Кампания 1788 года 

В Новороссии Потемкин медленно, но уверенно пробивала себе выход из Днепра на оперативный черноморский простор. Однако сделать это удалось лишь к концу года, овладев Очаковом после затяжной осады. В то же время на Балканах австрийцы столкнулись с главными силами турок. Цесарская армия несла массовые небоевые потери от разразившейся эпидемии малярии, а вызванная ложными слухами паника под Карансебешем, хотя и не привела к столь масштабным потерям, как принято считать, тем не менее, не лучшим образом сказалась на желании австрийцев продолжать войну.

Лишь в верховьях Прута и Днестра русским и австрийцам сопутствовала удача. Здесь действовал принц Фридрих Саксен-Кобургский и русский корпус Салтыкова направленный ему в поддержку Румянцевым. К сентябрю они вынудили капитулировать главный форпост турок в регионе Хотин.

230 лет битве при Фокшанах. Как завистливый Григорий Потемкин обижал Александра Суворова, а Суворов потчевал турок

Тем временем международная обстановка осложнялась. Не оправдались надежды Потемкина на то, что к союзу России и Австрии присоединится и Польша. Напротив, там возобладали антироссийские силы, что ставило под угрозу снабжение русской группировки в Бессарабии и Молдавии. Войной грозили Пруссия и Британия, а Швеция, в конце концов, перешла от угроз к делу. В результате был сорван план отправки балтийского флота в Средиземное море в тыл туркам. И вот уже сама Россия была вынуждена вести войну на два фронта, один из которых пролегал слишком далеко от ее границ, а другой, напротив, проходил в непосредственной близости от столицы. В этих обстоятельствах Австрия начала подумывать о заключении с османами сепаратного мира.

Объединенная южная армия и ее молдавская группировка 

Таков был политический фон кампании 1789 г. Русская армия вступила в неё под единым командованием светлейшего князя Григория Потемкина-Таврического. Указ об этом был подписан Екатериной 3 (14) марта.

Двоевластие начального периода войны, когда Украинской армией командовал триумфатор предыдущего противостояния с турками генерал-губернатор Малороссии граф Петром Румянцев-Задунайский, а Екатеринославской армией генерал-губернатор Новороссии, соперничавшие друг с другом, завершилось. Впрочем опытный Румянцев, состояние здоровья которого не способствовало наступательной активности его войск, сам понимал необходимость единоначалия, о чем лично написал Потёмкину.

Румянцев был назначен командующим резервной армии, которая формировалась для прикрытия западной границы на случай, если Пруссия и ориентированные на нее силы в Польше всё таки решатся развязать против России войну. На место Румянцева был назначен князь Репнин. 

Как генерал-губернатор Румянцев окончательно избавил Малороссию от татарской угрозы
Как генерал-губернатор Румянцев окончательно избавил Малороссию от татарской угрозы
© ok.ru

Организованная в итоге группировка русских войск получила название объединенной южной армии. Она была разделена на пять дивизий, которые согласно крупнейшему исследователю русско-турецких войн, дореволюционному военному историку Андрею Петрову, группировались следующим образом.

I дивизия из состава прежней Екатеринославской армии, базировалась в Елисаветграде, находясь под личным командованием Потемкина. Она состояла из 9 пехотных, 20 кавалерийских полков, 3 егерских корпусов и казачьих войск левобережья Днепра. Артиллерийский парк насчитывал в общей сложности 70 орудий. Это была основная ударная сила южной армии.

II Дивизия генерал-аншефа князя Долгорукого 1-го состояла из 5 пехотных и 6 кавалерийских полков при 24 орудиях. Ранее эти войска также входили в Екатеринославскую армию.

III дивизия базировалась в молдавском местечке Фальчи в нижнем течении Прута, ближе всего к противнику. Она состояла из ранее входивших в Украинскую армию 5 пехотных полков и 8 полков кавалерии при 30 орудиях. В предыдущую кампанию этими войсками командовал Вилим Дерфельден, которого должен был сменить генерал-аншеф Александр Суворов.

230 лет битве при Фокшанах. Как завистливый Григорий Потемкин обижал Александра Суворова, а Суворов потчевал турок

В IV дивизии было 6 полков пехоты, батальон гренадер, 1 корпус егерей, 2 легкоконных полка,3 полка донских казаков Бугское и Черноморское казачьи войска. Артиллерийский парк дивизии насчитывал 40 орудий. Она также была сформирована на основе войск Украинской армии, во главе дивизии стоял генерал-аншеф князь Репнин. Ставка дивизии размещалась также на Пруте, в 80 километрах к северу от Фальчи, в местечке Козмешты.

Наконец, V дивизия, под началом генерал-лейтенанта Гудовича, входившая ранее в состав Екатеринославской армии, базировалась в Кинбурне и состояла из 3 пехотных и 8 легкоконных полков при 20 орудиях.

Два отдельных корпуса составляли войска в Крыму (генерал-аншеф Каховский, 7 пехотных, 8 легкоконных полков, корпус егерей, волонтеры, 78 орудий) а также на Кубани и Кавказе (генерал-лейтенант де-Бальмен).

Молдавская группировка — III и IV дивизии — находилась в некоторой изоляции. В тылу у нее располагался ключевой узел турецкой обороны Причерноморья — крепость Бендеры. Она была главной целью войск Потемкина, однако погодные условия и состояние снабжения позволили начать наступление на Бандеры только в конце июля. На правом фланге русских войск в Молдавии находился союзнический австрийский корпус принца Кобургского, однако между ним и дивизией Репнина было существенное свободное пространство. Принц с основными силами базировался в Бакеу — городке на реке Сирет, а в междуречье Сирета и Прута лишь небольшой австрийский отряд размещался в Васлуе, обеспечивая контакт с русскими.

Крепостное право в Новороссии и хруст французской булки
Крепостное право в Новороссии и хруст французской булки
© feldgrau.info

Таким образом, союзные войска в Молдавии размещались своеобразным треугольником, в основании которого были основные австрийские силы Кобургского и IV дивизия Репнина, а вершину, обращённая к югу, в направлении турецких сил, занимали войска III дивизии — самой малочисленной из трех формирований союзников действующих в Молдавии.

Зимой 1789 г. умер турецкий султан Абдул-Хамид I. Сменивший его Селим III сменил великого визиря (в военное время командовавшего главными силами турок) и кабудан-пашу (командующего флотом). Им предстояло реализовать новую стратегию турок. Теперь основной удар должен был наноситься не по главным силам австрийцев на западе Балкан, а в самое слабое место союзников — встык между австрийскими и русскими армиями. Туда, где действовали немногочисленные австрийский корпус принца Кобургского и русские III и IV дивизии. Разгром сил принца мог стать фатальным — это наверняка подтолкнуло бы Австрию к выходу из Войны, а русские войска на Пруте оказывались бы фактически в окружении.

Первые попытки турок продвинуться на этом направлении пресек Дерфельден, разбив турок в апреле несколько раз у Бырлада, а затем в мае заняв крепость Галац на Дунае, но, не имея сил ее удерживать и не получив поддержки от австрийского соседа, вновь отступил к Бырладу. Репнин посчитал и эту позицию слишком уязвимой и отвел Дерфельдена к Козьмештам.

Именно сюда был направлен самый талантливый и решительный из русских полководцев — Александр Суворов, под начало которого поступил Дерфельден.

«Суворов в опале всесильного временщика»

Во многих биографиях Суворова назначение его в армию в кампанию 1789 г. обставлено скандальными подробностями. Якобы воспользовавшись как поводом неудачными действиями Суворова под Очаковом, где отряд под его началом понес неоправданно высокие потери и сам он получил ранение, завистливый Потемкин отправил талантливого полководца в опалу. И лишь личное вмешательство императрицы исправило ситуацию.

Эта версия, проникнув в XIX веке из сборника исторических анекдотов в первое издание фундаментальной трехтомной биографии Суворова, авторства русского военного историка Александра Петрушевского. И хотя во втором издании труда Петрушевский внес коррективы, исключив этот сюжет, он оказался востребован уже в советской литературе. 

Акунин и история Новороссии: умолчания, заблуждения и просто ложь
Акунин и история Новороссии: умолчания, заблуждения и просто ложь
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк

Советская пропаганда, вынужденная накануне Второй мировой войны обратиться к русским национальным героям — Александру Невскому, Суворову, Ушакову, Кутузову — ухватилась за рассказ о том, как знаменитый полководец не получив назначения в войска, примчался к Екатерине со словами «матушка, я прописной». Резкий идеологический поворот требовалось как-то компенсировать, что и делалось при помощи тезиса о том, что свои знаменитые победы Суворов одержал вопреки феодально-крепостнической системе царизма.

Однако исследователь биографии Потемкина Вячеслав Лопатин на многочисленных архивных данных полностью опровергает этот исторический анекдот. По прибытии в столицу во время зимней паузы Суворов удостоился присутствия на торжественном обеде, который императрица давала после завершения торжественной церемонии демонстрации трофейных турецких знамен, взятых в Очакове.

В камер-фурьерском журнале Суворов назван под номером 8, сразу после самого Потемкина, Мусина-Пушкина, командовавшего армией, сражавшейся со шведами и Салтыкова, овладевшего в кампанию 1788 г. Хотином, а через год сменившего Мусина-Пушкина на шведском фронте. (В монографии Лопатина «Суворов и Потемкин» со ссылкой на тот же документ Суворов стоит под №7, но вероятно это опечатка).

230 лет битве при Фокшанах. Как завистливый Григорий Потемкин обижал Александра Суворова, а Суворов потчевал турок

Суворов в этом списке стоит перед высшими придворными чинами, обер-камергером двора, некогда всесильным фафоритом Елизаветы Петровны графом Шувалов и обер-гофмаршалом Григорем Никитичем Орловым, опережая тогдашнего фаворита Александра Матвеевича Дмитриева-Мамонова. Собственно единственный, кроме Потемкина, участник взятия Очакова за этим столом принц Виктор Амадей Ангальт-Бернбург, командовавший двумя штурмовыми колоннами правого фланга, значился в перечне приглашенных под номером 14.

В апреле 1789 г. Суворов значился первым, в списке представленных к наградам военачальников, отличившихся в кампании 1788 г., который Потемкин составил для Екатерины. Александр Васильевич получил бриллиантовое перо на шляпу с литерой «К», что означало признание его заслуг под Кинбурном, а в представлении были упомянуты и его роль в Лиманском сражении, и участие в осаде Очакова.

Григорий Потёмкин - некоронованный господарь Молдавии
Григорий Потёмкин - некоронованный господарь Молдавии
© Public domain

Наконец ордером от 23 апреля 1789 г. именно Потемкин прямо предписывает Суворову «немедленно отправиться к бывшей армии Украинской, где назначается в Вашу команду часть, состоящая под начальством Господина] Генерал-Порутчика и Кавалера Дерфельдена, которую по прибытии моем непремину я в особый корпус устроить». 

Добравшись 5 (16) мая до Ясс, столицы Молдавии, полководец 10 (21) мая отчитывается главнокомандующему: «Я сюда не мог прежде поспеть, как ровно в две недели, и отправляюсь к повеленному мне месту (т.е. к войскам Дерфельдена — авт.). Поручаю себя в продолжение Милости Вашей Светлости! и буду навсегда с глубочайшим почтением. Вашей Светлости нижайший слуга Александр Суворов».

А вот с кем у Суворова отношения действительно не складывались, так это с Репниным. Князь Репнин занимал второе место после Потемкина в иерархии южной армии, дивизия которой он командовал, имела статус главного корпуса. Суворов, признавая его старшинство, тем не менее, давал понять, что действует независимо, так как имеет прямое указание «нашего общего начальника» Потемкина «отнюдь перед собой не терпеть скопляющегося неприятеля и тотчас с Божию помощью его атаковать».

«Неприятеля атаковать всеми силами»

Прибыв в дивизию, Суворов вновь двинул ее на юг, к Бырладу. 16 (27) июля Суворов сообщил Репнину, что он выступает на помощь принцу Кобургскому, на которого надвигаются крупные силы турок. Австрийский командующий запросил помощь у ближайшего к нему русского генерала, об успехах, которого он, конечно же, был наслышан.

С этого момента Суворов, ранее жаловавшийся Потемкину на бездействие («мне очень прискучило, торопился сюда ехать без памяти, лутче бы уж с Вами был») начинает действовать с присущей стремительностью. Выдвинувшись в 18 часов вечера без обозов и тяжелого снаряжения, Суворов с войсками за 28 часов по тяжелой, но кратчайшей дороге преодолел более 50 километров и вышел к местечку Аджуша на соединение с австрийцами.

Утром 18 (29) июля принц Кобургский попытался встретиться с Суворовым, для того, чтобы согласовать план боевых действий, но Александр Васильевич настойчиво от встречи уклонился.

Десять лет спустя он так пояснял свое поведение в тот день: «Нельзя было: он умный, храбрый, да ведь он тактик, а у меня был план не тактический. Мы заспорили бы, и он загонял бы меня дипломатически, тактически, энигматически, а неприятель решил бы спор тем, что разбил бы нас. Вместо того: «Ура! С нами бог!» — и спорить было некогда».

Место Суворова в Киевском военном лицее займёт памятник Ивану Богуну
Место Суворова в Киевском военном лицее займёт памятник Ивану Богуну
© commons.wikimedia.org, Константинъ

 

В течении этого дня войска Суворова отдыхали от марша и занимались наведением переправы через речку Тротуш — правый приток Сирета. В 11 вечера, когда эти преготовления были окончены принц Кобургский получил от Суворова лаконичную записку, написанную по-французски, с планом ближайших действий: «войска выступают в 2 часа ночи тремя колоннами; среднюю составляют Русские. Неприятеля атаковать всеми силами не занимаясь мелкими поисками вправо и влево, чтобы на заре прибыть к реке Путне, которую и перейти, продолжая атаку. Говорят, что Турок перед нами тысяч пятьдесят, а другие пятьдесят — дальше; жаль что они не все вместе, лучше бы было покончить с ними разом».

Кобургский, который формально был выше Суворова в иерархии, счел за лучшее подчиниться. И не прогадал.

В записке Суворов завысил численность противника. Русским (7 000 по другим данным 4 000) и австрийцам (18 000) в этот момент непосредственно противостояло 30 000 турок. 

Форсировав Тротуш войска перестроились в две колонны. Правую составили австрийцы, левую — русские, которым были приданы австрийские кавалеристы, двигавшиеся в авангарде. Это было сделано для того, чтобы до последнего скрыть от противника, что к австрийцам пришло русское подкрепление. Сохраняя свое присутствие в секрете, Суворов выбирал для своей колонны наиболее прикрытый рельефом местности и растительностью маршрут.

20 (31) июля войска продолжили марш уже в боевом порядке, построив пехоту в две линии в батальонные каре, а третью линию сформировав из регулярной кавалерии.

В первой линии Суворова шли 6 батальонов — 4 гренадерских и 2 егерских, во второй — два мушкетерских полка — ростовский и апшеронский (свой третий полк линейной пехоты Суворов оставил охранять обоз у Бырлада). Далее следвали эскадроны рязанского, черниговского и стародубского карабинерных полков. Первую линию русских по-прежнему прикрывали австрийские гусары, а казаки и арнатуты (местные валашские ополченцы) заняли позицию позади линии русской конницы.

День в истории. 17 декабря: русскими войсками штурмом взят Очаков
День в истории. 17 декабря: русскими войсками штурмом взят Очаков
© commons.wikimedia.org, Public Domain

Вскоре казаки атаковали появившуюся турецкую конницу. Бой шел с переменным успехом, обе стороны вводили в дело кавалерийские резервы, пока совместный удар свежих австрийских гусар и арнаутов из дивизии Суворова окончательно не сбросил сипахов в реку. Конница союзников не остановилась на достигнутом, но сходу форсировав речку, ворвалась, сея панику, в лагерь Осман-паши. Только ночь и обрушившийся ливень (лето 1789 года вообще выдалось необычно дождливым для региона) остановил сражение.

Турки отступили, а союзники тут же начали наводить переправу через Путну для артиллерии и пехоты. Под покровом темноты и непогоды турки вновь пошли в атаку, отбили плацдарм и лишь австрийская пехота Кауница плотным ружейным огнем остановила их у переправы. Пришедшая в себя легкая кавалерия союзников вновь перешла реку при поддержке подоспевшей роты австрийской пехоты. Вслед за ними по только что наведенному мосту около полуночи на другой берег реки перешли и русские войска во главе с Суворовым, заставив турок отступить.

Наутро основные силы союзников форсировали реку. Суворов отправил Репнину донесение следующего содержания:

«Путна от дождей глубока. Тысячи две-три турков нам ее спорили (т.е. сопротивлялись — авт.) часа три. Побитых оставили на месте в полях ста три, особливо убито у них много чиновников. Мы потеряли против того почти сотую долю. Легкие войски поступали очень храбро, и Барковы (австрийские — авт.) гусары. Путню переходят по понтонам. С сим произшествием имею честь Ваше Сиятельство поздравить.

Г[енерал] Александр Суворов

Подробнее после: пленных за двадцать. Христос с Вами!»

Фокшаны 

Около 7 утра перестрелки и столкновения возобновились. Сперва не слишком интенсивно, но уже к 9 утра большие массы турецкой кавалерии навалились на фланги союзников, но были отражены.

Каре союзников продолжали движения в прежнем боевом порядке. Обогнув с двух сторон встретившийся на пути густой лес австрийцы и русские, проделавшие свой участок пути через плотные заросли под прикрытием кавалерии, выстроились для атаки укрепленных позиций турок. Кавалерия противника отступила на фланги, освобождая фронт для огня артиллерии.

230 лет битве при Фокшанах. Как завистливый Григорий Потемкин обижал Александра Суворова, а Суворов потчевал турок
Однако пушки союзников оказались эффективнее. Под их прикрытием в бой пошла и конница, опрокинув всадников противника и даже сбив с позиций часть пехоты. После этого в дело вступила первая линия пехоты. Русскими батальонами командовал генерал Дерфельден. Стремительно приблизившись к турецким окопам, пехота дала залп и пошла в штыки.

Османы не выдержали натиска, вслед за конницей с поля боя ретировались и пехотинцы.

Часть из них, укрылась в расположенном неподалеку укрепленном православном монастыре св. Самуила, оказав неожиданно упорное сопротивление. Монастырь атаковали с двух сторон русские и австрийцы, которые, наконец, сумели при помощи полевой артиллерии выбить ворота и ворваться в крепость. В этот момент раздался страшный взрыв — взлетел на воздух пороховой погреб. В результате пострадало множество солдат и офицеров, сам принц Кобургский едва не погиб под рухнувшей монастырской стеной.

11 сентября. Разгром турок при Рымнике
11 сентября. Разгром турок при Рымнике
© общественное достояние

Основная же масса уцелевших турок, во главе с их командующим Осман-пашой, бежала в сторону Рымника, истребляемая легкой кавалерией союзников.

По горячим следам был составлен рапорт Потемкину: «Мы здесь одержали победу! Легко ранены бригадиры Левашев, Вестфален, подполковник артиллерии Воейков, Хастатов, и протчий урон мал. От австрийцев убит полковник Граф Ауерсберг. Взяли несколько пушек и знамен, о чем впредь подробнее объясню. Г[енерал] Александр Суворов». 

Однако подробного объяснения Потемкину пришлось ждать больше недели, оно появилось только после достаточно резкого ответного письма командующего.

Тогда же Суворов в своей манере пишет и письмо дочери: «В Ильин и на другой день мы были в Réfectoire (в д.с. трапеза — авт.) с турками. Ай да ох! Как же мы потчевались! Играли, бросали свинцовым большим горохом да железными кеглями в твою голову величины; у нас были такие длинные булавки, да ножницы кривые и прямые: рука не попадайся: тотчас отрежут, хоть голову. Ну, полно с тебя, заврались!

Кончилось иллюминациею, фейерверком. Хастатов весь изцарапан».

В эмоциональном письме Репнину, написанном несколькими днями позже, по возвращении в Бырлад, Суворов призывал князя развить успех. Однако следующее крупное сражение, в котором Суворов вместе с принцем Кобургским встретился с основными силами турок на нижнедунайском театре боевых действий, состоялось под Рымником только в сентябре.

Фокшанская победа имела политическое значение далеко превосходящее чисто военный эффект. Его точно сформулировала сама Екатерина: «Фокшаны зажмут рот тем, кои разсеивали (т.е. сеяли слухи — авт.), что мы с Австрийцами в несогласии».