Считается, что инициатором создания памятника был историк Николай Костомаров — автор первой монографии, посвящённой гетману (издана в 1856 году в «Отечественных записках», а в 1859-м — как отдельная книга). Костомаров работал в Киеве с 1845 года (преподавал в Первой гимназии, а затем — в университете). Именно во второй половине 40-х он и выдвинул такую идею. Впрочем, речь шла о целой группе людей, включая историка Михаила Максимовича (его статья, в которой предлагалось установить памятник в Киеве или Переяславе, была напечатана в альманахе «Украинец» в 1859 году) и ректора Духовной академии о. Иннокентия.

Надо отметить, что и до Костомарова Хмельницкий рассматривался как ключевой персонаж российской истории, но только он представил гетмана в националистическом свете — как выразителя интересов всего украинского народа в целом (собственно, именно поэтому панславист Костомаров и подписант «мартовских статей» Хмельницкий до сих пор почитаются националистами в качестве «национальных героев»).

Вновь вопрос об увековечении памяти Хмельницкого возник в ходе дискуссий накануне польского восстания 1863 года. Польский писатель Михаил Грабовский приравнял Хмельницкого к Пугачёву (вообще очень жёсткая характеристика). В ответной статье профессор университета, глава Киевской археографической комиссии Михаил Юзефович заявил, что «историческое место Хмельницкого на Софийской площади, на бронзовом коне в доспехах вождя народного, указывающего мечом на восток».

День в истории. 2 января: 370 лет назад Богдан Хмельницкий въехал в Киев после победы в войне с поляками
День в истории. 2 января: 370 лет назад Богдан Хмельницкий въехал в Киев после победы в войне с поляками
© Public domain

Собственно, именно по инициативе Юзефовича было отправлено прошение на высочайшее имя, а после получения положительного ответа в 1869 году он возглавил комитет по установке памятника. О роли Юзефовича стараются не вспоминать — он был решительным противником «малороссийского сепаратизма» и считается причастным к появлению «эмского указа» и «валуевского циркуляра».

Место для установки памятника было выбрано историческое — именно на Софийской площади киевляне в 1649 году встречали Хмельницкого, а в 1654 году — российское посольство. Рассматривался и вариант Бессарабской площади, которую, однако, сочли слишком отдалённой от центра. В то время большинство населения города жило на Подоле, Верхний город и Печерск только обустраивались. Район Бессарабки был включён в город только в 1840-х годах, а рынок основан в 1874 году. Впрочем, в 1869 году Бессарабскую площадь переименовали в площадь Хмельницкого в видах установления памятника, каковое название она и носила до 1881 года.

Первый проект памятника, созданного известным скульптором Михаилом Микешиным, был не слишком политкорректным. В соответствии с описанием автора он должен был выглядеть так: «Конная статуя гетмана изображена взлетевшею на верх необделанной гранитной скалы. В правой, высоко поднятой руке его — булава, которою он указывает по направлению к северо-востоку, т.е. к Москве. Левой рукой он крепко осадил своего дикого коня. Под копытами лошади распростёрт труп иезуита, покрытый изорванным польским знаменем; тут же и обрывки разорванных цепей. На пути Хмельницкого, за конём его, помещается сброшенная копытом коня, падающая со скалы, фигура польского пана. Ещё ниже — труп еврея-арендатора, руки которого судорожно закостенели на просфорах, пасхах и награбленной им церковной утвари… Гранитная скала эта, со всеми названными фигурами, должна была стоять на четырехгранном конической формы пьедестале из киевского лабрадора, а ниже его, к земле, спускались бы гранитные ступени. На трех сторонах пьедестала — три бронзовых барельефа: 1) Збаражская битва, 2) Переяславская рада и 3) торжественная встреча атамана-освободителя в Киеве, у Софийского храма, духовенством и народом. На переднем плане памятника, ниже Хмельницкого, имела быть помещена группа из пяти фигур: в центре ее, под навесом скалы, сидит малороссийский кобзарь, поющий славу народному герою, а его задумчиво слушают — с одной стороны великоросс и белорусс, а с другой малоросс и червонорусс» (галичанин).

«Русский националист» или «украинский автономист»? Два образа Богдана Хмельницкого
«Русский националист» или «украинский автономист»? Два образа Богдана Хмельницкого
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Микешин, кстати, автор ряда больших памятников, в том числе монумента «Тысячелетие России» в Новгороде, Екатерине II и М.Ю. Лермонтову в Санкт-Петербурге, Кузьме Минину в Нижнем Новгороде и др. За работу над этим памятником Микешин высочайше был пожалован имением в 1000 десятин в Екатеринославской губернии. Кроме того, он получил 10 тыс. рублей из средств, собранных для сооружения памятника. 

С 1870 года начался сбор средств со всероссийской подпиской. Собранная сумма оказалась небольшой: по разным данным, от 37 до 48 тыс. рублей (возможно, разница объясняется оплатой работы скульптора), при том что смета Микешина предполагала расходы в размере свыше 145 тыс. Возникли сомнения и относительно целесообразности антипольского и антиеврейского памятника. По легенде, император Александр III изволил вынести резолюцию: «эти народы повергнуты, но они существуют в нашем государстве. Их на памятнике не изображать».

В результате комитет решил сократить бюджет проекта, оставив только центральную фигуру гетмана. Скульптор возражал: «если смотреть только в экономическое стекло на памятники, то и самые памятники окажутся роскошью и излишеством, без которых можно обойтись» и ссылался на высочайшую волю (последняя, впрочем, вскоре поменялась).

В 1879 году на петербургском заводе Берда была отлита статуя (проект Микешина в металле реализовали Пиюс Велионский и Артюр Обер), на которую Морское ведомство пожертвовало 25,6 т. старой корабельной меди. Портретные черты и особенности одежды Хмельницкого были воспроизведены с помощью консультации историка Владимира Антоновича.

За провоз памятника Николаевская железная дорога взяла плату лишь в половинном размере, а правления обществ Московско-Курской и Курско-Киевских железных дорог согласились на бесплатную перевозку.

На постамент денег не хватало (приток средств по подписке прекратился из-за других актуальных тем — например, голода в Самарской губернии), и скульптуру хранили во дворе присутственных мест полицейской части Старого Киева (это треугольное в плане здание находится между Софийской и Михайловской площадями — сейчас там размещаются суд, управления МВД и МЧС). Киевляне шутили: «Не успел Богдан въехать в город, как его тут же арестовали» и «прибыл без пашпорта».

В 1881 году мастер Яким Иванов собрал монумент на временном кирпичном основании. Вскоре на заборе около будущего памятника, закрытого деревянной конструкцией, появилась надпись:

«Змилуйтеся, добрі люди!
Коли цій нуді кінець буде?
Зніміть з мене оту буду собачу,
Нехай я трохи світу побачу!»

Средств на постоянный постамент не было. Сначала Виктор Сычугов предложил ступенчатое основание, но процесс не пошёл. Потом в дело вмешался император, предложивший постамент из неотёсанных гранитных глыб. Однако Александр Шиле от такого проекта отказался «по совершенной новости (…) задачи и по отсутствию всяких оснований для составления сметы».

Только в 1885 году известнейший киевский архитектор Владимир Николаев создал проект постамента. Средства на строительство (12 тыс. руб.) в виде беспроцентного займа предоставил городской голова Иван Толли (эта сумма была возвращена ему в следующем финансовом году МВД), а камни для постамента подарила управа Киевской крепости (это был гранит, оставшийся после возведения опор Цепного моста). Сам Николаев работал бесплатно, а сэкономленные деньги потратил на изготовление изгороди с фонарями. За эту работу архитектор был удостоен «Анны на шее» — ордена Св. Анны 2-й степени.

Была ли Переяславская рада воссоединением Украины с Россией
Была ли Переяславская рада воссоединением Украины с Россией
© oknasocrealisma.com

Отдельный вопрос составляет ориентация памятника. Булава гетмана должна указывать то ли на Москву («идём туда»), то ли на Варшаву («отсель грозить мы будем…»). На практике он указывает куда-то между этими двумя пунктами, в сторону Швеции. Памятник был изначально неправильно спозиционирован, и, если бы он грозил Варшаве, то конь Хмельницкого был бы обращён хвостом к алтарной стене Софийского собора, в связи с чем киевское духовенство обратилось с жалобой в Синод.

На постаменте по настоянию Юзефовича было написано: «Волим под царя восточного, православного» и «Богдану Хмельницкому единая неделимая Россия» (именно эти надписи пытаются сбить петлюровцы у Булгакова). В 1919 и 1924 годах они были заменены на «Богдан Хмельницкий. 1888».

В 1950-х годах изгородь вокруг памятника была демонтирована, что нарушило целостность ансамбля памятника и площади. Причины были какие-то административно-бюрократические — некий специалист по делам строительства и архитектуры решил выслужиться перед Хрущёвым, почему-то решив, что ему это понравится. Хрущёву, однако, не понравилось. В 1998 году ограда была восстановлена в первоначальном виде (к счастью, её части сохранились на заводе им. Артёма, где её использовали как… изгородь).

Во второй половине 2000-х около ограды был установлен камень в память о присвоении Виктору Ющенко звания гетмана в январе 2005 года. Решение было принято вопреки тому, что в 2004 году Ющенко за неуплату членских взносов был исключен из рядов казачества и «лишен казачьего войскового звания генерал-есаула и войсковых наград».