Семейное дело

Ралли торговцем не стал, но родился: он появился на свет в 1785-м году на острове Хиос в семье успешного греческого торговца Стефана Ралли. Это было хорошее время для того чтобы быть греческим коммерсантом: Россия завоевала Крым и активно осваивала Новороссию и была заинтересована в притоке квалифицированных специалистов и капитала на новые территории, в связи с чем создала режим максимального благоприятствования для представителей комплементарных христианских народов, включая и греков. В начале XIX века в Одессу переехал и Стефан с семьей.

«Три грека в Одессу везут контрабанду». Взлет и падение греческого бизнеса в Одессе XIX века
«Три грека в Одессу везут контрабанду». Взлет и падение греческого бизнеса в Одессе XIX века
© Public domain

C 1828 года торговым домом Ралли в Одессе руководил герой нашего сегодняшнего материала, старший сын Стефана, Иван, который до этого выполнял поручения в различных частях света: известие о смерти отца (который, кстати, умер в Марселе, где находился по делам) в 1827-м году застало его в Лондоне (где в 1821-м у него от жены итальянки Люсии родился сын Стефан), после чего он поспешил. Под его руководством фирма точно не бедствовала: к 1846-му году торговый дом Ралли был 5-м в Одессе по оборотам.

Также у Ивана Ралли была огромная семья: брат и сестра в Марселе;еще братья в Англии, на греческих островах и в Триесте. Были и другие, менее близкие родственники, также добившиеся больших результатов: дядя Ивана, Стефан был крупным финансистом в Османской империи, а его сын (и соответственно двоюродный брат Ивана) Амвросий Ралли стал бароном в Австрии; племянник Ивана, Пандели Райли добился крупных успехов в Англии стал депутатом британского парламента, а глава дома Ралли в Англии, Лука Евстратий в 1912 году получил наследственный титул баронета.

Собственно, в этом была сила греческих торговых диаспор — родственники в самых разных портах мира значительно облегчали торговые операции. Особенно если они добивались таких успехов. Этим же греки-торговцы были ценны для русских царей — использование их в качестве контрагентов позволяло сильно облегчить экспорт сельскохозяйственной продукции из России.

Но вернемся к Ивану.

Джон Стефанович, американец

Человек с глобальными интересами и успешный коммерсант с сетью родственников фактически по всему миру (в течение следующих 10 лет отделения обширного семейства Ралли действовали во всех частях света) был отличным кандидатом на роль дипломатического представителя одной молодой развивающейся страны. Речь, конечно, идет о США, которые на тот момент даже близко не напоминали сегодняшнего колосса и в экономическом смысле интересовали окружающий мир больше как источник сырья (хлопка) для европейской «хайтековой» (по тем временам) текстильной промышленности.

День в истории. 28 апреля: правительство России предоставило Одессе особый экономический статус
День в истории. 28 апреля: правительство России предоставило Одессе особый экономический статус
© commons.wikimedia.org, Franz Groß

С 1832 года Ралли выступал в качестве консула США в Одессе, совершенно не имея американского гражданства. Эта практика, кстати, сохранилась и до наших дней: например, швейцарские дипломаты долгое время представляли США на Кубе Кастро (где официальных американских представительств долгое время не было). Так, в Одессе у США появился консул Джон Ралли, который по-английски говорил с трудом, но это не мешало ему исполнять свои консульские обязанности. А исполнял он их очень, ОЧЕНЬ долго: до самой смерти в 1858 году.

Польза для США была несомненной: Ралли обладал стратегически важной информацией о ситуации в торговле в регионе (у него были отделения и в других городах юга России + родственники и партнеры по всему Средиземноморью) и мог давать ценные рекомендации американскому правительству. Так 1 марта 1854 он советовал американцам нарастить поставки зерна в Европу, на фоне эмбарго на поставки русского зерна в период Крымской войны.

Консулом Ралли, конечно, стал не просто так: незадолго до этого он был нанят американским дипломатом Чарльзом Риндом для помощи в переговорах между США и Османской империей. Очевидно свою задачу он исполнил хорошо, ввиду чего Ринд порекомендовал его на должность консула. Соображения у американцев были такие же, как и у Романовых: видный человек из торговой диаспоры был очень полезен для развивающегося и амбициозного государства с периферии. Собственно, в характеристике Ралли, написанном Риндом 30 мая 1831 года, среди его достоинств упоминается то что он «богатый и уважаемый». Такой консул мог открывать американскому правительству те двери, которые в противном случае были бы для него закрытыми.

В 1857-м году в Америке решили запретить консулам участвовать в частных коммерческих предприятиях чтобы упредить конфликт интересов. Ралли заявил протест и сказал, что готов даже отказаться от консульской зарплаты лишь бы не бросать торговое ремесло. Но и оставлять работу консула он тоже не хотел.

Зачем все это было Ралли?

Александр, введи войска! Одесса, тайные общества, и борьба за независимость Греции
Александр, введи войска! Одесса, тайные общества, и борьба за независимость Греции
© Картина Питера фон Хесса

Можно (и, наверное, нужно) много спекулировать на тему того какие бонусы из положения консула извлекал для себя Ралли. Однако, у нас нет никакой информации об этом — да такой информации и быть не может: позиция консула наверняка давала дополнительный вес Ралли в ходе переговоров за закрытыми дверями. Но, повторюсь, данных у нас об этом нет. Но скорее всего дело в том, что статус консула давал Ралли, как это говорят в ролевых играх, «дополнительные очки харизмы».

Встречавшийся с Ралли американский путешественник Джон Стивенс, отмечал, что Ралли «очень горд положением американского консула, поскольку это в ряд с уважаемыми людьми города, позволяет носить форму и саблю на общественных мероприятиях и дает иные привилегии, которые если и не приносят немедленной выгоды, то все равно являются очень приятными». Думаю, в этом и есть ключ к пониманию того почему Ралли так цеплялся за эту должность: статусность была полезна для коммерции.

После смерти Ивана в 1858 году, обязанности консула исполнял Стефан, который с 1854-го года была вице-консулом. Но продолжалось это недолго — вскоре в Одессу прибыл Тимоти Смит, первый американский консул в Одессе, который был американцем (Смит был родом из Вермонта).

***

Жизнь и карьера Ралли выдает в нем жуликоватого персонажа с праздничной биографией, что в общем-то ожидаемо: по многим параметрам Россия тогда была развивающейся страной и такие люди там были нужны для развития новых территорий. Собственно, аналогичные процессы происходили за океаном — в США дела обстояли точно так же. Но тот же Ралли показывает, что при правильной «настройке» даже такие люди могут сослужить хорошую службу.

Самый высокопоставленный грек России. Граф Каподистрия в Бессарабии, Новороссии и Элладе
Самый высокопоставленный грек России. Граф Каподистрия в Бессарабии, Новороссии и Элладе
© Public domain

За свою жизнь Ралли успел внести большой вклад в развитие Одессы, способствуя экспорту зерна и закреплению статуса города в регионе как важного логистического центра. Одним из его наиболее долговечных поступков стало участие в основании «Черноморского общества пароходов» (будущего Одесского Черноморского морского пароходства) в 1833 году. Одесский паровой флот сыграл важную роль в коммерческом и социальном развитии Одессы, позволив городу-порту увеличить объем перевозок товаров и пассажиров и, таким образом, остаться в числе ключевых городов империи и региона (не говоря уже о рабочих местах, кормившихся с разраставшегося флота).

Потомки Ралли это прекрасный пример «национализации» изначально компрадорских элит: Стефан постоянно участвовал во всех городских делах (а не только коммерческой деятельности) и занимался благотворительностью, его [Стефана] дочь Елизавета породнилась с русской аристократией (через брак с князем Александром Лобановым-Ростовским), один сын (Павел) создал в Одессе Общество защиты животных, а другой (Петр) стал капитаном императорской гвардии в Петербурге.

Что характерно, со смертью Павла (который был главой торгового дома и президентом Одесского процентного банка), Ралли перестают участвовать в торговле в Одессе и эта ветвь семьи становится неактивной в коммерческих делах. Собственно, уже Павел был не очень заинтересован в коммерции и основные деньги инвестировал в недвижимость, в частности в огромное поместье в районе Киева. В общем-то, это было в русле логики национализации: Ралли окончательно укрепились в русской почве и увязали свои активы с тем что из России на кораблях никак не увезти.

Литература:

Patricia Herlihy. «Greek Merchants in Odessa in the Nineteenth Century», «The Greek Community in Odessa, 1861-1917».