Во вторник, 27 августа, исполняется 78 лет со дня расформирования Чудской военной флотилии. Она просуществовала всего 55 дней, однако успела серьезно попортить кровь гитлеровцам. Командующего флотилии — капитана 1-го ранга Николая Авраамова назначили ответственным за снабжение  водным путем Ленинграда и заместителем командующего Ладожской военной флотилии. Именно он был одним из зачинателей «Дороги жизни», спасшей город на Неве от голодной смерти.

Столетие атаки «москитного флота» на Россию
Столетие атаки «москитного флота» на Россию
© commons.wikimedia.org,

Однако часть жизни Авраамова была неразрывно связана с территорией нынешней Украины. Более того, он повлиял на двух потомственных малороссов, один из которых позже стал народным комиссаром по морским делам, а другой — классиком русской литературы.

Штрафник и его командир

Летом 1988 года советских зрителей ждала очередная кинопремьера. В отличие от популярных тогда остросоциальных фильмов, показанная 27 июня картина описывала не советскую действительность, а события 1917 года. Несмотря на то, что к тому времени советское общество сильно охладело к историям о революционных матросах, фильм стал популярным. Ещё бы! Главные роли в нем исполнили такие популярные актеры, как Олег Меньшиков, Владимир Гостюхин, Николай Караченцов и Людмила Никольская. Да и эпизодические роли в фильме доверили сильным артистам, вроде Евгения Евстигнеева. Собственно, Евстигнеев и появляется первым на экране.

«Вот что я скажу тебе, дорогой Дыбенко: или ты у меня в тюрьме насидишься, или… быть тебе на моем месте!» — говорит его герой в на третьей минуте кинокартины.

Фильм называется «Моонзунд», а Евстигнеев исполнил в нем роль адмирала Николая фон Эссена.

«Так точно, мы способны и на то, и на другое», — ответил адмиралу матрос Дыбенко, роль которого исполнил уроженец Херсона — молодой актер Сергей Гармаш.

Актеры почти дословно воспроизводят первый диалог из романа «Моонзунд», впервые изданного 15 годами ранее. И автор романа Валентин Пикуль, и упоминаемый им Павел Дыбенко по иронии судьбы были тесно связаны с еще одним человеком, страстно любившим море.

Спустя полгода после описываемой в романе сцены — поздней осенью 1915 года — Дыбенко был списан с корабля «Император Павел I» и записан в состав батальона «охотников». Списали Дыбенко с броненосца не просто так. К тому времени этот малоросс, рожденный в Черниговской губернии, успел прославиться как один из деятельных большевиков.

После возмущений на линкоре «Гангут» в октябре того года Дыбенко и других революционных активистов удалили с кораблей. В батальоне матрос-электрик Дыбенко попал в роту штрафников, командовать которой поставили мичмана Николая Авраамова. Тот приобрел среди матросов такую популярность, что во время вылазки 1916 года под Ригой его — тяжело раненного — штрафники вынесли на себе. И это притом, что отношения между матросами и офицерами в те дни на Балтфлоте были далеки от идеальных.

Как казаки Октябрь ковали: роль Украины в окончательной победе большевиков
Как казаки Октябрь ковали: роль Украины в окончательной победе большевиков
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

В 1917 году после Февральской революции уже лейтенант Авраамов стал членом артиллерийской секции нового органа власти — Центрального комитета Балтийского флота (Центробалта). Назначили его по рекомендации Дыбенко, который был председателем Центробалта.

Через три года судьба забросила Авраамова на земли, которые ныне входят в состав Украины: в 1920 году Авраамова направляют на Черноморский флот в Николаев. В этой флотской столице Новороссии с ноября 1917 по февраль 1920-го власть менялась 14 раз, при этом несколько раз город становился советским, за что получил прозвище «красный Питер Украины».

При этом некоторые источники утверждают, что Авраамов участвовал в боях за морскую крепость Очаков — тогда этот город, где сейчас матросы ВМФ США строят свою военную базу, тоже был крепким орешком. Впрочем, участие Авраамова в боях за Очаков под вопросом.

Зато бесспорно то, что в августе 1920 года он отражал вторжение экспедиционной армии ВСЮР под Сукко, где получил ранение в голову. В итоге в 1922 году его демобилизовали из флота по инвалидности.

Вне флота Авраамов себя не мыслил и многократно подавал рапорты с просьбой вернуть его на службу. Наконец, в апреле 1925 года ему пошли навстречу. Авраамову доверили обучение, а затем и комплектование Морских сил Черного моря. В 1928 году его наградили серебряным портсигаром, на крышке которого было выгравировано: «Испытанному бойцу за дело пролетариата тов. Авраамову Н. Ю. РВСМСЧМ, 1918 — 23.11.1928 г.».

День в истории. 17 декабря: русскими войсками штурмом взят Очаков
День в истории. 17 декабря: русскими войсками штурмом взят Очаков
© commons.wikimedia.org, Public Domain

Но тут грянул 1930 год. Авраамова репрессировали, как бывшего офицера Императорского флота России, и уволили со службы. Тогда в СССР прогремело дело «Весна», также известное как «Гвардейское дело», инициированное ОГПУ против военспецов. По одному из связанных с ним дел и обвинили Авраамова в 1931 году. Изначально его приговорили к расстрелу, однако позже это решение суд заменил на 10 лет заключения в лагерях. Однако спустя два года после тюремного заключения, которые Авраамов отбывал в Севастополе, а затем в Симферополе, его освободили и с понижением в звании назначили на преподавательскую работу в Военно-морское училище им. М.В. Фрунзе в Ленинграде.

Спустя семь лет, 17 сентября 1939 года, лично нарком ВМФ Николай Кузнецов восстановил Авраамова в звании капитана 1-го ранга. К тому времени уже 17 дней шла Вторая мировая война.

Один из спасителей Ленинграда

Великую Отечественную войну Авраамов встретил на Чудском озере, где руководил практикой курсантов Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского. На базе дивизиона учебных кораблей этого заведения 3 июля и создали Чудскую военную флотилию. После того как советские войска оставили Чудское озеро, Авраамова перебросили на другой «озёрный» участок фронта — Ладогу.

Это озеро издавна не пользовалось любовью судоходов.

Ещё Петр I издал указ о строительстве обводного канала вдоль его берега. «Какой великий убыток на вся годы чинится на Ладожском озере от худых судов, и что одним сим летом с тысячу судов пропало», — описывал император причины строительства в своем указе.

Развитие технологий не сильно помогало. И в ХIХ веке в Российской империи многие страховые общества отказывались страховать суда, ходившие по Ладожскому озеру. В общем, к началу войны Ладога не была приспособлена к приему больших судов с грузами и эвакуируемым населением.

Авраамов стал первым командиром Осиновецкой военно-морской базы. Сейчас у маяка Осиновец существует музей «Дорога жизни».

«Капитанский мостик между Пикулем и Дыбенко». Как служивший в «красном Питере Украины» офицер повлиял на русскую литературу

Тогда, в 1941 году, Авраамов организовал работу по углублению бухт и гаваней, созданию новых причалов, пристаней и волноломов. Значение этой работы сложно переоценить.

«В трудный период блокады города Ленинграда в 1941-1942 гг. тов. Авраамов сумел организовать работу Осиновецкого порта по доставке через Ладожское озеро всех видов довольствия для войск Ленинградского фронта и населения города Ленинграда.

Погибшая «Москва». Первая крупная потеря Черноморского флота в Великой Отечественной
Погибшая «Москва». Первая крупная потеря Черноморского флота в Великой Отечественной
© armedman.ru

Несмотря на налеты вражеской авиации, нехватку рабочей силы и достаточного количества транспортов, задания Военного Совета фронта по перевозке грузов выполнялись своевременно. В работе всегда проявлял много энергии и инициативы», — гласят строчки из приказа о награждении Авраамова Орденом Красного знамени в 1944 году.

К тому времени Авраамов успел не только стать начальником курсов младших лейтенантов Балтфлота, но и первым начальником новой школы юнг на Соловецких островах. Среди прочих ее учеником был сын другого малороссийского матроса-балтийца — Валентин Пикуль.

Любимый учитель

Сам Пикуль своему обучению на Соловках посвятил автобиографический роман «Мальчики с бантиками».

«И поныне я еще живу курсом, что дал мне гирокомпас, указавший дорогу в большую жизнь, в которой меня ожидали новые тревоги и новые напряжения души», — завершает рассказ о своей юности писатель.

Авраамов для Пикуля не был бездушным начальником. Напротив, им Пикуль искренне восхищался. Об этом свидетельствует хотя бы то, что свой первый роман — «Океанский патруль» — писатель посвятил Авраамову.

«Памяти друзей-юнг, павших в боях с врагами, и светлой памяти воспитавшего их капитана первого ранга Николая Юрьевича Авраамова посвящает автор эту свою первую книгу», — гласило посвящение.

«Капитанский мостик между Пикулем и Дыбенко». Как служивший в «красном Питере Украины» офицер повлиял на русскую литературу

Первая книга Пикуля вышла в свет в 1954 году. К тому времени Авраамов вот уже как пять лет покоился на Серафимовском кладбище в Ленинграде. Он умер в 1949 году, всего через год после выхода в отставку. 

Другое посвящение — шестнадцатого романа писателя «Три возраста Окини-сан» более личное и обращено к сыну контр-адмирала и его жене.

«Супружеской чете Авраамовых — Эре Павловне и Георгию Николаевичу, в семье которых уже три поколения служат Отечеству на морях», — гласит оно.

Эти строки не просто дань памяти Авраамову-старшему, его сыну и внукам. Дело в том, что сын директора школы юнг Георгий Авраамов учился вместе с Пикулем. У военачальника и в мыслях не было куда-то прятать своего сына во время войны. Рожденный за два года до ареста отца в Севастополе Авраамов-младший успел пожить и в блокадном Ленинграде.

Превзошедший Ганнибала. Кто стоял у истоков Херсона и Черноморского флота
Превзошедший Ганнибала. Кто стоял у истоков Херсона и Черноморского флота
© Public domain

«С началом войны меня еще мальчишкой мобилизовали добровольцем в отряд местной ПВО. Отряду, который подчинялся тылу КБФ, приходилось нести круглосуточную службу на крыше нашего дома: во время налетов вражеской авиации, бывало, тушили зажигательные бомбы. В 1943 г. отца перевели начальником школы юнг на Соловецкие острова. Там я проучился три месяца, освоив основы военно-морского дела», — вспоминал он.

В чем-то Георгий Авраамов повторил карьеру своего отца: он тоже занимался обучением новых кадров для Черноморского флота. В 1981 году Георгия Авраамова назначили начальником Черноморского высшего военно-морского училища им. П.С. Нахимова. На этой должности он и пробыл до своей отставки в 1987 году. В отставку Авраамов-младший уходил в звании вице-адмирала.

За два года до этого — в 1985 году вверенное Авраамову училище окончил молодой лейтенант Сергей Гайдук. Ни Авраамов, ни сам Гайдук не могли и предположить, что спустя почти 29 лет последний возглавит Военно-морские силы независимой Украины, а потом и вовсе будет задержан российскими «чекистами».

Однако так все и произошло: 2 марта 2014 года Гайдука назначили и.о. командующего ВМС Украины, 7 марта — уже командующим, а 19 марта он был задержан сотрудниками ФСБ России в здании штаба ВМС Украины в Крыму и отпущен на следующей день на границе с Украиной. Свою роль в его освобождении сыграла и просьба министра обороны РФ Сергея Шойгу, обратившегося к властям Крыма.

Остается добавить, что сейчас на российском флоте служат правнуки Авраамова — Антон и Павел. А его внук Николай Авраамов сегодня заведует филиалом центрального военно-морского музея на крейсере «Аврора» — том самом, выстрел которого в 1917 году и ознаменовал начало Октябрьской революции.