Василий Фильков родился 10 августа 1913 года в селе Сластуха Саратовской губернии. Детство у него выдалось тяжёлое. Вася смог закончить только начальную школу — других учебных заведений в волостной Екатериновке не было. Работать начал с шести лет — сначала водил в ночное кормилицу-лошадь, помогал матери и сёстрам на покосе. Затем вместе с братом пошёл в ученики к кузнецу. После смерти отца семья перебралась в Саратов. Василий пошёл на металлургический завод в кузнечный цех —если раньше он орудовал обычным молотом, то теперь в его распоряжении был паровой.

Однако и здесь Василий долго не задержался — в 1933 году перебрался в столицу, выучился на шофёра. Одновременно с курсами шоферов в радиокружке ОСОВИАХИМА Василий освоил специальность радиста. В 1936 году его мобилизовали в Красную Армию. Юноша писал рапорты, чтобы его отправили добровольцем в Испанию, но туда брали прежде всего летчиков и танкистов.

Из кавалерии в партизаны 

1941 год застал Василия в звании сержанта-кавалериста 18-й горно-кавалерийской дивизии. Он сражался на Западном фронте, затем — на Калининском. На завершающем этапе наступательных боёв, начавшихся после разгрома немцев под Москвой в декабре 1941 года, под Вязьмой весной 42-го его дивизия понесла огромные потери. 4 апреля возле Василия разорвался снаряд, и он оглушенный попал в плен.

Концентрационный лагерь, который представлял из себя простой огороженный в несколько рядов колючей проволоки пустырь на краю сожжённого посёлка, захватчики практически превратили в лагерь смерти. Бараков не было, поэтому заключённые руками рыли себе землянки, которые больше походили на норы. Кормили пленных плохо пропечённым эрзац-хлебом, в составе которого ржаная мука составляла едва ли треть, и баландой из брюквы и картофельных очисток. Над лагерем стоял устойчивый смрад немытых тел, мочи, фекалий и гниющей плоти.

Танк деда Ковпака: как было создано первое партизанское соединение на Украине
Танк деда Ковпака: как было создано первое партизанское соединение на Украине
© РИА Новости, Леонид Коробов | Перейти в фотобанк

Скученность и скудное питание привели к вспышке тифа. Первыми умерли раненые и болевшие хроническими болезнями. Затем эпидемия стала косить здоровых: каждый день утром на поверку не поднималось полтора-два десятка человек. В результате две трети заключённых умерло. Их братской могилой стал ров за оградой, в котором выжившие хоронили их в несколько слоёв под надзором собачьих патрулей и охранников на вышках.

Василию повезло выжить в этом аду, после которого он решил бежать при первой же возможности и мстить. Мстить захватчикам до последней капли крови, до последнего вздоха.

Оставшуюся треть заключённых в июле погнали на ближайшую станцию, чтобы погрузить в эшелон и отправить в новый концлагерь в Польшу. По дороге Василий бежал. Он пробирался через Польшу, через Волынь и Полесье. В Житомирской области силы оставили его. Голодного, босого и почти раздетого его подобрал в лесу чех Ржечак (чехов до распада СССР много жило на Западной Украине).

Филькова спрятали, дали ношеную, но крепкую одежду, обувь, выходили, а когда он окреп в октябре 1942 года переправили в действующую в Лугинском районе диверсионную группу ГРУ РККА Ивана Петрова. Её в составе 7 человек забросили на парашютах ещё в июне 1942 года, после чего за полгода она выросла в 10 раз.

Это был период решающего сражения на Дону, Кавказе и Волге. Все ведущие из Германии к Сталинграду железные дороги имели для немцев первостепенное значение, а потому основной задачей группы было затруднение для противника железнодорожного сообщения. В районе действия группы основным транспортным узлом была станция Белокоровичи. Работавшим на станции подпольщикам Константина Арефьева диверсанты доставляли магнитные мины английского производства и термитные шарики. Последние подпольщикам удалось забросить в цистерны с бензином двух эшелонов. Километрах в 13 от станции оба они заполыхали, и причину этого немцам выяснить так и не удалось.

Полесские отряды

Сам Фильков регулярно отправлялся на разведывательные операции. Ходил с ручным пулемётом — ни автоматов, ни карабинов не признавал. Однажды осенью с двумя перешедшими на нашу сторону солдатами-словаками он напоролся на 60 карателей-венгров (местные их называли мадьярами). Ему и его товарищам не только удалось отбиться от нападавших, но даже захватить пленных. Никто не ожидал, что этот имевший крайне истощённый вид человек может сражаться с таким ожесточением и выносливостью. Боевые товарищи по-панибратски, но уважительно, называли его Саратовским Васькой.

14 января базу соседнего отряда «За победу» атаковали немецкие и венгерские каратели. Захватчиков в район партизанской базы вывел предатель из местных — староста одного из сёл. Однако незамеченными немцам и венграм подкрасться не удалось, они напоролись на засаду одной из передовых групп. Вскоре в бой вступили остальные партизаны отряда.

День в истории. 1 февраля: советские партизаны уходят в легендарный Степной рейд
День в истории. 1 февраля: советские партизаны уходят в легендарный Степной рейд
© РИА Новости, Леонид Коробов | Перейти в фотобанк

База диверсионной группы Петрова располагалась всего в 8 километрах. Диверсанты тут же поспешили на выручку и нанесли удар по противнику с тыла. В результате длившегося с 9 часов утра до полуночи боя каратели, по данным партизан, потеряли до 1,5 тысяч человек. В отряде «За победу» потери составили 5 убитых, 7 раненых и несколько обмороженных. 27 человек во время боя отбились от основных сил. Среди них оказался и Василий, который ещё не восстановился после плена и не мог выдержать многокилометрового зимнего партизанского марша, а потому остался прикрывать отход своей группы.

Остальные партизаны вместе с группой Петрова отошли в Ровенскую область, где 20 января возле села Познань встретили отряд Бориса Таратуты из соединения Александра Сабурова. После совещания с командованием этого подразделения было принято решение, слить отряд «За победу» и группу Петрова в единое соединение, которое разбить на два равных отряда. Второй отряд, получил название «25-летия Украины».

К оставшимся в районе прежнего места базирования людям отправился комиссар Набока с ещё пятью партизанами. В его задачу входило, собрать отставших, выяснить точные обстоятельства боя от 14 января, возобновить партизанскую деятельность на прежнем месте. В начале феврале в этот же район отправился комиссар отряда «За победу» Константин Арефьев, которому на новом месте приказали возглавить насчитывавший около 30 человек отряд комиссара Набоки, получивший название «им. Молотова». Сам Набока в этом новом подразделении получил должность комиссара.

Отряд организовал новую базу в 10 километрах от села Ракитное Словечанского района. Его пополнение происходило за счёт советских военнопленных, которых партизанам удавалось освобождать. Запасы оружия и боеприпасов пополняли в основном за счёт полицаев. Так в конце марта группа численностью 8 человек захватила 45 винтовок, один станковый и один ручной пулемёты, которые на базу принесли 10 пленных полицаев. Их партизаны потом расстреляли.

Налёт на казаков

В конце марта партизанам удалось захватить немецкий грузовик, приехавший из Житомира на местный завод за гнутыми ободами. Вернее, их было два, но один диверсанты сожгли. Арефьев решил использовать машину для уничтожения гарнизона казаков и немцев в селе Дивлин Лугинского района возле так хорошо знакомых Арефьеву Белокоровичей.

Операция «Сарнский крест». Дерзкий удар партизанского края
Операция «Сарнский крест». Дерзкий удар партизанского края
© memory-book.ua/Альбом "Фотографии Устинова А.В. 1941—1945»

На машине поехали 38 человек: 24 высадили в лесу для подрыва в районе Дивлина ж/д моста ещё 14, переодетые полицаями и немцами, в 8:00 утра переехали ж/д полотно и подъехали к школе, в которой располагался вражеский гарнизон, насчитывавший 75 человек. От ж/д полотна до школы было 700 метров, от моста — 900.

На Филькова был накинут прорезиненный серый немецкий плащ, ещё на паре партизан «красовались» немецкие шинели и пилотки, Арефьев был в венгерской кожанке с погонами, остальные — кто в чём, но с повязками полицаев, сделанными из простыни и чернил. Вход в школу охранял казак, от неожиданности у него отняло речь. Так с отнятой речью он в плен и попал. Фильков и ещё один партизан соскочили с машины, мгновенно очутились в помещении, закидали его гранатами и выскочили обратно, чтобы прикрыть пулемётным огнём приближение к школе остальной группы.

Когда четверо партизан прорвались внутрь, Василий пробил из пулемёта окно и ставню комнаты, в которой находились немцы, схватил связку тола и забросил туда. В результате взрыва угол школы обвалился, придавив захватчиков. Оставшиеся в других помещениях полураздетые казаки и немцы стали сдаваться в плен. Жить из них остались только решившие присоединиться к партизанам 18 казаков — остальных расстреляли. Арсенал отряда пополнился двумя пулемётами. Перед отъездом на базу Фильков ещё раз заскочил в школу и вернулся, весьма довольный собой, волоча скрипку, балалайку и гитару.

Группа Филькова 

После этой операции Василий возглавил небольшую группу, в которую кроме него включили ещё троих партизан. Командир отряда Арефьев так охарактеризовал Василия: «…Выше среднего роста, блондин, по характеру молчалив. Больше всего был привязан к боям, готов в любую минуту идти в бой. Каждый из бойцов, находившихся в отряде, стремился попасть в его группу. Его все очень любили за его бесстрашие. Я предоставил ему право выбрать себе в группу любого бойца, которого он находил более подходящим для себя». Группу Филькова отправили в Коростеньский, Новоград-Волынский, Словечанский и Лугинский районы с целью добычи оружия. 

Сражение за Киев. «Роковое решение», определившее исход войны
Сражение за Киев. «Роковое решение», определившее исход войны
© commons.wikimedia.org, Bundesarchiv, Bild 183-L20208 / Schmidt

Север Житомирской области в 1941 году был ареной ожесточённых летних боёв: здесь в районе Новоград-Волынского и Коростеньского укрепрайонов с погибшей позже в Сталинграде 6-й армией вермахта тогда сражалась 5-я армия генерал-майора Михаила Потапова. Это её упорные контратаки заставили немцев на три недели отложить генеральный штурм Киева, что позволило лучше подготовить город к обороне и удержать его в августе. Теперь партизаны из группы Филькова ездили по местам недавних боёв и собирали оставшееся от них оружие и боеприпасы.

Василий обладал талантом, располагать к себе местное население. Ребята-школьники охотно сдавали найденное ими и перепрятанное оружие и даже помогали находить закопанные в 1941 году отступавшими пулемётчиками замки от «максимов» — бесценное в тех условиях богатство. Вскоре группа Василия разрослась до 10-12 автоматчиков.

Однажды в первых числах апреля она заночевала в домике лесника, где на свою беду её блокировали немцы-каратели и полицаи численностью до 70 человек. На партизан их навёл предатель из местных. Немцам не повезло, как раз накануне местные ребятишки передали группе Филькова 15 винтовок, станковый пулемёт, два миномёта. Каратели подожгли дом и сарай, под навесом которого стояла повозка с трофеями. Часть их сгорела вместе с повозкой. Это настолько разозлило автоматчиков Василия, что они внезапно бросились в контратаку и обратили противника в бегство. В результате группа захватила другие два миномёта, пулемёт и боеприпасы к ним, отделавшись всего двумя ранеными.

Штурм больницы 

После возвращения на базу долго Филькову отдыхать не пришлось. Арефьев с группой в 28 партизан отправился громить насчитывавший 100 человек гарнизон полицаев в селе Новые Валедники. Вместе с ним поехал и Василий со своими автоматчиками, из числа тех, кто не был ранен. Вражеский гарнизон, в котором кроме полицаев были четыре немецких офицера, два солдата и два переводчика, занимал в селе большую каменную больницу. Партизаны прибыли в соседние Старые Валедники где-то к полуночи, но так как на небе сияла полная луна и было видно, как днём, Арефьев отложил штурм на 4 утра.

Оставив часть отряда блокировать дорогу Овруч — Игнатполь, командир отряда им. Молотова повёл 12 своих партизан, в числе которых был и Фильков, к окраине Новых Валедников. Вскоре они оказались в 300 метрах от окружённой окопами больницы.

Пионер, знаменосец, разведчик, диверсант. Что успел за свои 17 лет Вася Коробко
Пионер, знаменосец, разведчик, диверсант. Что успел за свои 17 лет Вася Коробко
© Facte.ru

Предварительная разведка показала, что метрах в 400 на юг от больницы и окраины села располагался ветряк, на котором полицаи организовали наблюдательный пост. Второй пост находился на кладбище. Вокруг здания больницы ходил патруль — два человека. Влево от больницы на север находилась амбулатория, в которой дежурили ещё трое полицаев. Туда, дождавшись, пока патрульные скроются за зданием больницы, пополз Фильков. Он пленил троих дремавших на веранде амбулатории в обнимку с винтовками СВТ полицаев без единого выстрела, после чего отвел их со связанными руками и кляпами во рту к остальной группе.

С пленными остался один человек. Остальные скинули верхнюю одежду, и, оставшись для удобства в одних рубахах, бросились к больнице. Фильков заскочил в здание, выпустил очередь и потребовал, чтобы полицаи сдавались и переходили на сторону партизан. Не увидев сразу же готовности сделать это, он забросал ничего не понимающих полицаев гранатами, после чего выскочил наружу во двор. Продолжая призывать к сдаче, он пускал очередь за очередью. Часть немцев и полицаев выскочила наружу. По ним из окон в суматохе открыли огонь свои же.

Прошло немного времени, и полицаи стали по очереди бегать к партизанам сдаваться в плен, но без оружия. Их тут же посылали обратно за оружием. Вскоре в здании остались только не желавшие сдаваться полицаи и немцы, Филькову было поставлено задание поджечь больницу, что он и выполнил. Он ещё раз попытался повторить «фокус» с заскоком в помещение уже горящей больницы с предложением к сдаче (ему хотелось захватить побольше оружия), но получил ранения в грудь и в спину. Были ранены ещё два последовавших за ним партизана. Тем не менее все они продолжали отстреливаться, пока товарищи не вывели их наружу. Те каратели, кто не сдался, сгорели в огне. В плен попали 58 полицаев и 3 немца.

Последний бой 

После выздоровления Василий возглавил отряд «Имени 25-летия Украины», но прокомандовал он им всего лишь три неполных дня.

Командование поручило отрядам Филькова и Арефьева взорвать мост через Припять, располагавшийся в районе Олевска. Однако было это не так просто. Лес вокруг моста немцы вырубили, подходы загородили колючей проволокой. На огневых точках располагались пушки. Арефьев предложил, чтобы не терять понапрасну людей, атаковать другой не так хорошо охраняемый Путиловичский мост этой же линии, располагавшийся возле станции Кремно. Командование согласилось с его доводами.

Объединённые группы численностью 85 человек под общим командованием Арефьева отправились на задание. Две небольшие группы заблокировали шоссе Лугины — Белокоровичи и ж/д полотно участка Коростень — Белокоровичи, чтобы гарнизон Кремно не смог получить подмогу. Ещё одна группа должна была отвлечь на себя южнее станции гарнизон Кремно численностью 60 человек из казарм, от которых до моста было всего 200 метров. Основная штурмовая группа Филькова с 15 лучшими автоматчиками должна была атаковать мост с севера через кладбище.

Трудное освобождение и легкое беспамятство Житомира
Трудное освобождение и легкое беспамятство Житомира
© Public domain

Сам Арефьев с большей частью группы отправился блокировать школу в Путиловичах, в которой располагались 120 человек немецкого гарнизона. От неё до моста было около километра.

Своё задание провалила отвлекающая группа. В 5:00 утра Фильков пустил 4 миномётные мины, что послужило сигналом для начала операции. Отвлекающая группа вместо того, чтобы отвлечь, блокировала гарнизон в казарме. Тем не менее Василий и его автоматчики всё равно штурмом захватили мост после часового боя. Выскочив на его середину, Фильков стал кричать подносчикам тола, чтобы они скорее тащили взрывчатку. В этот момент один из оставшихся пока ещё в живых немцев из амбразуры казармы сразил его пулей в грудь — убитый герой-партизан упал в реку.

После его гибели командование по минированию моста принял диверсант из отряда им. Молотова Фёдор Медведев. В результате мост партизаны всё-таки взорвали, движение на ж/д линии было блокировано на 15 суток.

Похоронили Саратовского Ваську в лесу в районе посёлка Лугины Лугинского района. В 1944 году, когда Житомирщину освободили от захватчиков, его останки перенесли из леса в сам посёлок. По представлению партизанского командования 4 января 1944 году сержанту Василию Петровичу Филькову посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

Сегодняшние власти Украины таких, как Саратовский Васька, с подачи Украинского института национальной памяти называют захватчиками. Ну что же. Теперь Вы немного лучше будете знать, как воевали эти «захватчики».