Такие решения приняли в ряде областей Западной Украины (Львовской, Волынской, Тернопольской и Ивано-Франковской), а также местные советы Киева и Киевской области.

И вот нашли большое поле

Юг и Восток Украины возмутились, ответили немедленно — съездом своих депутатов.

Для его проведения было выбрано совершенно уникальное место — Ледовый дворец в городе химиков Северодонецке. Рассчитанный на 5000 человек, обладавший в свое время сверхсовременным ледовым полем, он был третьим по величине и возможностям в СССР, уступая только рижскому и новосибирскому. Для заштатного донбасского городка это было неслыханным явлением.

В начале 1978 года в открытом Ледовом дворце спорта выступал с концертами Владимир Высоцкий. 15 января того года он оставил запись в книге почётных гостей: «Не чопорно и не по-светски, по-человечески меня встречали в Северодонецке — семнадцать раз в четыре дня».

Мятежный дух барда словно витал в тот день в Северодонецке.

Тысячи людей из Одессы, Харькова, Чернигова, Сум, Донецка, Луганска, Днепропетровска, Одессы, Запорожья, Симферополя, Севастополя, Херсона, Николаева, Житомира, облеченных народным доверием на разных уровнях, сотни журналистов собрались, чтобы стать свидетелями «низовой» демократии, провозглашения федерального принципа Украины, отпора поднимающему голову украинскому национализму.

И, казалось, шанс на это есть хороший.

Ведь за спинами народных избранников, мэров городов, губернаторов Юго-Востока стояли только что избранный, но внаглую не признанный Верховным судом президентом страны Виктор Янукович и его команда, крупнейшие бизнесмены промышленных регионов, включая олигархов.

Казалось, что этим людям, представлявшим регионы, дававшие в бюджет страны львиную долю доходов, никто не сможет помешать.

Мы наш, мы новый мир построим

В воздухе с самого начала витала идея создания автономии Юга и Востока в рамках всеукраинского государства. Что означало, конечно, что крупный бизнес и его представители в политике давно уже продумали всю эту схему и только ждали удобного момента, чтобы предъявить ее оппонентам из националистического прозападного лагеря.

Настрой у депутатов был определенно пророссийский и антизападный. Это не было случайностью и моментом одного дня.

Еще в 2002 году, когда Донбасс впервые пошел в крупную политику, в штабах идущей на парламентские выборы-2002 Партии регионов из уст руководителей на внутренних совещаниях звучала такая густая антиамериканская брань, такое лютое неприятие всего, что шло вразрез с прорусскими настроениями донецких и луганских, что было ясно — однажды этот вулкан вырвется наружу. И это случилось в Северодонецке 28 ноября 2004 года.

Конечно, самими яркими выступлениями на съезде стали речи Бориса Колесникова (главы Донецкого областного совета) и харизматичного Евгения Кушнарева (харьковского губернатора).

Первый прямо призвал к созданию отдельной государственной единицы в ответ на действия украинских фашистов.

«Мы обязаны защищать интересы своих избирателей. И если нам не дадут защитить свой выбор, мы готовы идти на крайние меры. В этом случае мы предлагаем: выразить недоверие всем высшим органам государственной власти, которые нарушили закон. Создать новое юго-восточное украинское государство в форме федеративной республики. Столицей нового государства станет Харьков, таким образом, будет восстановлена первая столица независимой Украинской республики», — заявил Борис Колесников.

Тут, надо отметить, что его слова стали своеобразной исторической ретроспективой.

Они напомнили всем, что за 86 лет до этого события было создано такое государство — Донецко-Криворожская республика. Как и предлагавшееся Колесниковым образование, она имела в основе своей экономический, промышленный характер и наследовала идеи Съезда горнопромышленников Юга России. Кстати, и столица ДКР тоже располагалась в Харькове — крупнейшем политическом и культурном центре Южной части России.

Второе громкое и хлесткое заявление было сделано фактическим организатором съезда в Северодонецке Евгением Кушнаревым.

До сих пор при всяком удобном случае политики и журналисты цитируют его знаменитые сказанные тогда слова: «Но не надо испытывать наше терпение… на любой выпад у нас есть достойный ответ — вплоть до самых крайних мер. И я хочу напомнить горячим головам под оранжевыми знаменами: от Харькова до Киева — 480 километров, а до границы с Россией — 40!»

Не за эти ли слова его подло убили на охоте в лесах под Изюмом в январе 2007 года?

Остроты этому заявлению придавало присутствие в зале тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова.

Подчеркнем — при всем радикализме многих выступавших с трибуны съезда лейтмотивом собрания депутатов было все-таки спокойное и толерантное отношение и к ситуации, и к оппонентам. Тот же Евгений Кушнарев общую позицию обосновал так:

«Мы хотим жить в государстве, где каждый человек защищён. Защищены его права, его культура, его язык, его история, его традиции и его обычаи. Мы понимаем, что восток имеет серьёзнейшее отличие от Галичины, мы не навязываем Галичине наш образ жизни, но мы никогда не позволим Галичине учить нас, как нужно жить!

Мы должны защитить, сохранить главный духовный стержень, который нас объединяет, нашу веру. Мы не примем навязываемый нам образ жизни, мы не примем чужие символы, наш символ — православие! Дорогие друзья, мы хотим спокойно жить, работать, созидать, творить, но над нашей страной, над нашим будущим нависла страшная оранжевая угроза. Поэтому ещё раз призываю всех быть непоколебимыми, стать в полный рост и отстоять наш выбор».

Предают всегда свои

Увы, уже во время съезда стало понятно, что ключевые фигуры — Янукович, который должен был стать политическим знаменем Юго-Востока, и миллиардер Ахметов, на которого возлагались надежды по экономическому обоснованию независимости от Украины, — начали дрейф в сторону Киева и идеи унитарной Украины.

Через десять лет оба снова предадут народ и Донбасса, и всех южных и восточных русских областей Украины. В подоплеке того, первого, предательства, конечно, лежала боязнь потерять то, что «нажито непосильным трудом».

Хорошо осведомленный о связях крупного бизнеса Украины с западными кураторами, известный донецкий журналист и издатель Юрий Минин в те дни сказал мне при обсуждении ситуации: «Просто американцы крепко взяли Ахметова за тестикулы».

Янукович с Ахметовым предали всех, кто поверил в их способность обеспечить русскому миру Украины комфортное существование в национальном государстве. Уже после съезда под надуманными предлогами были отправлены в тюрьму Евгений Кушнарев и Борис Колесников, а ведь, например, последний был правой рукой Ахметова и его же другом детства.

Предложивший на съезде организовать референдум по федеративному государству донецкий губернатор Анатолий Близнюк отделался угрозами и потерей должности.

Но польза все-таки была

В таких условиях, к которым добавилось прямое давление на всех участников съезда со стороны СБУ и милиции, конечно, невозможно было выполнить решения съезда — ни о референдуме, ни о подчинении областным властям Харькова, Донецка, Луганска милиции и госбезопасности на местах, ни о прекращении отчислений в бюджет Украины средств предприятиями Востока.

После капитуляции Януковича к власти пришли «оранжевые» Ющенко — страна перешла на первый уровень нацизма и русофобии.

Второй был взят уже командой Порошенко десять лет спустя после государственного переворота 22 февраля 2014 года, трусливого бегства из страны Януковича, ставшего таки президентом, и повторного предательства земляков Ринатом Ахметовым и другими олигархами.

Первая попытка русского мира «взять свое и не украдкой», дать отпор националистам и стоящему за ним Западу была неудачной. Зато десять лет спустя иллюзии уже не мешали. Крым и Севастополь вернулись в Россию, Донбасс создал республики и успешно воюет с Украиной, указав, что его цель в итоге — Россия.

Кстати, в 2008 году там же, в Северодонецке, был проведен и второй подобный съезд. Правда, уже без громких заявлений, травоядный такой. Что здесь симпатично, так это то, что Ледовый дворец Северодонецка на деньги, вырученные от проведения съездов, в том же 2008 году смог провести реконструкцию.

Значит, и осязаемая практическая польза от «восстания депутатов», как окрестили событие журналисты, все-таки было. Что уже само по себе неплохо.