснилось, что в сопоставлении с рижскими «Рафиками» донбасские «Старты» особенных преимуществ не имеют.

Они выигрывали в плавности хода и управляемости, но сильно проигрывали в экономичности («Рафик» потреблял 16 литров бензина на 100 километров, «Старт» — 21), прочности и даже в… аэродинамичности (казавшийся «обтекаемым» кузов «Старта» на самом деле таким вовсе не являлся).

День в истории. 8 апреля: к власти в СССР пришел днепропетровский клан
День в истории. 8 апреля: к власти в СССР пришел днепропетровский клан
© РИА Новости, Дмитрий Козлов / Перейти в фотобанк

Несмотря на то что в прессе расписывали «удобное расположение двигателя», который «образует основание для столика», обслуживать вынесенный прямо в салон мотор «Старта» было крайне некомфортно.

Ну а главным недостатком была очень высокая себестоимость производства — ведь стеклопластиковые кузова нужно выклеивать вручную. Соответственно цена на машину достигала почти 10 тысяч рублей — вдвое больше «Волги». Частный владелец «Старт» себе позволить не мог, а государству они были попросту не нужны. Словом, на массовый выпуск «Стартов» в масштабе СССР рассчитывать было нечего.

Мелкосерийная сборка уникальных машин на их родине, в Северодонецке, заглохла сама собой.

Были попытки выпуска «Стартов» и в других местах. Так, в 1964-65 годах около десяти машин выпустили в Донецке, куда из Луганска перешел работать А.С. Антонов. Микроавтобусы, собранные на автобазе «Главдонбассстроя», несли марку «Донбасс».

Луганский автосборочный завод в 1965 году произвел шесть, а в 1966-м — еще пятнадцать микроавтобусов марки ЛАСЗ, которые отличались от «Стартов» и «Донбассов» боковой стойкой кузова (она была не скошенной, а наклоненной по ходу движения, вперед) и более плавным ходом за счет использования подвески ЗИМа.

И, наконец, в течение 1968 года Коростеньский авторемонтный завод треста «Киевхимпром» выпустил 70 собственных «Стартов», которые были отправлены в Москву, Киев, Одессу, Львов, Тамбов, Куйбышев и Крым. Таким образом, общее количество микроавтобусов «Старт» и родственных им «Донбассов» и ЛАСЗ не превысило 200 экземпляров.

Когда откроют гиперлуп на Троещину. Четыре поколения транспортной инфраструктуры Киева
Когда откроют гиперлуп на Троещину. Четыре поколения транспортной инфраструктуры Киева
© скриншот видео "112 Украина"

На протяжении 1960-х годов эти машины использовались с разными целями — главным образом работали в качестве маршрутных такси и служебных микроавтобусов. Некоторые из них встречались на дорогах еще в 1980-х. В потоке обычных машин ни на что не похожие «Старты» всякий раз выглядели как НЛО.

Время не щадило пластиковые кузова этих машин, поэтому сейчас немногочисленные уцелевшие экземпляры микроавтобуса очень высоко ценятся коллекционерами и занимают почетные места в автомобильных музеях.

В истории советского автомобилестроения «Старт» остался как уникальный эксперимент, дерзкая инициатива, обернувшаяся в итоге созданием впечатляющей «вневременной» машины.

Парадоксально, но, несмотря на то что по Советскому Союзу колесило всего около двухсот «Стартов», облик этого микроавтобуса был прекрасно известен всем жителям СССР: именно на нем уезжает Нина в финале всенародно любимой комедии Леонида Гайдая «Кавказская пленница».