Он был единственным ребёнком в семье Шимона и Юзефы, урождённой Бирнат. После восстановления Польши семья переехала в город Дубно (современная Ровенская область), где Юзеф окончил реальную гимназию.

Об авиации Станислав стал мечтать ещё за партой. Хоть он и поступил в Варшавский технологический университет, а затем в Школу политических наук, большую часть времени проводил в Мокотовском аэроклубе: наблюдал за полётами, убирал ангары, мыл самолёты. Там же в аэроклубе он окончил курсы планеристов, прошёл начальную военную подготовку.

В 1935 году Скальский поступил в Кадетское училище пехотных офицеров запаса в Замбруве, а в следующем году после его окончания — в Авиационное кадетское училище в Демблине (так называемую «Школу орлят»). Пилотажу истребителя его обучали в высшем пилотажном училище Грудзёндзе, которое он окончил в 1938 году.

После этого началась служба в лётных частях.

Пока Скальский служил капралом, трижды получал взыскания: на 14 суток его упекли на гауптвахту за оскорбление своего начальника, на 7 суток — за умышленное открытие парашюта с задержкой, на 3 суток — за намерение участвовать в войне против Японии на стороне Китая.

Одним словом, ясно, что характером Станислав Скальский обладал боевым.

Несмотря на взыскания, 1 октября 1938 года его произвели в подпоручики и направили в 142-ю истребительную эскадрилью базировавшегося в Торуни 4-го авиационного полка. Это лётное подразделение было вооружено устаревшими для того времени самолётами PZL P.11c. На самолёте Скальского после номера «66» на фюзеляже белела выведенная краской многозначительная надпись «Зося» («ZOSIA»). Кто была эта дама сердца молодого лётчика, история умалчивает.

На рассвете 1 сентября 1939 года польские пилоты поднялись по тревоге.

В особых боях в первый день Второй мировой войны полк не участвовал: несколько звеньев истребителей отправились на перехват вражеских бомбардировщиков, но сбить им удалось только один.

Произошло это так. После обеда на перехват группы 2-моторных «Дорнье» Do 17 поднялись два истребителя из 141-й эскадрильи. Бомбардировщики они не обнаружили, зато перехватили корректировщик «Хеншель» Hs 126, и один из пилотов его сбил. Звено Скальского находилось поблизости. Станислав приземлился рядом с местом аварийной посадки самолёта противника, оказал первую помощь раненому штурману и пленил пилота. Ему потом пришлось ещё защищать их от разъярённых местных жителей. Только вечером, сдав пленных военным из контрразведки, он смог вернуться в полк.

На следующий день девятка PZL P.11c из 142-й эскадрильи встретила в зоне своего патрулирования несколько мелких групп двухмоторных бомбардировщиков He 111, Do 17 и тяжёлых истребителей Bf 110.

По разным оценкам, поляки одержали в этих боях от 5 до 7 побед, две из которых оказались на счету подпоручика Станислава Скальского. 3 сентября он сбил одиночный вражеский разведчик, а 4-го принял участие в крупнейшем сражении своего полка. Сразу после полудня соединение подняли на перехват крупной группы бомбардировщиков «Дорнье» Do 17 и пикировщиков «Юнкерс» Ju 87, летевших под прикрытием истребителей «Мессершмитт» Bf 109 и Bf 110. Звено Скальского атаковало пикировщики, одного из них сбил Станислав.

Его боевой счёт, 4 личных победы и 2 в группе, стал самым крупным среди польских пилотов в короткую сентябрьскую кампанию 1939 года.

К 7 сентября из-за нехватки топлива и огромных потерь 4-й полк почти полностью прекратил вести боевые действия.

Небольшая последняя «вспышка» активности случилась 15-го числа с несколькими вылетами на штурмовку, в которых принимал участие и Станислав. Через два дня одновременно с правительством Польши личный состав 142-й эскадрильи отступил на территорию Румынии, где был интернирован.

Румынские власти, хоть и находились с Германией практически в союзнических отношениях, не стали препятствовать эмиграции польских лётчиков во Францию, откуда те в своём большинстве переправились в Англию.

Уже весной 1940 года Скальский в числе первых польских пилотов приступил к переучиванию на британскую технику в 5-м учебном центре. Британцы переиначили его имя на свой лад, назвав Стэнли. 2 августа польского подпоручика зачислили в состав формировавшейся 302-й «Познанскьской» эскадрильи авиационного флота Его Королевского Величества (RAF). Однако через 10 дней пилота отозвали (он отказался быть инструктором) и 26 августа перенаправили в 501-ю эскадрилью.

Здесь Станислав сразу же стал летать на боевые задания на самолёте модели «Харрикейнах» Mk.I и уже на 5-й день одержал свою первую победу в составе британских ВВС и пятую в своём общем личном зачёте: двухмоторному «Хенкелю» Не 111 он просто «отрезал» своими восьмью пулемётами крыло. За следующие три дня его счёт увеличился ещё на три вражеских самолёта.

Воздушные бои 1940 года носили ожесточённый характер, англичане и их союзники тоже несли потери.

5 сентября Скальский был сбит над Кентербери в поединке с немецким истребителем «Мессершмитт» Bf 109. Вражеские пули прошили резервный бензобак, от чего самолёт загорелся. Покидая его, Станислав ударился головой о фюзеляж, и потерял сознание. Когда оно вернулось к нему, до земли оставалось совсем немного. Он успел раскрыть парашют, но скорость приземления всё равно оказалась слишком высокой, поэтому пилот сильно повредил ногу, руку и ушиб бок.

По-английски он практически не говорил и в полубеспамятстве ругался на чём свет стоит по-польски, поэтому подошедший полицейский поинтересовался, не немец ли он. Собрав последние силы и все свои скудные познания в английском, Скальский ответил, что он — поляк. Его тут же доставили в госпиталь. Ожоги и переломы заживали довольно долго — в строй лётчик вернулся только в конце октября, но уже 8 ноября одержал две новые групповые победы.

25 февраля 1941 года Станислава перевели в 306-ю «Торуньскую» эскадрилью RAF, куда собирали пилотов бывшего 4-го Торуньского истребительного полка польской армии. Считалось, что это лётное соединение продолжает его боевые традиции. Летом польские лётчики сменили свои «Харрикейны» на легендарные британские самолёты «Спитфайр» модификации Mk.II, среди которых было много пушечных Mk.IIВ. В сентябре обновили, заменив на модификацию Mk.VB.

Как один из наиболее опытных и результативных пилотов, подпоручик Скальский сразу был назначен руководителем полётов. Но ему страстно хотелось летать, а не сидеть на земле, а потому он в конце концов добился, чтобы в апреле его перевели на лётную должность. К тому времени его звание уже повысилось до поручика. 15 августа Станислава поставили во главе звена «В», в связи с чем он получил полагающееся по должности британское звание «флайт-лейтенанта».

За август-сентябрь Скальский одержал ещё четыре подтверждённых и одну предположительную победу, воюя над Францией на «Спитфайрах», в результате чего его боевой счёт в RAF вырос до 8⅔ побед. Причем его противниками были пилоты «Мессершмиттов» Bf 109 из элитных истребительных эскадр Люфтваффе «Рихтгофен» и «Шлягетер». Два из них он «завалил» 17 сентября над печально известным Дюнкерком.

После этого на пять месяцев лётчика отправил в тыл отдохнуть.

В следующий раз он приехал на Западный фронт 1 марта 1942 года на должность командира звена «В» 316-й «Варшавской» эскадрильи, также летавшей на «Спитфайрах» модификации Mk.VB. За весну он одержал одну подтверждённую и одну предполагаемую победы, после чего ему отдали под командование 317-ю «Виленскую» эскадрилью. В связи с этим в польской армии он был произведён в капитаны, а в британской — в сквадрон лидеры.

На новом месте, правда, боевых побед он добиться не сумел — его очередной так называемый «боевой тур» закончился в ноябре 1942 года.

В феврале 1943-го Скальский стал заместителем подполковника Тадеуша Рольского, формировавшего добровольческую Польскую Истребительную Команду, готовившуюся к отправке в Северную Африку. С частью польских пилотов он приехал в Глазго, откуда на корабле «Летиция» отплыл в Африку. В новом подразделении все боевые вопросы легли на Станислава, из-за чего оно получило неофициальное название «Цирк Скальского».

13 марта польские лётчики прибыли в Западную Пустыню, где их обеспечили истребителями «Спитфайр» Mk.IXC и включили в состав 145-й эскадрильи RAF, как звено «C». Уже 28 марта они одержали две победы, одну из которых записали на счёт Скальского. Ещё два самолёта он сбил в апреле.

13 мая Немецкий Африканский корпус капитулировал, и 22 июля «Цирк Скальского» расформировали.

Нескольким его старшим пилотам предложили различные командные должности в эскадрильях 244-го крыла RAF. Скальский с 7 июля возглавлял английскую 601-ю эскадрилью, воевавшую над Сицилией и Южной Италией, где летал на «Спитфайрах» различных модификаций.

20 октября, сдав командование эскадрильей, он вернулся в Англию.

После отпуска 12 декабря Скальский возглавил 131-е польское истребительное авиакрыло. Командуя им в июне-июле 1944 года на истребителе «Мустанг», он участвовал в боях над Нормандией.

В полдень 24 июня в воздушном бою над Тилерсом при удивительных обстоятельствах Станислав одержал две свои последние воздушные победы: уходивший от его преследования «Мессершмитт» столкнулся с другим немецким истребителем, и оба они рухнули на землю. Конечно же, два эти самолёта записали на счёт Скальского, хоть он и не потратил на то, чтобы их сбить, ни единого патрона.

Сдав командование крылом 2 августа, Скальский прошёл курс учёбы для штабных офицеров в командно-штабном колледже в Форт Левенворт в США, который окончил 20 января 1945 года. Вернувшись в Англию, он служил в штабе 11-й истребительной авиагруппы. Так в звании майора на штабной должности он и завершил свое участие во Второй мировой войне.

Всего начиная с 1 сентября 1939 года уроженец подольской Кодымы совершил 321 боевой вылет, сбил 18 самолетов противника лично и 3 в группе.

После окончания войны Скальский некоторое время служил в штабе ВВС оккупационных войск, после чего его отозвали в Великобританию. Польскому лётчику предлагали английское гражданство и высокую должность в королевских ВВС, но он отказался. 4 июня 1947 года Станислав покинул Эдинбург и через четыре дня плавания на корабле прибыл в Гданьск, где сначала оказался в лагере репатриантов «Нарвик».

Затем как одного из немногих вернувшихся в страну польских летчиков его приняли в недавно сформированное Войско польское, где в июле 1947 года он занял должность инспектора по технике штурманской проводки.

Однако долго спокойно служить новые власти Станиславу не дали — 4 июня 1948 года он был арестован на улице Фильтрова в Варшаве сотрудниками Министерства общественной безопасности по ложному обвинению в шпионаже.

Во время следствия его подвергли жестоким пыткам. 7 апреля 1950 года после непродолжительного судебного разбирательства в так называемом «Туалетном процессе» он был приговорен к смертной казни. 4 января 1951 года Высший военный суд его утвердил. Узнав об этом, отец Станислава скончался от сердечного приступа, а мать попала под трамвай, правда, получила лишь незначительные травмы.

Она подала прошение на имя президента страны Болеслава Берута, и 24 января 1951 года он Скальского всё-таки помиловал, заменив казнь пожизненным заключением.

Сидя в тюрьме, Станислав зря времени не терял, а стал писать книгу воспоминаний «Чёрные кресты над Польшей» о сентябрьских воздушных боях 1939 года. Тем временем в начале 1954 года военная прокуратура начала проверку его дела. В результате 11 апреля 1956 года решением Высшего военного суда приговор в отношении него отменили и через 9 дней выпустили из-под стражи.

За почти 8 проведённых в тюрьме ни за что ни про что лет и сведённого в могилу отца польскому герою-лётчику выплатили денежную компенсацию — 79 тысяч злотых.

В июне 1956 года журнал «Свят» опубликовал большой отчет о ложных обвинениях в адрес Скальского. В ноябре его восстановили в армии, присвоили звание подполковника и направили в Офицерское военное училище №5 в Радоме, где он прошёл обучение пилотированию новейших реактивных самолётов. Служил заслуженный пилот, правда, в основном на штабных должностях, что ему не особо нравилось.

10 апреля 1972 года он по собственному желанию вышел в отставку. 15 сентября 1988 года за заслуги перед отечеством ему присвоили звание бригадного генерала.

После развала Варшавского блока Скальский активно занимался общественно-политической деятельностью. Дважды баллотировался в Сейм и оба раза неудачно. В старости он много болел и в конце концов обратился за помощью к третьим лицам. Однако опекуны его ограбили, отобрали квартиру и сбережения.

Последние месяцы своей жизни заслуженный лётчик провёл в доме престарелых. Умер он в нищете 12 ноября 2004 года в возрасте 89 лет.

Так что не только в странах бывшего СССР потомки часто проявляют чёрную неблагодарность к своим героям. К сожалению, государства Восточной Европы тоже иногда этим грешат.