Прежде всего писатель черпает вдохновение для своих романов из истории Англии и Шотландии. К примеру, военный конфликт Старков и Ланнистеров во многом похож на войну 15-го века «Алой и Белой розы», когда за английский трон сражались семьи Йорков и Ланкастеров.

Однако в 14-15 веках на восточных окраинах Европы происходили события, которые по накалу политических страстей, масштабу битв и последствиям для истории человечества ничем не уступают войнам английских лордов. И уж, конечно, никакие фантазии авторов не могут сравниться с теми «шахматными партиями», в которые «играли» между собой русские и литовские князья, польские монархи, татарские эмиры и ханы.

Путь на Ворсклу

Одна из крупнейших битв 14 века состоялась на реке Ворскла в 1399 году. По мнению некоторых историков, она прошла примерно в том же месте, где в 1709 году свершилась знаменитая Полтавская баталия. И хотя точное место сражения неизвестно, можно сказать, что его последствия имели очень серьезное влияние для жителей нынешних России, Украины, Белоруссии, Литвы и Польши. А предшествовали этой битве масштабные «игры престолов» литовского князя Витовта, татарского эмира Эдигея и самого могущественного человека того времени — эмира Тамерлана.

В 1359 году был убит хан Золотой Орды Бердибек — последний из династии Батуидов. В результате этой смерти в государстве наступила смута, в русских источниках получившая название «Великая замятня». В эту эпоху на престоле сменилось более 25 ханов, некоторые из них были лишь марионетками в руках эмиров, у которых была реальная власть.

В 1380 году московский князь Дмитрий Донской на Куликовом поле разбил войско эмира Мамая, который на тот момент был самым могущественным политиком Золотой Орды. В этом же году к власти в Орде при помощи Тамерлана приходит хан Тохтамыш. В отличие от Мамая, он — чингизид (потомок Чингисхана) и имеет право на престол.

На первый взгляд могло показаться, что смута закончилась. В Сарае (столице Золотой Орды) на троне сидит правитель, признаваемый большинством татарской знати, уставшей от междоусобиц, за спиной которого стоит Железный хромец (Тамерлан) со своей непобедимой армией. В 1382 году новый хан добился возобновления выплаты дани от московского князя.

Однако татарским аристократам не нравилось, что их хан-чингизид зависим от Тамерлана, который ниже его по происхождению. Кроме того, Тимур присоединил к своей империи некоторые земли, которые ранее зависели от Сарая. Татарские аристократы чувствовали себя оскорбленными. Да и сам Тохтамыш решил, что стал достаточно могущественным, чтобы бросить вызов своему покровителю. Но он недооценил противника.

В результате войны хан Золотой Орды потерпел сокрушительное поражение от войск властителя Самарканда и был вынужден бежать в Литву.

В Вильно в то время правил князь Витовт. С одной стороны, он объективно был одним из самых могущественных правителей восточной Европы, с другой — находился в политической зависимости от своего двоюродного брата Ягайло, короля Польши. Во-первых, он признал его старшинство. Во-вторых, по договору, после смерти Витовта трон Великого княжества Литовского (далее ВКЛ) должен был отойти Ягайло или его детям.

Разумеется, Витовту это не нравилось, и он искал способ избавиться от кабального договора. Кроме того, по приказу Ягайло казнили отца Витовта — Кейстута. Правда, как писал Никколо Макиавелли, «…люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества». И действительно, ради сохранения власти Витовт не раз вступал в союз со своим двоюродным братом, хотя скорее всего ненавидел того.

Признание Витовтом старшинства Ягайло было вынужденной мерой, только так можно было закончить династическую, а по факту гражданскую войну, которая сотрясала ВКЛ более 10 лет.

Витовт не хотел, чтобы Ягеллоны заняли великокняжеский трон. Дело в том, что Ягайло был сторонником насаждения католицизма в ВКЛ, между тем большинство знати княжества были язычниками, а среди населения доминировали православные. Сам князь Литовский по состоянию на 1399 год был православным.

Правда, менял веру Витовт несколько раз. Родился он язычником, когда получил убежище у Тевтонского ордена — стал католиком, после, вернув себе власть в Литве, стал православным, а в конце жизни снова принял католицизм. Из этого следует, что принадлежность к той или иной конфессии для Витовта была частью политической стратегии.

Можно предположить, что и Витовт хотел принадлежать к той же конфессии, что и большинство жителей ВКЛ. Но все не так просто. Тот факт, что в 1399 году князь Литовский принадлежал к греческой вере, имеет куда более глубинные причины.

Дело в том, что в этот период две политические силы претендовали на роль объединителя Руси: Великие княжества Московское и Литовское. После взятия Москвы Тохтамышем первая оказалась ослаблена, а дивиденды от победы на Куликовском поле были частично нивелированы. ВКЛ оказалось в выигрышном положении.

Однако Витовт, владевший землями только юго-западной Руси, не мог распространить свою власть и на северо-восточную Русь без согласия Золотой Орды. Ведь в этом случае ему пришлось бы воевать и против Москвы, и против татар.

Кроме того, важную роль в реальной политике играли нормы феодального права: на них держалась структура общества и государства. Чтобы узаконить свои права на верховную власть над всей Русью, князю Витовту нужен был «ярлык» (письменное повеление) от хана Золотой Орды, так как властители из Сарая уже несколько столетий назначали верховных правителей Руси как сюзерены данной земли.

Разумеется, от ставленников Тимура Витовт бы ярлык не получил, ему нужно было вернуть власть бежавшему хану. Грубо говоря, князь Витовт хотел получить Русь из рук Тохтамыша, а для этого хану нужно было вернуть этому персонажу трон Орды.

Разгром

В мае 1399 года в Киеве начался сбор войск. Кроме армии Витовта, дружин вассальных ему русских и литовских князей, в войске были поляки, валахи, рыцари Тевтонского ордена и татары Тохтамыша. Польские рыцари были добровольцами, ведь Ягайло официально отказался участвовать в войне: он понимал, что укрепление позиций Витовта ему не нужно.

Сколько всего у Витовта было воинов — вопрос крайне сложный. Оценки численности войска у историков разнятся: от 12 000 до 40 000 тысяч бойцов. Но в любом случае армия литовского князя для конца 14-го начала 15-го века была мощной силой. Также у Витовта была артиллерия, на которую он очень рассчитывал.

В августе 1399 года силы Витовта на реке Ворскле встретились с армией Золотой Орды под предводительством нового хана Тимур-Кутлуга. Войска разделяла река. Князь и хан вступили в переговоры.

Витовт выдвинул заранее неприемлемые условия: он хотел получать от Сарая дань, чтобы Орда признала свою вассальную зависимость от князя Литовского и чтобы татары чеканили свои монеты с профилем Витовта. Тимур-Кутлуга сделал вид, что готов уступить, но на самом деле он тянул время.

Тимур-Кутлуга хоть и являлся формально ханом, в действительности он был «зиц-председателем», истинным же властителем Золотой Орды был эмир Эдигей, который, в свою очередь, являлся ставленником Тамерлана. Выражаясь современным языком, властитель Самарканда поставил Эдигея «смотрящим» за Золотой Ордой.

Через несколько дней к Ворскле пришел сам эмир Эдигей со своим войском. Теперь уже эмир потребовал от Витовта, чтобы тот принес вассальную клятву правителю Золотой Орды. Конечно же, князь отказался. Битва стала неизбежной.

Поначалу казалось, что победа будет за литовцами. Во-первых, по легенде, в очном поединке литовского и татарского витязей, который предшествовал сражению, победил литовец. По поверьям того времени, это означало, что высшие силы на стороне Витовта и его солдат. Во-вторых, войско Витовта обстреляло ордынцев из артиллерии — и татары стали отступать. Литовцы беспрепятственно переправились через реку и стали преследовать противника.

Но когда армия Витовта углубилась в степь, то оказалась, что Эдигей и Тимур-Кутлуга его переиграли. Пока часть их армии отступала, другая часть зашла литовцам в тыл. После чего все татарское войско перешло в атаку, причем не вступая с литовцами в ближний бой, а обстреливая их из луков.

Витовт и его воины оказались в окружении. Поняв, что происходит, первыми с поля боя бежали татары Тохтамыша. Дальше каждый литовский отряд, каждый воин боролись за свою жизнь, кому-то из них удалось прорваться на западный берег Ворсклы и остаться в живых. Сам же Витовт был ранен, но смог избежать плена.

Около 20 знатных князей из Рюриковичей и Гедиминовичей нашли смерть на том поле боя. Многие из них были родственниками Витовта. Разгром литовцев был полный. Как минимум погибла половина воинов, бившихся под флагами Литвы. Войско Орды разграбило киевские земли, сам же город избежал разорения, отделавшись крупным выкупом.

До сих пор остается вопрос, почему такой опытный воин, как Витовт, попался на татарское ложное отступление?

Ведь это был излюбленный тактический прием кочевников на протяжении многих тысяч лет. В его войске были князья, не раз воевавшие с татарами, наконец, был и сам Тохтамыш, который точно должен был понимать, как мыслят его соплеменники.

Видимо, Витовт слишком понадеялся на техническое превосходство своей армии, наличие огнестрельного оружия. Однако, как показывает опыт битв того времени, пушки еще были слишком несовершенным оружием, чтобы решить исход боя.

***

По результатам разгрома авторитет Витовта как политика и военачальника пошатнулся — он оказался в еще большей политической зависимости от Ягайло, а значит, доминирование Польши над Литвой набирало силу.

Во-вторых, несмотря на то что Витовт не оставил своих намерений подчинить себе северо-восточную Русь и даже впоследствии предпринимал локальные военные кампании для этого, в целом Литва упустила свой шанс стать центром объединения Руси именно после поражения на Ворскле.

В-третьих, даже если бы Витовту удалось вернуть трон Тохтамышу, Тамерлан бы не оставил этого без последствий, и его «карающий меч» обрушился бы и на Орду, и на Литву, и, возможно, даже на Москву как вассала Сарая. А легенды о жестокости этого завоевателя ходят до сих пор. Так что неизвестно, как нашествия его армии отразились бы на истории современной России, Украины, Белоруссии и Прибалтики.

Но как бы там ни было, в глобальном смысле главным победителем «игры престолов» на Ворскле стало Московское княжество, которое в этой войне даже не принимало участие, так как Литва по факту перестала быть конкурентом в деле объединения русских земель.