Фактически война между Польшей и советской Россией началась еще в 1919 году, практически сразу после окончательного поражения Германии. Наконец получив свое независимое государство, польский лидер Пилсудский взялся восстанавливать былое могущество. Сам он был сторонником создания Великой Польши и восстановления границ 1772 года, и момент для этого был благоприятный — советская Россия была раздираема Гражданской войной.

В начале января 1919 года польские войска заняли Вильно и двинулись на Белоруссию. Несмотря на то что республика контролировалась большевиками, практически никакого сопротивления полякам не оказывалось. Более того, в разгар наступления польских войск с западного фронта перебрасывались уже имевшиеся там части. Советское руководство рассматривало в качестве первостепенных и опаснейших врагов белое движение и все силы бросало на борьбу с ним. К лету 1919 года под контролем поляков находились большая часть Белоруссии и Западная Украина.

Однако дальнейшее продвижение поляков затормозилось, причем не по военным причинам. Во-первых, самим полякам было не ясно, что делать дальше. Путь на Москву вроде бы открыт, армия большевиков явно не так сильна. Продвигаться ли дальше, или удовлетвориться уже имеющимся, а может, выбрать какой-то новый вариант? У польских лидеров на этот счет были разные мнения.
Кроме того, дальнейшему наступлению мешал и еще один фактор — западные державы. Антанта была не в восторге от перспективы появления Великой Польши и нового могущественного центра силы и сдерживала дальнейшее наступление.

Наконец, существовали опасения, что белые победят в России (Деникин как раз шел на Москву) и потребуют возврата территорий. А белые для Пилсудского представлялись даже менее предпочитаемым победителем, чем красные, а дальнейшее продвижение в глубь России играло на руку именно Деникину, чего Пилсудскому не хотелось.

По совокупности этих причин война заглохла на целых полгода. Это перемирие оказалось на руку большевикам, которые смогли перебросить все силы для борьбы с Деникиным и в конце концов остановить его наступление.
Впрочем, Пилсудский не сидел без дела. Несмотря на противодействие оппозиции, выступавшей против «восточной авантюры», он еще в конце 1919 года начал переговоры с Петлюрой. В польских лагерях были интернированы остатки армии УНР, из которых при финансовой помощи поляков планировалось воссоздать украинскую армию.

Только в январе 1920 года поляки возобновили боевые действия в Белоруссии. К тому моменту в польских верхах стала популярной концепция Междуморья. Часть осколков Российской империи планировалось включить в состав Польши, другую часть преобразовать в союзные буферные государства, которыми отгородиться от России.

Вожди большевиков, разделавшись с белой угрозой, тоже стали смотреть в сторону Запада. Обещанная революция в Германии все никак не происходила (а без революционной Германии нечего было и думать о мировом революционном пожаре), поэтому ей планировалось помочь революционным походом. Но на пути между Германией и РСФСР лежала Польша, которую попутно тоже предполагалось советизировать.

Поляки были настроены серьезно и провели мобилизацию, благодаря чему добились существенного численного превосходства на украинском направлении, хотя на белорусском превосходство было у РККА.

Также в распоряжении поляков был глава УНР Петлюра, ранее дважды изгнанный из Украины, сначала красными, затем белыми. Окончательно утратив шансы добиться власти самостоятельно, растеряв большую часть своей армии, Петлюра пошел на весьма сомнительную сделку. Польша готова была признать УНР как независимое государство и даже заключить с ней политический и военный союз и оказать военную поддержку, но при условии передачи Польше всей Западной Украины. Даже в окружении Петлюры некоторые сочли такой договор неприемлемым, тем не менее, это был единственный шанс для Петлюры вернуть власть хотя бы на части украинских территорий. 21 апреля 1920 года между Директорией и правительством Польши был подписан Варшавский договор, закрепивший эти специфические союзнические отношения. 24 апреля он был укреплен и дополнен отдельным военным договором. Остатки армии УНР присоединились к полякам. Впрочем, серьезной военной силы они не представляли. Удалось сформировать только две дивизии общей численностью порядка 5-5,5 тысячи человек, к которым позднее присоединилась и группа Омельяновича-Павленко. Еще часть бывших петлюровских солдат была интернирована в Румынии, но та не дала согласия на формирование армии на своей территории.

При этом предполагалось, что Войско польское дойдет только до Днепра, дальше УНР должна была действовать на свой страх и риск, если они хотели взять под контроль Левобережную часть, Юг и Восток.
25 апреля поляки начали наступление по всей линии украинской границы. Большевики не разгадали маневр Пилсудского с Петлюрой и ожидали удара на белорусском направлении, где сконцентрировали основные силы. Как немцы в 1918 году, поляки продвигались, практически не встречая сопротивления. Уже 26 апреля после короткой стычки на подступах к городу они заняли Житомир, куда приехал сам Пилсудский. Там польский лидер произнес торжественную речь, заверив местных жителей в неизменной поддержке их устремлений к независимому государству.

Меженинов, оценив численное превосходство наступавших, просто отвел части РККА. Часть войск оказалась без связи со штабом из-за стремительного продвижения противника и вынуждена была отходить самостоятельно, без координации с остальными. Находившиеся на украинском направлении войска ушли на восток, ожидая подхода 1-й конной.

Наступление польской армии было столь стремительным, что уже 7 мая передовые части вошли в Киев, который был оставлен без боя. Поляки за всю кампанию потеряли всего 150 человек. Однако легкость, с которой польская армия продвигалась, была обманчива. У большевиков были колоссальные резервы, и пока поляки двигались к Киеву, на Украину уже перебрасывались новые части. А военного разгрома РККА полякам не удалось достичь.

Уже через неделю после потери Киева Тухачевский начал наступление в Белоруссии. А 26 мая начали контрнаступление войска Юго-Западного фронта, усиленные прибытием 1-й конной армии Буденного. Уже 12 июня части РККА входили в Киев, где в очередной раз менялась власть, на что уже никто не обращал внимания.
Теперь инициатива временно перешла уже к советской стороне, которая нацелилась не только вернуть все утерянные в результате польского наступления территории, но и дойти до Варшавы, а за ней уже усматривались перспективы если не мирового, то европейского революционного пожара.

К концу июля 1920 года польские войска были вытеснены с белорусских и украинских территорий, а части РККА вышли к польским границам и начали формирование «Временного революционного комитета Польши», который должен был взять власть в стране. Начался новый этап советско-польской войны.