Лето 1919 года для Южного фронта Красной армии выдалось исключительно тяжёлым.

Махновская весна. Как повстанцы освобождали Юго-Восток Украины
Махновская весна. Как повстанцы освобождали Юго-Восток Украины
© Public domain

Из-за недальновидной политики гражданской и военной администраций в тылу у него один за другим вспыхнул ряд крупных народных восстаний: атамана Григорьева, атамана Зелёного, батьки Махно. Контролируемые этими народными лидерами боевые соединения оставили фронт, из-за чего РККА понесла ряд тяжелейших поражений. На подавление восстаний пришлось бросать крупные военные контингенты, артиллерию, бронепоезда, которых жесточайшим образом не хватало на фронте.

При этом, если атаманов Зелёного и Григорьева удалось разгромить, то Махно хоть и потерял часть своих сил, но оставался несломленным, переправился на правый берег Днепра и теперь создавал угрозу для войск Южного фронта, сражавшихся в районе Николаева, Александровска (совр. Запорожье) и Херсона.

Кроме этих масштабных восстаний Украину сотрясали десятки, если не сотни, других значительно более мелких выступлений — крестьяне и колонисты встали «на дыбы» из-за поспешно проводившейся большевиками продразвёрстки.

Белогвардейцы наступали на всём фронте от Днестра до Волги. В июне пала Крымская Советская социалистическая республика, британские крейсера обстреливали газовыми снарядами укрывшихся в каменоломнях красных партизан.

День в истории. 9 апреля: на Украину хлынул «зеленый потоп»
День в истории. 9 апреля: на Украину хлынул «зеленый потоп»
© РИА Новости, Алексей Павлишак | Перейти в фотобанк

В ещё пока удерживаемой большевиками Одессе вспыхнули эпидемии холеры и тифа. Сражавшиеся в её районе войска вскоре оказались в узком коридоре: с юга — море с добровольческими кораблями и эскадрами интервентов; с запада — граница с захватившими Молдавию румынами; с востока вдоль морского побережья и Днепра наступают белогвардейцы и где-то там же в степях «болтаются» неуловимые отряды Махно; в тылу на севере в районе Житомира, Бердичева и Казатина пока ещё держится 44-я дивизия Николая Щорса, на которую с запада напирают объединённые войска Директории и Украинской Галицкой армии, получившие от стран Антанты мощную подпитку деньгами и оружием. Ещё чуть-чуть, и они перекроют пути отступления.

К началу августа большевиками были потеряны Александровск, Екатеринослав, Харьков, Полтава. Белые стремительно продвигались к Киеву.

13 августа 58-я дивизия красных оставила Херсон, 18 августа — Николаев. Это произошло из-за восстаний в полках 1-й и 3-й бригад. В них изначально росли, выражаясь языком политдонесений того времени, «анархо-махновские настроения», вызванные непродуманной политикой продразвёрстки и связанного с ней террора. Некоторые полки перешли на сторону Махно, оголив фронт и захватив несколько бронепоездов, чем не преминули воспользоваться белогвардейцы.

Оказавшиеся между Южным Бугом и Днестром 45-ю, 47-ю и 58-ю дивизии Главное командование Красной Армии своей директивой от 18 августа отдало под начало Ионы Якира.

Ему было всего лишь 23 года, он чуть более месяца командовал 45-й дивизией, но в его пользу говорили несколько моментов: во-первых, Якир был местным уроженцем — родился в Кишинёве; во-вторых, он уже воевал весной-летом 1918 года в этих же местах против румын, гетманцев и немцев и хорошо знал театр боевых действий; в-третьих, у него было высшее образование, чем не могло похвастаться подавляющее большинство красных командиров.

Метания атамана Таврического. К 100-летию григорьевского мятежа
Метания атамана Таврического. К 100-летию григорьевского мятежа
© kinoursa.ru

20 августа группе Якира присвоили название «Южной». Начальником её штаба назначили начальника военно-морской части Одесского военного округа, бывшего царского флотского офицера и контр-адмирала Временного правительства Александра Васильевича Немитца.

Костяком 45-й дивизии, насчитывавшей всего 6 тысяч штыков и 500 сабель при 72 пулеметах и 24 орудиях, были три бригады, набранные из недавних местных партизан — уроженцев Подолии, Молдавии и Приднестровья. Они прекрасно знали, как делать лихие налёты, но были совершенно неподготовлены к ведению полноценных боевых действий. В частях постоянно проводились стихийные митинги, сменялись командиры.

Сражавшуюся в районе Ямполя 2-ю бригаду своим непререкаемым авторитетом удавалось держать «в узде» Григорию Котовскому. У командиров 1-й и 3-й бригад это выходило значительно хуже.

Якир поехал в Одессу в штаб Одесского военного округа. Там с 21 августа английский и добровольческий флоты начали обстрел города, 22-го — деникинцы высадили возле него десант, 23-го — белое подполье подняло в Одессе восстание и уже к утру 24-го она была красными полностью потеряна.

Командование округа и Якир успели эвакуировать 40 эшелонов запасов. Из личного состава удалось вывести только 300 коммунистов рабочих дружин. Уже сформированные полки 47-й дивизии находились западнее в районе Николаева — ими «затыкали» образовавшиеся после ухода к Махно восставших частей «дыры», а потому помочь городу они ничем не могли. Формировавшиеся же в городе свежие полки этой дивизии просто разбежались по домам.

«Жиды, кацапы, коммунисты! Пять шагов вперед!» Киевские комсомольцы против атамана Зелёного
«Жиды, кацапы, коммунисты! Пять шагов вперед!» Киевские комсомольцы против атамана Зелёного
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

Главному командованию Красной армии стало ясно, что вот-вот падёт Киев, петлюровцы вскоре неминуемо прорвутся к Житомиру и Умани, и Южная группа окажется в окружении, а потому 28 августа Якиру был отдан приказ — выводить свои дивизии из образовавшегося «мешка» на север.

Группе предстоял 400-километровый марш по полыхающей от восстаний территорий, без тылов и снабжения в окружении врагов. Но другого выхода сохранить её просто не оставалось. Первоначально никакого плана отступления у Якира не было. Он хотел просто прорваться вдоль железной дороги, отбив для начала занятую петлюровцами Вапнярку.

Немитц предложил другой вариант — стянуть в Бирзулу (сов. — Котовск, укр. — Подольск — прим. ред.) все дивизии и единым «кулаком» двинуться по просёлочным дорогам на Киев, который на тот момент ещё не был занят белыми и петлюровцами.

Но Якир хотел сохранить бронепоезда и военное имущества округа. Принять же план Немитца, означало бросить их. Якир не хотел мириться с этой неизбежной в сложившихся условиях потерей. В результате 1-я и 2-я бригада 45-й дивизии атаковали Вапнярку… и, потерпев неудачу, откатились обратно.

Группа потеряла несколько драгоценных дней. В это время белые взяли Киев, а петлюровцы перерезали пути отступления.

День в истории. 25 июня: белые заняли Харьков
День в истории. 25 июня: белые заняли Харьков
© mikhael-mark.livejournal.com

Дивизии Южной группы оказались в окружении в районе станция Раздельная — река Днестр — станция Ваппярка — город Бирзула. Пришлось Якиру и членам Реввоенсовета группы (РВС) принимать план Немитца. В Бирзуле Якир дождался подхода из-под Николаева войск комдива Ивана Федько, который привёл остатки своей 58-й дивизии и соседней 47-й. В это время формировался обоз, которого ранее у Южной группы не было: боеприпасы и провизия выгружались из вагонов на подводы. Солдатам выдавалось столько патронов, сколько они могли унести.

В части был передан приказ Якира:

«Применяясь к создавшейся обстановке, и преследуя цели, поставленные последними директивами командарма-12, полученными по радио, задача Южной группы войск XII армии следующая: жертвуя подвижным ж.-д. составом, но сохраняя максимум живой силы и материальных средств, войскам группы выйти шоссейными и грунтовыми дорогами на соединение с советскими войсками, действующими севернее Киева, нанеся противнику решительный удар с тыла».

Марш группы решено было осуществлять тремя колоннами. Левую образовали 1-я и 2-я бригады 45-й дивизии. На их долю выпала самая ответственная задача — прикрыть выдвижение группы от атак Галицкого корпуса петлюровцев, насчитывавшего от 7,5 до 10 тысяч бойцов и отличавшегося довольно высоким боевым духом и дисциплинированностью. Возглавил её комбриг-1 Фёдор Грицев.

Правой колонне — остаткам 47-й и 58-й дивизий — предстояло прикрыть придвижение группы от атак контролировавших Поднепровье добровольческих войск. Также ей угрожали собравшиеся в районе Новоукраинки 16-17 тысяч махновцев. Командование над колонной принял комдив-58 Иван Федько.

День в истории. 26 июля: под Екатеринославом погиб знаменитый матрос, который «шел на Одессу», а «вышел к Херсону»
День в истории. 26 июля: под Екатеринославом погиб знаменитый матрос, который «шел на Одессу», а «вышел к Херсону»
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

Центральную колонну сформировали остальные подразделения 45-й дивизии, ушедшие из Одессы, Балты, других городов и местечек рабочие отряды (они образовали Красный сводный полк числом в 1000 штыков и Коммунистический отряд — резерв Якира), штаб дивизии, а также РВС Южной группы. Повёл её временно исполнявший обязанности комдива-45 Илья Гарькавый.

1 сентября центральная колонна двинулись вперёд. За спинами уходивших на север людей рвались и пылали бронепоезда и вагоны с оставшимся имуществом.

В среднем в день преодолевалось 35 километров. Впереди в качестве авангарда двигалась 3-я бригада Александра Черникова. Во второй переход вместе с нею вперёд отправился и начштаба группы Немитц. Во время боя за местечко Бершадь он получил, как ему казалось сначала, лёгкое ранение в ногу. Далее из окружения он уже выходил сидя на подводе. Зато бойцам Черникова удалось захватить штаб петлюровской бригады со многими ценными документами, а также обоз с боеприпасами.

На следующий день Черникову пришлось прорывать усиленный артиллерией вражеский заслон в Терновке. Пять раз бойцы 3-й бригады поднимались в атаку и пять раз откатывались назад, и только на шестой им удалось отбить её. Дорога для центральной колонны была расчищена.

Тем временем 1-я и 2-я бригада 45-й дивизии сдерживали атаковавших со стороны Вапнярки петлюровцев в дубовом лесу под Крыжополем. Отход они начали только когда из штаба группы пришло сообщение, что остальные колонны уже двинулись.

День в истории. 29 июля: «Полтава переходит от одних властей к другим в 12-й раз»
День в истории. 29 июля: «Полтава переходит от одних властей к другим в 12-й раз»
© Public domain

К 6 сентября все соединения Южной группы подошли к Умани и практически сходу атаковали её. Для петлюровцев появление здесь таких крупных сил красных оказалось полной неожиданностью. В результате скоротечного боя они были полностью разгромлены: потеряли 24 пулемёта, 12 орудий и около тысячи бойцов только пленными. Группа не потеряла ничего.

Хоть в распоряжении Якира и была рация, но связаться ни с кем из командования частей Южного фронта пока ему не удавалось, хотя штабные радисты при каждом удобном случае слушали эфир и передавали свои сообщения.

Отдохнув в Умани один день, группа вновь двинулась на Киев. Правая колонна (58-я и 47-я дивизии) шла по маршруту Белая Церковь — Фастов, а левая (45-я дивизия) прорывалась на Сквиру — Попельню.

Вскоре стало известно, что Киев занят белыми, а потому Немитц предложил Якиру перенаправить дивизии на Житомир, с чем тот согласился. Состояние здоровья у начальника штаба Южной группы тем временем сильно ухудшилось — неопытные перевязчики занесли в рану грязь, началось заражение крови. Температура у бывшего адмирала подскочила до 42 градусов, а врачей в отряде не было.

Колонны красноармейцев по-прежнему преодолевали в день в среднем по 35 километров. Стояла страшная жара. Полковые оркестры, для поднятия боевого духа бойцов, играли революционные песни.

«Прочь российских и жидовских Петлюр!» За что Троцкий расстрелял Шарыя
«Прочь российских и жидовских Петлюр!» За что Троцкий расстрелял Шарыя

8 сентября центральная колонная приблизились к станции Монастырище железнодорожной ветки Христиновка — Казатин. Дорогу ей преградили подразделения Запорожской дивизии петлюровцев и бронепоезда. В результате ожесточённого боя группа смогла прорваться дальше. Одновременно правая колонна разбила деникинцев в районе Тальное — Звенигородка.

Наконец 11 сентября в Сквире, где центральна колонна остановилась на суточный отдых, радистам удалось связаться со штабом 44-й дивизии. К тому времени её командир Николай Щорс погиб, и его сменил Иван Дубовой. Он сообщил, что его части находятся севернее Житомира и держат рубеж по реке Тетерев.

Якир предложить одновременно ударить с юга и севера и освободить город от петлюровцев. Но для этого группе ещё надо было прорваться к Житомиру. Для этого предстояло пересечь ж/д ветку Казатин — Фастов.

Петлюровцы бросили к станции Попельня галичан и бронепоезда. Со стороны Киева к Фастову выдвинулась группа добровольческой армии, также поддерживаемая бронепоездом. Для прорыва в районе Попельни Якир собрал «кулак», состоявший из 2-й и 3-й бригад 45-й дивизии, Красного сводного полка и Коммунистического отряда. В этот решающий момент он решил пустить в дело все свои резервы. В это время 58-я и 47-я дивизии прикрывали фланг группы в районе Фастова. Им удалось отбить атаки белогвардейцев.

15 сентября группа перешла в решительное наступление.

Последний шанс Петлюры. Киев, бабье лето 1919-го
Последний шанс Петлюры. Киев, бабье лето 1919-го
© photochronograph.ru

Удар был нанесён чуть западнее Попельни в районе станции Бровки. Днём пробиться к железнодорожному полотну красным цепям не удавалось, их заставляли вжиматься в землю вражеские пулемёты и огонь бронепоездов. Но ночью бойцы Красного сводного полка ударили в рукопашную. Петлюровская пехота откатилась к самой станции под прикрытие бронепоездов. Со стоявшей на возвышенности мельницы бил, не давая подняться в атаку, пулемёт.

Командир Красного полка Филипп Анулов отправил к Котовскому вестового. Артиллерия 2-й бригады подавила пулемёт со второго залпа. Пехота двинулась вперёд, навстречу ей с севера на Бровки ударила кавалерия — это Котовский отправил в обход станции всех имевшихся у него всадников. В результате короткого ожесточённого боя станция была взята. Разгромленный противник оставил 7 орудий, 14 пулемётов, 600 пленных и множество трупов.

В этих боях Якир чуть не погиб. Командир эскадрона 2-й бригады Николай Криворучко вспоминал в 30-е годы:

«Прискакал однажды при мне к Котовскому конник, весь исполосованный саблюками. С седла свалился прямо на руки наших ординарцев и чуть слышно прошептал: «В Глуховцах… начдива окружили петлюровцы…» До того местечка километров пять…

Услыхал эти слова Григорий Иваныч и аж побелел от ярости. Одним махом вскочил на коня и, не говоря ни слова, как бешеный помчался в сторону Глуховцев. Беда, думаю, там — Якир, а тут еще Котовский… Сколько петлюровцев — неизвестно, как бы не порубали обоих.

«Киев возвращается в состав единой и неделимой России»: как «белые» переиграли «жовто-блакытных»
«Киев возвращается в состав единой и неделимой России»: как «белые» переиграли «жовто-блакытных»
© Public domain

Я — в седло, еле догнал Котовского, кричу: «Товарищ комбриг! Давайте вышлем разведку, а я тем временем соберу несколько эскадронов». Куда там! Даже не оглядываясь, Григорий Иваныч рычит: «Опоздаем… Вперед!..» На наше счастье, по пути встретился взвод из нашей бригады, возвращавшийся с разведки. Я дал сигнал — конники повернули вслед за комбригом.

Мчались мы, аж ветер свистел в ушах. Подоспели вовремя. Якир с несколькими оставшимися в живых командирами и бойцами едва отбивался от наседавших со всех сторон бандюг… Гимнастерка на нем вся посечена осколками гранат, а сам стоит перед нами, будто ничего и не случилось — улыбается, да и только».

Весь следующий день в течение восемнадцати часов колонны солдат и обозы пересекали линию Казатин — Фастов под защитой прикрывших фланги войск. 17 сентября группа уже находилась возле Житомира, который взяла стремительной атакой совместно с 44-й дивизией Дубового.

400-километровый героический прорыв из окружения был завершён. 

Немитца тут же прооперировали, хоть врачи и предупредили, что нельзя гарантировать остановки сердца. Однако он выдержал, операция спасла его. Начальника штаба группы отправили выздоравливать в Москву, в госпиталь.

«Мой дядя самых честных правил, когда он в Дарницу бежал...»: «русский исход» из Киева 14 октября 1919 г.
«Мой дядя самых честных правил, когда он в Дарницу бежал...»: «русский исход» из Киева 14 октября 1919 г.
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

Перед отъездом Немитц настойчиво просил Якира, ни в коем случае не штурмовать Киев, чего тому крайне хотелось. Однако тот его не послушал, в результате чего 45-я дивизия понесла тяжёлые потери, хоть ей и удалось взять будущую столицу Советской Украины на два дня.

Но это было потом, а пока 1 октября Совет Рабоче-Крестьянской Обороны утвердил постановление «1. Наградить славные 45 и 58 дивизии за геройский переход на соединение с частями XII армии почетными знаменами революции. 2. Выдать всей группе за этот переход как комсоставу, так и всем красноармейцам, денежную награду в размере месячного оклада содержания. Председатель Совета Рабоче-Крестьянской Обороны В. Ульянов (Ленин)».