Форсирование Дуная и захват силами нескольких батальонов плацдармов на румынском берегу 1941 г. вошли в военную историю под названием Дунайские десанты. Эта операция сыграла важную роль для организации обороны города-героя Одессы.

Согласно плану "Барбаросса", с территории Румынии вторжение в СССР должны были осуществлять три общевойсковые армии. 

В Северной Буковине планировалось наступление 3-й румынской армии корпусного генерала Петре Думитреску. Центральной Бессарабии предстояло пережить удары 11-й полевой немецкой армии генерал-полковника Риттера-Ойгена фон Шоберта. На самом юге советско-германского фронта в направлении Дунай — Нижний Прут предстояло действовать 4-й румынской армии корпусного генерала Николае Чуперкэ. Общая численность этой группировки, получившей звучное наименование «Антонеску», составляла около 500 тыс. человек, 64% из них составляли румыны. Особо высокая концентрация румынских войск (более 90%) была на самом юге.

Преодолеть Дунай и Нижний Прут должны были два румынских корпуса при поддержке отдельных батальонов морской пехоты и румынской Дунайской флотилии. Стык между корпусами в районе Джурджулешт обеспечивал отборный 121-й отдельный пехотный полк вермахта.

«Эскадрилья №5»: фильм о будущей войне
«Эскадрилья №5»: фильм о будущей войне
© скриншот фильма "Эскадрилья №5"

Обороняли Южную Бессарабию части 51-й Перекопской и 25-й Чапаевской стрелковых дивизий, пограничные отряды НКВД, а также советская Дунайская военная флотилия.

План наступления 4-й румынской армии уделял большое значение форсированию Дуная, занятию населённых пунктов вдоль этой реки, что обрекало на окружение советские силы на границе по Нижнему Пруту, блокировало советские военные и гражданские суда на главной реке Европы.

В ночь на 22 июня 1941 г. румынская армия начала артиллерийский обстрел советских придунайских городов: Измаила, Килии, Рении. Почти одновременно с этим при поддержке немецкой авиации румыны попытались форсировать Дунай и создать плацдармы на советском берегу. Однако они были отброшены.

Это стало возможным благодаря тому, что корабли советской Дунайской флотилии были заблаговременно выведены с мест якорных стоянок на реку. Уже через несколько минут после начала артиллерийского обстрела баз на Дунае по румынскому берегу реки был нанесен ответный удар. Решаясь на такие действия, командующий Дунайской флотилией Н.О. Абрамов рисковал, так как полной уверенности в том, что война началась, еще не было. 

Разгорелись воздушные бои, только за первые сутки войны над областным центром (до 1954 г. Измаил был столицей одноимённой области) были сбиты 5 вражеских самолётов. Советские береговые батареи вели успешные действия против тяжелой артиллерии и румынских мониторов (низкобортовых, броненосных кораблей с мощной артиллерией).

Главное внимание сил вторжения в Причерноморье в первые часы войны было обращено на место впадения реки Прут в Дунай. Здесь у молдавского селения Джурджулешты построены шоссейный и железнодорожные мосты между Южной Бессарабией с Румынией. Овладев ими, румынское командование могло оперативно ввести в действие силы 4-й армии.

До прибытия подкреплений в середине 22 июня Джурджулештская застава 79-го погранотряда смогла отразить 5 яростных атак немцев и румын. Однако пограничники выстояли, силами же береговой артиллерии и Дунайской флотилии стратегически значимая переправа была уничтожена.

Тем не менее, положение советского Подунавья было незавидным: постоянно предпринимались попытки высадки десантов на советский берег, в тыл обороняющимся войскам забрасывались диверсионные группы, основные базы советской Дунайской флотилии, важнейшие коммуникации обстреливались с более высокого румынского берега.

В 6 часов вечера перед войной. Украина 21 июня 1941 года
В 6 часов вечера перед войной. Украина 21 июня 1941 года
© starkiev.com | Перейти в фотобанк

В этих условиях войска только что созданного Южного фронта попытались отодвинуть линию фронта от Дуная, вглубь румынской территории. Разрешение перенести боевые действия на территорию противника давал приказ наркома обороны Тимошенко (бессарабца по происхождению), поступивший на исходе первого дня войны.

Возможности для осуществления десантных операций позволял очаговый характер обороны на румынском берегу, представленной несколькими изолированными укрепрайонами.

Уже 23 июня к поискам на правом берегу Дуная приступили группы советских пограничников. На следующий день десантная группа лейтенанта Богатырева, совершая дерзкую вылазку, смогла захватить укрепленный пункт в румынском местечке Пардин (неподалёку от Измаила). Вот как об этих действиях сообщали румынские источники: «Побросав оружие, гарнизон вынужден был укрыться в камышах, при этом понес большие потери. Попытка отбить Пардину на следующий день не удалась». 

24 июня планировалась десантная операция румын силами пехотного полка в районе Измаила. Однако об этом стало известно советскому командованию. На рассвете, когда противник изготовился для переброски на советский берег, по месту сосредоточения десанта на мысе Сату-Ноу был нанесён удар береговой артиллерией и Дунайской флотилией. Воспользовавшись замешательством врага, 4 советских бронекатера высадили на румынский берег штурмовую группу пограничников.

Короткий и яростный встречный бой закончился захватом плацдарма и пленением 70 румынских солдат. Следом началась высадка батальонов «Перекопской» и «Чапаевской» дивизий, соединение с войсками у Пардины.

Протяжённость подконтрольного Красной армии побережья напротив Измаила достигла 40 км по фронту. Это не только обезопасило административный центр Южной Бессарабии, но и способствовало активизации действий советской Дунайской флотилии.

Румынские солдаты восприняли высадку тактического десанта на свой берег как начало широкомасштабного советского вторжения. В плен сдавались целые подразделения королевской армии. Так на хуторе Килия в полном составе в плен сдалась рота 17-го отдельного батальона. На захваченной территории был даже создан лагерь для румынских военнопленных. Его начальником стал рядовой Иван Фурс, знавший румынский язык. Затем пленных эвакуировали и в 1943 году включили в состав формируемой дивизии имени Тудора Владимиреску.

На следующий день после этих событий (25 июня) был утверждён план захвата ещё более крупного плацдарма. Его разрабатывал штаб 23 стрелкового полка, расквартированного в советской Килие (Новой). Важные данные для планирования и «языков» на румынском берегу добыла разведывательная группа сержанта Ермолина. В её составе был боец 2-й роты народного ополчения, молдаванин Степан Гадияк и иммигрант из Румынии Степан Кравченко, также известный как гайдук (благородный разбойник) дунайских плавней «Кокоша».

Другой сорок первый. Как сражались 22 июня 1941 года бойцы и командиры Красной армии
Другой сорок первый. Как сражались 22 июня 1941 года бойцы и командиры Красной армии
© РИА Новости, Анатолий Гаранин | Перейти в фотобанк

Перед советскими войсками ставилась задача овладеть укреплённым районом у местечка Килия Веке (Старая Килия) и соединиться с подразделениями, занявшими Пардину и Сату-Ноу. Это позволило бы установить советский контроль над нижним течением Дуная, восстановить сообщение с Одессой водным путём, расширить свободу манёвра для Дунайской флотилии.

В ночь на 26 июня разведывательная группа, в составе которой были добровольцы из числа дунайских рыбаков, скрытно переправилась через реку, убрала минные и проволочные заграждения на берегу и затаилась в протоках позади основных позиций противника.

В пятом часу утра под покровом тумана советские катера с первым эшелоном десанта, кильватерным строем, на малых оборотах приблизилась к месту высадки. Во время включения двигателей на полную мощность началась артподготовка, в которой участвовала гаубичная артиллерия. Шквал огня накрыл Старую Килию. Обороняющиеся ответили пулемётным и артиллерийским огнём. Они повредили 2 бронекатера, но высадку десанта (в составе батальона) остановить не смогли.

Около семи часов был высажен следующий батальон, в дело вступила находившаяся в засаде разведгруппа, среди обороняющихся возникла паника.

К 10 часам утра советские войска овладели городом Килия-Веке, уничтожив более 200 солдат и офицеров противника, взяв в плен около 500 (по другим данным даже 720) человек, захватив 8 орудий, 30 пулемётов, свыше тысячи винтовок. Сам же отряд высадки потерял 5 человек убитыми и 7 ранеными. Захваченная у противника полоса дунайского побережья расширилась по фронту до 76 км.

В Старой Килие, как и на других участках Задунайского рубежа, советские войска были в относительной безопасности из-за труднодоступности региона. С запада и юга позиции прикрывались протоками, на юго-восток простирались пески и топи, также опутанные густой паутиной проток.

Плацдармы, занятые на румынской территории, удерживались до 8 июля. Благодаря им была повышена устойчивость советской обороны во всей Южной Бессарабии. Так, уже 27 июня корабли Дунайской флотилии сильно поспособствовали отражению очередной попытки форсирования противником реки Прут у Джурджулешт.

За время существования плацдармов было отбито 24 попытки румын сбросить советские войска с Задунайского рубежа. В разгар боев румынская группировка достигала здесь 20 тыс. человек. Особо кровопролитные бои развернулись в начале июля.

Наступление румынских войск на Одессу на приморском фланге было сорвано. Военный диктатор Румынии генерал Антонеску вынужден был обратиться к Гитлеру за помощью в борьбе с вторжением «десяти тысяч комиссаров НКВД в зеленых фуражках». Однако германское командование из донесений разведки знало, что Задунайский рубеж удерживали лишь немногим более тысячи советских солдат и моряков.

В связи с наступлением немцев на Могилёв-Подольский и Кишинёв южно-бессарабская группировка войск постепенно передислоцировалась на север и восток. К 6 июля на Дунае оставалась лишь военная флотилия, один полк и разведывательный батальон Перекопской дивизии. Правда, артиллерийская группа была усилена, на Дунае появились советские торпедные катера.

После оставления Задунайского рубежа Измаил и другие придунайские города стали вновь подвергаться интенсивным артобстрелам.

16 июля 1941 г., когда пал Кишинёв, Ставка Верховного главнокомандования отдала приказ о выводе всех войск с Дуная за Днестр. 19 июля с боями Дунай покинула советская военная флотилия, взявшая курс на Одессу. 

Сражение за Киев. «Роковое решение», определившее исход войны
Сражение за Киев. «Роковое решение», определившее исход войны
© commons.wikimedia.org, Bundesarchiv, Bild 183-L20208 / Schmidt

Измаил был занят румынскими частями ровно через месяц после начала войны. Это были сухопутные части, пришедшие с севера. Румынская морская пехота высадилась в столице Южной Бессарабии лишь 24 июля.

Однако даже после ухода регулярных частей Красной армии в регионе продолжили действовать вооружённые отряды местных жителей, бойцов НКВД. Благо дунайские плавни способствовали ведению партизанских действий.

В 1948 г. болгарские рыбаки выловили в Чёрном море бутылку с запиской от одной из таких групп. «Три дня сдерживали наступление значительных сил противника, но в результате ожесточенных боев под Килией в группе капитана Савинова осталось четыре человека: капитан, я, младший сержант Остапов и солдат Омельков. Погибнем, но не сдадимся! Кровь за кровь, смерть за смерть!»

Действия советских войск на Дунае в начале Отечественной войны и сегодня рассматриваются как пример инициативной и скоординированной деятельности командиров среднего звена — командующего флотилией, командиров дивизий и начальников пограничных отрядов. В совокупности с умелым использованием особенностей местности и поддержкой местных жителей это позволило достичь успеха в противостоянии гораздо более крупным силам врага.

Тем более, что румынская армия уже в дунайских боях продемонстрировала серьёзные недостатки, которые сопровождали её на протяжении всей войны: плохая скоординированность действий родов войск, недостаточный уровень боевой и тактической подготовки подразделений, невысокая управляемость войск, нерешительность командования, низкое морально-психологическое состояние военнослужащих, плохое снабжение.

Кроме замедления немецко-румынского наступления в Причерноморье, успешная оборона на Дунае имела большое психологическое значение. После столкновения со столь сильным сопротивлением в Бессарабии среди румынских военных усилилась оппозиция стремлению диктатора Антонеску участвовать в завоевательном походе Гитлера.

В знак протеста против продолжения войны за Днестром подал в отставку начальник Генерального штаба, корпусной генерал Иосиф Якобич, а в ходе боев под Одессой — командующий Четвертой армией Н. Чуперкэ. После боев за Одессу Четвертая армия была отозвана с фронта — настолько велики были её потери и падение боевого духа солдат.

Несмотря на то, что завоевание дунайских плацдармов было лишь локальной победой, это была едва ли не первая радостная новость в сводках Советского информбюро той поры. 27 июня 1941 г. советские СМИ сообщили: «Группа наших войск при поддержке речной флотилии форсировала Дунай и захватила выгодные пункты, 510 пленных (в том числе 2 офицеров), 11 орудий и много снаряжения».