Он родился 29 октября 1904 года в городе Бежица Брянского уезда Орловской губернии в семье рабочих. В 1914 году семья будущего конструктора переехала в Харьков, отец Александра получил работу на Харьковском паровозном заводе (ХПЗ). В разгар Гражданской войны 2 марта 1919 года после шести классов реального училища туда, в техническую контору, устроился работать и Александр. 

«Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации
«Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

Хоть у него и не было высшего инженерного образования, с мая 1923 года младший Морозов стал чертежником-конструктором. Как раз в этот период времени завод получил заказ, предопределивший дальнейшую судьбу и предприятия, и самого Александра Александровича.

В начале 20-х годов стране требовались тракторы, особенно гусеничные. В 1922 году Тракторная комиссия при Госплане решила с помощью немецких инженеров освоить на ХПЗ выпуск лицензионных немецких WD Z 50 «Ханомаг». По ряду причин конструкцию машины требовалось кардинально переделать. Юный Саша Морозов принял участие в этой работе, набираясь опыта у зарубежных профессионалов.

В 1928 году, когда Морозов после двухлетней службы в армии вернулся на завод, здесь уже шло проектирование первого советского среднего танка Т-12. Проектные работы выполняли конструкторы ХПЗ, средний возраст которых не превышал 30 лет. Руководил ими Иван Никанорович Алексенко, ровесник Александра Морозова.

Сам Морозов включился в эту работу, одновременно заочно обучаясь в Московском автотракторном институте имени М. В. Ломоносова, который он закончил в 1931 году.

После Т-12, не устроившего военных, последовала разработка нового танка — Т-24. Но и он не соответствовал необходимым требованиям. 

Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей
Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей
© пресс-служба партии "Народный фронт"

В Москве не собирались ждать, пока отечественные конструкторы научатся работать. В 1930 году советская делегация закупила у американского инженера и предпринимателя Джона Кристи два танка М1931 (по советской маркировке — БТ-1) и лицензии на их производство, которое решили разместить на ХПЗ.

Алексенко отказался работать над иностранным танком, считая это непатриотичным, и уволился.

Его должность занял более опытный инженер Афанасий Осипович Фирсов, разрабатывавший дизельные двигатели еще при царе. В 1930 году его арестовали и осудили по обвинению во вредительстве, работа на ХПЗ заменила ему пять лет заключения. Для молодого харьковского коллектива конструкторов он стал настоящим учителем.

Последовала разработка машин линейки БТ: БТ-2 (1931), БТ-5 (1932), БТ-7 (1935). Морозов занимался проектированием трансмиссии этих танков, конструированием их ходовой. Он специально окончил курсы командиров танка БТ, чтобы научиться видеть машину глазами «конечного потребителя». За время работы с Фирсовым Морозов стал ведущим конструктором, возглавил один из отделов КБ.

Летом 1936 года его наставника отстранили от должности за то, что на первых БТ-7 вышли из строя коробки передач. Фирсов и его подчинённые устранили ошибку, но он уже был обречён. Началась волна репрессий, которая лихорадила ХПЗ до самого начала войны. На заводе воцарилась нервная напряженная обстановка.

День в истории. 19 декабря: Т-34 — рождение легенды
День в истории. 19 декабря: Т-34 — рождение легенды
© Public domain

Фирсова сменил присланный из Ленинграда Михаил Ильич Кошкин. Вскоре из Москвы прислали еще одного конструктора — военинженера 3-го ранга Адольфа Яковлевича Дика.

Опыт Испанской войны показал, что армии срочно нужны танки с противоснарядным бронированием. Группа Дика, в которую включили часть конструкторов завода, в том числе и Морозова, должна была такой танк разработать. Кошкин и другие конструкторы занимались дальнейшей модернизацией БТ. Возникшее двоевластие привело к конфликтам, взаимным обвинениям, срыву работ. КБ даже разделили на два отдельных, но дело все равно не продвигалось.

В конце концов в апреле 1938 года Дика арестовали и сослали в лагеря на 10 лет.

Разработку танка поручили Кошкину, его заместителем стал Морозов. Кроме колесно-гусеничной машины КБ поручили создать и чисто гусеничную версию танка — А-32.

В результате в марте 1940 года случилась известная история с танковым пробегом из Харькова в Москву двух прототипов А-34, в результате которого еще «сырой» танк под индексом Т-34 с бронированием в 45 мм приняли на вооружение, а Кошкин умер от воспаления лёгких. 

Танковый марафон Михаила Кошкина
Танковый марафон Михаила Кошкина
© Public domain

Главным конструктором завода №183 (так переименовали ХПЗ в конце 30-х) стал Морозов, под его руководством КБ доводило танк до запуска в серию.

Началась война. В сентябре 1941 года КБ завода выехало в Нижний Тагил где на базе местного Уралвагонзавода и эвакуированных с Украины предприятий создало одну из крупнейших танкопромышленных площадок страны.

КБ не прекращало работу, постоянно снижая себестоимость танка, повышая его технологичность, совершенствуя конструкцию. В 1942 году спроектировали новую, более просторную и удобную шестигранную башню, которую за форму иногда еще называют «гайкой».

Сталин лично курировал работу КБ и требовал от Морозова докладывать о результатах каждые три часа. От проходной до дома и обратно конструктора возил персональный автомобиль с телохранителем. Его плотно охраняли и вне завода. Для Александра Александровича, любившего природу, это вызывало большие неудобства.

Боевые действия показали, что наклон танковой брони не спасает Т-34 от вражеских 88-мм снарядов. Кроме того, 76-мм пушка Т-34 не могла обеспечить паритет в противостоянии с вражескими «тиграми» и «пантерами». 

День в истории. 23 января: 75 лет назад был принят на вооружение самый знаменитый советский танк
День в истории. 23 января: 75 лет назад был принят на вооружение самый знаменитый советский танк
© РИА Новости, Николай Максимов | Перейти в фотобанк

В 1943 году КБ под руководством Морозова создало новый танк Т-43. Его лобовое бронирование увеличилось с 45 до 75 мм, бортовое — с 45 до 60. Для прототипа разработали новую 3-местную башню. Если в Т-34 командир выполнял функции наводчика, то теперь он мог сконцентрироваться на командовании. Но новый танк в серию не пошел, так как это неизбежно бы привело к снижению количества поступающих на фронт машин.

В Москве приняли компромиссное решение. Так как 75% попаданий приходилось на башню, в серию пустили старый Т-34 с новой 3-х местной башней, в которую установили 85-мм пушку. Новый танк Т-34-85 начал поступать на фронт в начале 1944 года, отлично зарекомендовал себя, дошел до Берлина и стал символом Великой Отечественной войны. Всего промышленностью СССР, а позже — Польши и Чехословакии, было выпущено более 70 тысяч Т-34 и Т-34-85.

Конструкторские решения, найденные при создании Т-43, КБ Морозова реализовало в созданном в 1944 году среднем танке Т-44, но едва был налажен его выпуск, как КБ взялось за разработку нового танка Т-54, первый опытный образец которого закончили 30 января 1945 года.

Первоначально он задумывался как глубокая модификация предыдущей машины с индексом Т-44Б, но потом выяснилось, что конструкция получается совершенно другая. Танк получил новую башню со 100-мм пушкой, его лобовое бронирование корпуса довели до 120-мм, а башни — до 180. С 1947 года начался выпуск серийной машины, но вскоре из танковых частей посыпались жалобы. Их учли, внесли коррективы, и с ноября 1949 года в серию пошел Т-54-2, который в 1951 году получил полусферическую башню, ставшую характерной особенностью всех советских танков. 

Эта модель стала самой массовой в истории мирового танкостроения.

«Сталинская кувалда»: уральский танк, созданный украинскими конструкторами
«Сталинская кувалда»: уральский танк, созданный украинскими конструкторами
© topwar.ru | Перейти в фотобанк

Одновременно КБ разрабатывало и другие проекты, которые в серию не пошли.

Морозова волновала идея сохранения жизни советских танкистов. Задолго до израильтян, реализовавших эту идею в «Меркаве», он задумался о перенесении двигателя, трансмиссии и топливных баков в переднее отделение танка, чтобы они прикрывали экипаж. Но Сталину прототип довольно дорогого танка А-44 не понравился. Кроме того, уровень развития электроники не позволял при такой компоновке обеспечить механику и водителю достаточный обзор.

Осенью 1951 года дали о себе знать довоенные переживания и десятилетие работы на запредельных режимах. Морозов слег с тяжелой формой язвы желудка. Его срочно доставили в Москву, в Кремлевской клинике сделали операцию. Конструктор давно просил Сталина разрешить вернуться в Харьков, болезнь стала поводом удовлетворить эту просьбу.

Вся «старая гвардия», эвакуировавшаяся из Харькова в 41-м, спустя десятилетие вернулась домой. Это событие коренным образом повлияло на дальнейшее развитие советского и российского танкостроения.

Оставшееся в Нижнем Тагиле КБ задумывалось как вспомогательное, которое должно было доводить проекты, разработанные в Харькове. Однако администрация завода не хотела с этим мириться. Изготовление новой модели танка приносило предприятию множество благ. Стоимость машины старались посильнее «задрать», так как потом при серийном выпуске от конструкторов и технологов требовали ежегодно уменьшать себестоимость на 15%. Новая модель обеспечивала заводу несколько лет беззаботной жизни, прибыль можно было пускать на премии и благоустройство предприятия. Но если ты занимаешься только модернизациями, откуда взяться премиям?

Началось так называемое противостояние «южных» (харьковчан) и «северных» (нижнетагильцев и ленинградцев). Исход был предопределен, так как после смерти Сталина последним благоволил Дмитрий Федорович Устинов — председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. 

Николай Духов: от танка «КВ» до ядерной бомбы
Николай Духов: от танка «КВ» до ядерной бомбы
© РИА Новости, Абрам Штеренберг | Перейти в фотобанк

Уральцы продавили решение, чтобы модернизацию танка Т-54 заводу «засчитали» как новый танк — Т-55. Во многих зарубежных изданиях эти модели часто так и указывают Т-54/55.

Затем, в то время как в Харькове разрабатывали принципиально новый танк, который можно было с полным правом назвать основным, то есть сочетающим высокую огневую мощь с защищённостью и подвижностью, в Нижнем Тагиле к 1961 году сделали еще одну глубокую модернизацию, получившую индекс Т-62. Танк получил 115-мм гладкоствольную пушку, а спустя какое-то время и автомат заряжания, но прорывные решения в нем реализованы не были.

Морозов считал такую деятельность разбазариванием денег. Вместо того чтобы выдержать паузу и сразу дать армии прорывную модель, которую не надо будет через несколько лет заменять на новую, государство платило за разработку машины, которую вскоре придется снять с производства.

Наконец после целого ряда неудачных испытаний в 1966 году на вооружение был принят танк Т-64А.

Его появление сделало ненужными как класс тяжелые танки, потому что использование композитной брони позволило получить уровень защиты, идентичный стальному эквиваленту в 450 мм. Танк получил 125-мм пушку с автоматом заряжания и новейший многотопливный оппозитный танковый двигатель 5ТДФ, задержка в разработке которого и затормозила проект. От модернизированного В-2, стоявшего ещё на КВ, Т-34, Т-55, Т-62 (и стоящего на Т-72 и Т-90), он отличается в первую очередь компактностью, а это уменьшало забронированный объем и массу танка. При рабочем объеме 13,6 литра в форсированной версии дизель развивал мощность более 1000 л.с., что в то время было превосходным результатом. 

День в истории. 8 апреля: к власти в СССР пришел днепропетровский клан
День в истории. 8 апреля: к власти в СССР пришел днепропетровский клан
© РИА Новости, Дмитрий Козлов | Перейти в фотобанк

Танк приняли на вооружение, а Уралвагонзаводу поручили разработать мобилизационную версию танка. 5ТДФ получился довольно дорогим, в Москве хотели сделать версию Т-64А с более дешевым проверенным дизелем В-2 (в модификации В-46).

Но нижнетагильцы пошли по другому пути, они разработали совершенно другой проект — танк Т-72, принципиально ничем не отличавшийся от Т-64А и, как считал Морозов, позаимствовавший идеи его создателей. Спустя несколько лет то же самое сделало танковое СКБ-2 Кировского завода в Ленинграде, так появился на свет Т-80.

Александр Александрович такого хозяйствования не понимал. Он записал в дневнике:

«…вся эта «смесь» машин (Т-64А, Т-80, Т-72, «Кобра») будут довольно длительное время находиться на эксплуатации в войсках, усугубляя этим всю сложность эксплуатации разных типов машин, сохраняя при этом производство и отпуск какой-то части их узлов и деталей для обеспечения нужд эксплуатации и ремонта. Всё это будет продолжаться в течение следующего 5-летия, а может и 10-летия, то есть до 1990 года. Получается далеко неприглядная картина очень непродуктивной, дорогой и длительной по времени работы заводов по перестройке производства и малым поступлением новых машин в войска».

К его мнению в Москве не прислушались, в результате мысли его оказались пророческими, только со сроками он ошибся… эта ситуация сохраняется до сих пор. 

Status Quo: Топ-10 харьковских машин
Status Quo: Топ-10 харьковских машин
© sq.com.ua

В 70-е КБ Морозова совершенствовало Т-64А и собирало наработки для проектирования нового танка, которому планировалось присвоить индекс Т-74. Александр Александрович опять вернулся к идее экранирования танкистов двигателем. Кроме того, он планировал полностью автоматизировать башню, благодаря чему сократить экипаж до двух человек, переместить их вместе с боезапасом в корпус, благодаря чему уменьшить поражаемый силуэт башни до минимума.

Ничего не напоминает? За 40 лет до танка Т-14 «Армата» в Харькове начали разрабатывать его концепцию.

Однако харьковчанам ресурсы на новый проект не выделили. Раздосадованный ситуацией, на которую он не может повлиять, 28 мая 1976 года Морозов ушёл с поста главного конструктора завода, а через три года, 14 июня 1979 года, его не стало.

С 1966 года уже прошло больше половины столетия, но Т-64 в новых модификациях по-прежнему остается танком, отвечающим реалиям современной войны.

Только вот конструировали его для защиты своих соотечественников, а он теперь на Донбассе этих самых соотечественников убивает, причем убивает по обе стороны фронта. Такое его создателю не могло присниться и в самом страшном сне.

И все-таки хочется еще раз восхититься, насколько иногда отечественная инженерная мысль опережала свое время, и еще раз помянуть талантливейшего харьковского инженера Александра Александровича Морозова.