Михаил Пáвлович (Лазаревич) Павлóвич (Вельтман) родился в Одессе 13[25] марта 1871 года. Он был одним из двенадцати детей в малообеспеченной еврейской семье (в живых осталось только семь братьев и две сестры). В этой семье процветал культ чтения, особой же эрудицией и образованностью отличалась мать.

Поначалу Михаил учился в Елизаветграде (сов. Кировоград, укр. Кропивницкий. — Ред.), в местной гимназии, откуда после двух лет учебы перевелся в Одессу. Под влиянием русской и зарубежной классики, а также ряда запрещенных в России книг у него появилось страстное желание стать великим писателем. Одновременно с этим к концу гимназического обучения он проникся серьезным интересом к марксизму. 

Кровавый список Гольденберга
Кровавый список Гольденберга
© Public domain

Далее Павлович поступил на юридический факультет Новороссийского (совр. Одесского. — Ред.) университета, но учеба не заладилась: учиться дальше Павлович не стал, а приступил к пропаганде марксистских идей в рабочей среде. Власть не смотрела на эти «проделки» молодого революционера сквозь пальцы, и в 1892 г. последовал первый арест. Михаил Павлович полтора года просидел в тюрьме, а затем был сослан на 5 лет в Восточную Сибирь (в Верхоянск).

После ссылки он вернулся домой и обосновался в Кишиневе, который был в то время революционным центром на Юге России. В столице Бессарабии Павлович и сделал свой первый политический доклад. Он был посвящен англо-бурской войне 1899—1902 гг.

Из Кишинева Павлович перебрался в Париж, где оказался в центре революционной русской эмиграции. Здесь же он впервые, правда, пока неглубоко, прикоснулся к проблематике Востока и стал сотрудничать с ленинской «Искрой».

В 1905 г. он был уже в Питере, где стал вести пропагандистскую работу среди военных организаций. В 1906-м он в Москве, где арестовывается (шесть месяцев провел в Таганке), потом отпущен на свободу. В 1907 г. Павлович снова в Питере, занимается все тем же. И снова арест — Кресты, но он сумел бежать в Финляндию, а оттуда снова перебрался в Париж.

«За что ты погиб, отец?!»: что ответить сыну лейтенанта Шмидта
«За что ты погиб, отец?!»: что ответить сыну лейтенанта Шмидта
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

С 1901 г. Павлович принимал участие в пленарных заседаниях ЦК РСДРП. Тогда же завел множество знакомств с самыми разными общественными и политическими деятелями, выходцами с Востока. Помогая им и сотрудничая в их газетах и журналах, он еще больше проникся востоковедческой проблематикой. В 1911 г. читал лекции по национальному вопросу в партийной школе в Болонье.

При расколе партии Павлович остался с меньшевиками. Особо в партийные разногласия не вникал и занимался в основном изучением и освещением в печати международных вопросов и ситуации на Востоке. В годы своего пребывания за рубежом (1902—1917) М.П. Павлович активно сотрудничал как с западными изданиями (скажем, с американской газетой «The Day» и французским журналом «La Revue Politique Internationale»), так и с российскими (печатался в «Нашей заре», «Голосе социал-демократа», «Современном мире», «Северных записках» и др.).

После Февраля 1917 г. был избран генеральным секретарем организации по отправке в Россию всех политэмигрантов. Отправил на родину на судах «Царица» и «Двина» свыше 500 человек. Летом 1917 г. вернулся в Россию и сам.

После октябрьского переворота, буквально на следующий же день, Павлович оказался в Наркоминделе, где активно работал со старой (царской) документацией. Понятно, что оттуда ему была прямая дорога в Брест-Литовск. Там он в роли эксперта участвовал в мирных переговорах с представителями германского блока.

В РКП(б) Павлович вступил в 1918 г. В годы Гражданской войны у него было множество дел и занятий, как то: он успел побывать в качестве организатора строительного дела в РСФСР, выполнял по поручению Реввоенсовета республики функции уполномоченного по строительным работам на Южном фронте.

Профессор Ковалевский. Самый весомый депутат Думы, харьковский помещик, собеседник Маркса и Энгельса
Профессор Ковалевский. Самый весомый депутат Думы, харьковский помещик, собеседник Маркса и Энгельса
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

В 1920 г. М.П. Павлович был одно время также заместителем наркома просвещения Украины. После всех этих перипетий жизни и поворотов в партийно-государственной карьере он оказался в Москве.

Но нас все-таки в первую очередь интересует не его биография, пусть и крайне насыщенная и захватывающая под стать эпохе, а обширное научно-литературное наследие, и прежде всего темы геополитики, тесно увязанные с проблемами геоэкономии.

В преддверии Первой мировой и революции 1917 г. Михаил Павлович предпринял попытку серьезной концептуализации проблем и перспектив развития транспортно-коммуникационного потенциала России, причем, как теперь модно говорить, «мультимодального».

Главный его труд дореволюционного периода — «Великие железнодорожные и морские пути будущего». Первоначально он публиковался в виде серии статей в журнале «Современник» за 1912 (№№ 5, 6, 8) и 1913 г. (№№1, 3, 7), затем работа вышла отдельным изданием, сразу же получив широкую известность. Позднее эта работа неоднократно переиздавалась, правда, под несколько измененным названием. В 1922 г. эта работа была существенно дополнена автором, о чем мы скажем ниже.

Надо сказать, что в предвоенные годы Михаил Павлович, тем более, находясь и работая в Европе, очень хорошо чувствовал политическую конъюнктуру и видел, как год от года вопросы международной политики буквально врывались в жизнь многих европейских государств, приобретали особую злободневность.

История одного издания. Как на русские деньги в Швейцарии контрабандный «Кобзарь» напечатали
История одного издания. Как на русские деньги в Швейцарии контрабандный «Кобзарь» напечатали
© НТУУ "КПИ"

Несмотря на «пацифистские» фразы дипломатов и государственных деятелей, на проповеди разного рода «глашатаев мира», эта злободневность приобретала одну существенную черту — необходимость подхода к реалиям мировой политики через призму необузданных стремлений ряда западных государств ко все новым и новым завоеваниям и территориальным захватам за счет слабых держав.

Как считал Павлович, в тот момент времени для великих (читай: империалистических) держав в плане их естественного экспансионизма наиболее значимыми оказывались четыре проблемы:

1) малоазиатская (или проблема окончательного раздела наследства Османской империи),

2) среднеазиатская (она затрагивала интересы России и Англии в зоне их прямого соприкосновения — от Проливов до Памира, плюс логистику, связанную с прокладкой Багдадского ж/д-пути — любимого детища Берлина).

3) африканскую, в которой были заинтересованы почти все европейские страны (включая сильно ослабленные Португалию и Бельгию)

4) тихоокеанскую (она ставила в «повестку дня» вопрос о гегемонии на всем побережье «Великого океана» и в тихоокеанском бассейне в целом, что напрямую задевало интересы не только США или Японии, но и многих европейских государств). 

Последняя «внутренняя Америка» Европы. Как Донбасс ворвался в глобальную экономику
Последняя «внутренняя Америка» Европы. Как Донбасс ворвался в глобальную экономику
© auction.ru

Его работа 1913 г. посвящена трансконтинентальной транспортной политике ведущих стран Запада как порождению перевеса (структурного доминирования) в их экономике тяжелой индустрии, что с неизбежностью приводило к обострению межгосударственных противоречий. 

Именно в «рельсовой политике», которая во всей своей остроте проявлялась в колониях и полуколониях, Павлович усматривал причины грядущей мировой войны; видел неизбежное столкновение интересов западных держав в глобальной борьбе за инфраструктуру.

Из всех исследователей империализма начала века Павлович одним из первых (если не первым) обосновал тезис, согласно которому обострение борьбы за мировые транспортные магистрали индустриального типа и гонка вооружений стали следствием перемещения центра тяжести в металлургическую промышленность. Именно эта отрасль более других приспособлена к созданию картелей и синдикатов, плюс к этому более других заинтересована в военных заказах.

Технический прогресс в металлургии, с точки зрения этого марксистского автора, во многом функция прогресса в военном деле (совсем не случайно «фритредерская текстильная Англия Манчестера отступила перед империалистической «металлургической олигархией» Бирмингема, которой милитаризм, маринизм и железнодорожная экспансия обеспечивали обширный рынок и гарантированные сверхприбыли»).

Правильно заключив, что если XIX век был веком паровой машины и угля, то ХХ столетие становится веком двигателей внутреннего сгорания и нефти, он прогнозировал сохранение статус-кво, т.е. господства металлопромышленности и, стало быть, «воспроизводство» именно военно-империалистического характера капитализма.

Периферия периферии: как Украина стала частью глобальной экономики
Периферия периферии: как Украина стала частью глобальной экономики
© Public domain

Павлович предложил собственную интерпретацию истории «Великого Багдадского пути» (в ряде глав он прослеживает дипломатическую историю этого грандиозного предприятия и устанавливает его значение, с одной стороны, для интересов западного империализма, а с другой — для экономики и политики Турции). Как любимое детище германского империализма, «путь из Берлина в Багдад» в случае своего завершения должен был возродить всю хозяйственно-экономическую жизнь Турции, хотя и под бдительным немецким оком.

Вместе с тем, по мысли Павловича, «путь из Берлина в Багдад» преобразил бы весь геополитический ландшафт Ближнего и Среднего Востока. Ведь подходя к границам Персии, он превращался в столбовую дорогу, по которой германский империализм неминуемо направился бы свои «стопы» на завоевание Ирана и Индии, что напрямую задевало интересы Британской империи.

Наконец, включая разоренную Месопотамию в экономическую орбиту Берлина, «Багдадский путь» подготавливал бы и «свержение» хлопковой монополии США, поскольку географический регион Междуречья в силу своих климатических условий открывал совершенно исключительные возможности для культивирования этой сельскохозяйственной культуры.

Вклад, который внес Михаил Павлович в отечественную мысль, стал вполне ощутим спустя много лет после того, как была написана его главная работа по международным делам и геополитике. Особенно актуально книга 1913 г. звучит в наши дни — в контексте тех сложных и интересных процессов, которые разворачиваются на просторах Евразии, где активно формируются новые транспортные коридоры и вообще кардинально перестраивается ее транспортно-коммуникационный «каркас».

«Теневой император». Кто создал топливное сердце и металлургические руки России
«Теневой император». Кто создал топливное сердце и металлургические руки России
© Public domain

Как справедливо полагает исследователь отечественной геоэкономической мысли Г. Гловели, в заслугу Павловичу следует поставить именно геополитический анализ империализма как глобальной гонки сухопутных и морских вооружений и инфраструктурных сооружений, обусловленной структурным сдвигом к преобладанию тяжелой индустрии и кровной заинтересованностью металлургической олигархии в военных и железнодорожных заказах.

В 1920-е гг., как эрудит и плодовитый партийный публицист (можно даже сказать — политический писатель), Павлович развернулся во всю свою интеллектуальную мощь.

Поражает его продуктивность на научной стезе. Столько научных и научно-публицистических работ (причем многие из них — достаточно крупные произведения), сколько за период 1920 — 1927 гг. выпустил он, не выпустил, пожалуй, никто в Советской России. Уж в области изучения внешней политики капиталистических государств и осмысления проблем национально-освободительного движения в странах Востока — точно. Никакому другому теоретику того времени (из числа, естественно, марксистов) не был свойственен такой повышенный интерес к международно-политической проблематике на стыке с геополитикой, кроме как Михаилу Павловичу.

Отражением этого стали его работы первой половины 1920-х: прежде всего четырехтомник «РСФСР в капиталистическом окружении» (1923 г.), где ярко проявился синтетический ум автора и его тонкое владение текущей политической «фактурой», а также новое издание его главной и основной работы о железнодорожных и морских путях.

«Белые негры Европы». Как Польша хотела стать колониальной державой
«Белые негры Европы». Как Польша хотела стать колониальной державой
© audiovis.nac.gov.pl

В третьем издании автор произвел важные дополнения первоначального текста. Речь идет о двух новых главах: в одной из них автор разбирает вопрос о Палестине — актуальный вплоть до нашего времени. Ситуацию на Святой Земле он анализирует в связи с планами сионистов устроить там «национальный очаг» евреев на Ближнем Востоке.

Павлович стремился доказать утопичность мечты сионистов об образовании еврейского государства, мотивируя это тем, что вековечная мечта еврейского народа является не более чем орудием геостратегии Лондона в региональных делах и желанием любой ценой сохранить свои позиции в Леванте, даже если здесь придется разжечь конфликт между арабами и евреями.

Не менее важным и интересным был второй новый сюжет. Павлович обратил внимание на ту роль, которую в условиях победы Антанты и обостряющейся борьбы за нефть приобретает вопрос о «Багдадской железной дороге».

Опираясь на многочисленные статистические данные, ученый убедительно показывает, почему борьба за доступ к нефтяным ресурсам получает все большее значение в мировой политике. И в этом смысле борьба за Багдадскую ж/д превращается в борьбу за доступ к нефтяным источникам в Месопотамии и Персии и за контроль над ними.

После падения германского «колосса» эту борьбу начинают не менее жестко, чем немцы, начинают вести вчерашние союзники в мировой войне: Франция, Англия и отчасти США.

Пять вещей, которые поразили одессита в Сирии
Пять вещей, которые поразили одессита в Сирии
© РИА Новости, Михаил Алаеддин | Перейти в фотобанк

Павлович очень четко улавливал именно геополитический контекст анализируемых явлений процессов; как историк империализма, умело анализировал проблемы Востока как одного из важнейших на тот момент «театров мировой борьбы» великих держав; не стесняясь, снимал флер в виде всевозможных фикций («культуртрегерства», «цивилизационной миссии Запада», «борьбы креста с полумесяцем» и т.д.) с агрессивной и экспансионистской политики англосаксов на периферии тогдашнего мира.

Свои изыскания на стыке геополитики и геоэкономики Павлович осуществлял в марксистской парадигме, но осмысливал ее гибко и творчески, а не догматично. Эрудиция же Михаила Павловича, его литературный дар и знание тех реалий, которые он анализировал, привлекали внимание самых разных читателей.

Максим Горький как-то писал ему: «Читаю Ваши работы всегда с глубоким интересом и ценю их как самое значительное, что сейчас явится в русской литературе по вопросам международной политики».

Не снижая планку в научно-литературной области, за порогом 1920 г. Михаил Павлович, много внимания уделял также работе на идеологическом фронте новой, родной для него власти. И надо сказать, что большевистское руководство очень ценило глашатая своих идей и свое «боевое перо».

Весьма показателен, например, такой факт: Ленин, который в контексте раздувания пламени мировой революции придавал большое значение пропаганде востоковедческих знаний, был озадачен и созданием соответствующих учебных пособий. В начале 1920-х гг. он торопил одного из создателей российской индологической школы, маститого востоковеда С.Ф. Ольденбурга (1863—1934) с подготовкой в Петрограде учебного атласа.

День в истории. 27 июня: родился одессит, сохранивший тело Ленина
День в истории. 27 июня: родился одессит, сохранивший тело Ленина
© mgnot.ru

Ознакомившись с присланными ему материалами, Ленин предложил существенно дополнить атлас, в частности, картами, «раскрывающими колонизаторскую политику империалистических держав».

Уповая в этом вопросе на М.П. Павловича, лидер большевиков писал ему 31 мая 1921 г.: «Мной условлено об издании (в Питере) учебного атласа. Крайне важно было бы приложить карты империализма. He возьметесь ли Вы за это?»

Ленин надеялся на Павловича, зная его немалые организационные способности. И действительно, в те годы он с энтузиастами занимался, выражаясь современным языком, многими крупными организационными «проектами».

Так, например, в 1920 г. Михаил Павлович стал главным организатором прошедшего в Баку Первого съезда народов Востока, на котором был избран в Совет действия и пропаганды. Год спустя — избран руководителем Всероссийской научной ассоциации востоковедов, которая выпускала журнал «Новый Восток» (ее первым редактором стал опять-таки М.П. Павлович; первый номер журнала вышел в 1922 г.). Был он и активным сотрудником журнала «Жизнь национальностей».

В 1921—1923 гг. герой нашего очерка — член коллегии Наркомнаца, который тогда возглавлял Сталин. Павлович вошел в число создателей Института востоковедения, ректором которого стал в 1923 г. Параллельно с этим он выполнял обязанности председателя Всесоюзной восточной торговой палаты и состоял профессором Военной академии им. Фрунзе, где читал лекции по теории империализма и по национальному вопросу в странах Востока. В 1926 г. Павлович вошел в первую редколлегию журнала «Историк-марксист», где был соредактором и ведал отделом истории Востока. 

«Второй после Эвереста». Как одессит открыл миру новую страну
«Второй после Эвереста». Как одессит открыл миру новую страну
© nepalitimes.com

Все 1920-е годы он, говоря его собственными словами, «нес партийные обязанности лектора и агитатора, выполнял литературные задания». Но главное — все эти годы, вплоть до смерти он активно работал над своим трудом «СССР в капиталистическом окружении».

19 июня 1927 г. М.П. Павлович (Вельтман), он же Волонтер, — один из отцов советской геополитики и геоэкономики (пусть прямое использование геополитической терминологии и системы координат большую часть советского времени считалось делом реакционным и идейно вредным) — скончался и был погребен на Новодевичьем кладбище. Год спустя коллеги и единомышленники выпустили в свет сборник, посвященный его памяти.


Работа написана в соавторстве и с основной долей участия Владимира Рябцева, ростовского ученого и эксперта по геополитике, автора множества трудов по геополитической истории, теории и практике.