А высокую награду они получили за бои непосредственно по освобождению Киева, которое тоже не было легким: отказавшись от уличных боев, немцы все равно оборонялись до последнего, оставив город в ночь на 6 ноября 1943 года.

Темпы наступления частей 1-го Украинского фронта были довольно быстрыми, но не потому, что «было приказано освободить Киев к дате», как утверждает популярный миф. 

Крах «Восточного вала». Топила ли Красная армия «хохлов в Днепре», освобождая Киев
Крах «Восточного вала». Топила ли Красная армия «хохлов в Днепре», освобождая Киев
© РИА Новости, Аркадий Шайхет | Перейти в фотобанк

К 3 ноября, когда была издана Директива Ставки ВГК «о сроках Киевской наступательной операции», она уже шла полным ходом. Сталин и заместитель начальника Генштаба Алексей Антонов предписывали комфронта Георгию Жукову «операцию, начатую на правом крыле фронта, не затягивать, т. к. каждый лишний день дает только преимущество противнику, позволяя ему сосредоточивать сюда свои силы, пользуясь хорошими дорогами».

В документе ничего не говорится про годовщину Октябрьской революции, напротив, даются приблизительные даты: не позже 5 ноября перерезать железную дорогу Киев — Коростень восточнее или западнее реки Ирпень «в зависимости от обстановки», не позже 5-6 ноября овладеть городом и не позже 9-10 ноября перерезать железную дорогу Киев — Фастов.

Главком прямо говорит о проблеме потерь, с которыми, согласно мифу, «никто не считался»:

«Решая эту задачу, пойти на жертвы, имея в виду, что эти жертвы будут во много раз меньше тех, которые придется затратить, если эта операция затянется». А длилась она по факту до 13 ноября.

5 ноября 1943 г. в журнале боевых действий Верховного Командования Вермахта (ОКВ) отмечен прорыв позиций 4-й танковой армии северо-западнее Киева, «противник ударил танковыми силами на юг через шоссе Киев-Житомир и ворвался в городские кварталы Киева».

В этой скупой строчке донесения сконцентрированы судьбы многих, совершенно разных людей.

Первым из тех, кто выскочил на шоссе, перекрыв дорогу отступающим немецким частям, был командир взвода 306-го танкового батальона 53-й гв. танковой бригады, гв. лейтенант Алексей Фалин, отвоевавший Зимнюю войну и все три года Великой Отечественной.

На своем Т-34 он ворвался в с. Святошино (теперь оно в черте города), подбил два штурмовых орудия, четыре бронетранспортера, и сам был подбит. Звание Героя Советского Союза присвоено 3 июня 1944 г. посмертно, а похоронен лейтенант на Святошинском кладбище.

Непосредственно на киевские улицы вошли с разных направлений танки 22-й гв. танковой бригады и Чехословацкой пехотной бригады.

Почти однофамилец лейтенанта, командир танка Александр Фадин был в числе семи танковых и трех самоходных экипажей, оставшихся в строю после боев на подступах к украинской столице.

Он вспоминал, что комбриг Кошелев и начальник политотдела подполковник Молоканов утром 5 ноября твердо обещали Героя тем, кто первым войдет в Киев. Слово свое начальство сдержало: Фадин был представлен к высокой награде, но командование армии решило отметить его орденом Красного знамени.

Вот что, он рассказывал о происходившем на киевских улицах:

«Батальон получил задачу двигаться к центру города. Головной танк достиг Т-образного перекрестка и вдруг, объятый пламенем, свернул вправо, врезавшись в один из угловых домов. Разведчики, находящиеся на нем, были сброшены. Лейтенант Абашин и я открыли огонь по удиравшей самоходной установке врага. Вторым снарядом я попал ей в кормовую часть, остановив ее движение. Небольшая заминка, подошедший быстрым шагом командир батальона назначает головным танк лейтенанта Абашина. По сигналу "Вперед!" мы двинулись дальше, и вскоре вышли на Крещатик. Город взят».

С большой вероятностью в этом эпизоде описывается гибель гвардии старшины Никифора Шолуденко, командира разведывательного взвода той же бригады.

А если так, можно уточнить место событий: перекресток современных ул. Борщаговской и Индустриальной, где его танк был подбит самоходным орудием противника. Гвардии старшину отвезли в Александровскую больницу, но было уже поздно. Первоначально он был захоронен на пл. Калинина (ныне Майдан независимости), затем в Пионерском парке на пл. Сталина (ныне Европейская площадь). В последний раз Шолуденко перезахоронен на Аллее Славы (бывший Аносовский сад), и он свою Золотую звезду все же получил — посмертно, указом от 3 июня 1944 г.

А со стороны кинофабрики и завода «Большевик» прорвались чехи.

Сначала танковой роте подпоручика Йозефа Буршика с именными танками «Соколово», «Яношик», «Лидице» и «Жижка» удалось спасти от подрыва мост, ныне существующий на пересечении проспекта Победы и проспекта Палладина. Затем возле предприятия, тогда стоявшего на далекой окраине, киевлянки предупредили чехов о том, что на территории находится противотанковая батарея. Вместе с автоматчиками поручика Антонина Сохора тридцатьчетверки очистили завод от противника без потерь.

Левее двигались легкие танки Т-70 подпоручика Рихарда Тесаржика, который имел приказ атаковать юго-западную окраину Сырецких лагерей (теперь это тоже район города недалеко от Бабьего Яра). Умело маневрируя и обойдя противника с тыла, чешские танкисты (тоже с десантом на борту) подавили сопротивление и сразу выскочили к кинофабрике. Уже все вместе чехи захватили городской вокзал, тоже подготовленный немцами к подрыву.

За этот бой все трое чешских командиров получили звание Героя Советского Союза.

Уже на следующий за освобождением день бои продолжились западнее Киева. Теперь все это город, а тогда здесь были села, поля между ними и немного леса. Немцы не собирались отступать далеко, их задачей было восстановить первоначальную линию обороны по Днепру. Поэтому со своей стороны они наносили такие удары, которые им пока были по силам. Например, активно применяли авиацию.

Во время одного из таких налетов 6 ноября на Святошино загорелся дом, в котором разместился полевой госпиталь 520-го стрелкового полка. Лейтенант медслужбы Феодора Пушина бросилась в огонь, успев вытащить тридцать раненых, пока не обвалилась крыша.

Двадцатилетняя девушка умерла от полученных травм и ожогов — и тоже стала Героем Советского Союза посмертно. Она лежит рядом с гвардии лейтенантом Фадиным на том же Святошинском кладбище, а неподалеку — улица ее имени, как и улица еще одного Героя — мл. лейтенанта Михаила Котельникова, погибшего в тот же день неподалеку.

Вот люди, благодаря которым Киев стал свободным.

Но хотелось бы, чтобы мы помнили не только тех, кто отмечен высшей степенью отличия, но и всех погибших в этих боях и не получивших никаких наград.

Например, таких, как пилот Ла-5ФН второй эскадрильи 88 гв. истребительного авиаполка Яков Маканин. Его самолет, подбитый зенитной артиллерией, упал в лесу не так далеко от Святошино. Обломки человека и машины перемешались в огромной воронке, случайно найденной киевскими поисковиками.

Или тех, кто не погиб, но внес свой посильный вклад в победу, как обычная сельская женщина из Сваромья Горпина Трегуб, переправлявшая солдат через Днепр на своей лодке. Тех, благодаря кому живы мы.

Ведь для цельных людей это несложно — быть благодарным и не терять памяти. Какими бы трудными ни были времена.