Петр Николаевич Нестеров не дожил до своего 28-летия, но оказался при этом единственным русским героем Первой мировой, почитаемым на протяжении всего советского периода нашей истории. Более того, его подвиги и достижения остались во всех мировых учебниках по истории воздухоплавания. И при этом от первого до последнего его самостоятельного полёта прошло всего два года, а от испытания аэроплана братьев Райт до «петли Нестерова» — семь.

Будущий герой и рекордсмен родился в семье офицера в Нижнем Новгороде 27 февраля 1887 года. После неожиданной смерти отца его мать, Маргарита Викторовна, не имея средств на оплату жилья, была вынуждена переехать вместе с четырьмя детьми во Вдовий дом. Петру тогда было три года. В 1897 году Нестеров поступил в Нижегородский кадетский корпус, где ранее его отец занимал должность офицера-воспитателя.

После окончания обучения Пётр Николаевич в числе шести лучших выпускников был направлен в столичное Михайловское артиллерийское училище. В 1906 году, с отличием выдержав выпускные экзамены, подпоручик Нестеров попал по распределению в 9-ю Восточно-Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду во Владивосток, где лично разработал правила корректирования стрельбы с аэростата. В 1910 году он впервые построил планёр собственной конструкции. 

День в истории. 7 февраля: в Подмосковье родился знаменитый киевский авиаконструктор
День в истории. 7 февраля: в Подмосковье родился знаменитый киевский авиаконструктор
© РИА Новости, Василий Малышев | Перейти в фотобанк

В июле-августе 1911 года, находясь в отпуске в Нижнем Новгороде, Пётр Николаевич стал членом Нижегородского общества воздухоплавания, а в 1912 году он сдал экзамены на звания пилота-авиатора и военного лётчика, и уже в сентябре 1912 года 25-летний поручик Пётр Нестеров совершил первый самостоятельный полёт, а в 1913-м — окончил курс авиационного отдела Офицерской воздухоплавательной школы в Гатчине.

В мае 1913 года П. Н. Нестеров был назначен в авиационный отряд, формировавшийся в губернском городе Киеве, а вскоре стал и командиром отряда. Перед назначением он прошел в Варшаве обучение на самолёте «Ньюпор». 31 августа 1913 года был произведён в штабс-капитаны.

В начале 1914 года Нестеров вместе со старшим механиком отряда Г. М. Нелидовым модифицировали самолёт «Ньюпор-4»: укоротив фюзеляж на 0,7 м, сняли вертикальное оперение, рули высоты были оставлены, но их размах значительно увеличили и ввели большую площадь аэродинамической компенсации. На этом самолёте выполнили несколько испытательных полётов продолжительностью около часа, после которых выявились существенные недостатки в предложенной Нестеровым схеме. О дальнейших испытаниях этого аппарата данных нет.

В августе 1913 года Нестеров возглавил перелёт трёх машин по маршруту Киев — Остёр — Козелец — Нежин — Киев с посадками на полевых аэродромах. Там впервые в истории авиации проводилась маршрутная киносъёмка.

27 августа 1913 года в Киеве над Сырецким полем Нестеров впервые в мире выполнил на самолёте «Ньюпор-4» с двигателем «Гном» в 70 л. с. замкнутую петлю в вертикальной плоскости. Факт удостоверен в протоколе спортивного комиссара киевского общества воздухоплавания, где сказано, что Нестеров действительно совершил в это день «полет по замкнутой кривой в вертикальной плоскости, или так называемую мертвую петлю». Уже после Нестерова французский авиатор Адольф Пегу, узнав об опыте русского авиатора, совершил в Париже свою первую мертвую петлю.

В мае 1914 года Пегу прибыл в Петербург для демонстрации мёртвой петли. В ответ Нестеров разослал телеграммы в редакции российских газет: «Императорскому аэроклубу уже давно необходимо подтвердить, что первую „мёртвую петлю" совершил русский лётчик…» Француз лично встретился с Нестеровым и признал приоритет русского авиатора, а 18 мая Нестеров, Пегу и профессор Н. Е. Жуковский совместно выступили в московском Политехническом музее. 

За 100 лет до Коломойского. Как губернатор Екатеринослава создал «удельное княжество» с добробатами и кафешантаном
За 100 лет до Коломойского. Как губернатор Екатеринослава создал «удельное княжество» с добробатами и кафешантаном
© Русские авиаторы на Балканах, 1912 г. С.С. Щетинин - пятый слева в первом ряду.

В начале 1914 года авиатор обратился к своему командиру, подполковнику K. M. Борескову с предложением провести беспосадочный полет из Киева в Одессу.

Петр Николаевич приказал механику Руденко полностью заправить баки бензином и касторкой и быть наготове к большому полету, а сам отправился на метеостанцию, чтобы подробно изучить синоптические карты и составить ясное представление о предстоящей погоде.

14 марта 1914 года в 10 часов 37 минут «Ньюпор» взлетел с Сырецкого аэродрома. Петр Николаевич взял по карте курс на Васильков и Белую Церковь, имея справа от себя железную дорогу, помогавшую ориентироваться в условиях низкой облачности и дождя.

Дальше «чугунка» делала крюк и лететь над ней — это значило бы не добраться до цели из-за нехватки горючего. Самолетных компасов тогда еще не было, а карманным пользоваться было невозможно из-за окружающих стальных предметов. Петру Николаевичу приходилось следить за курсом по наземным ориентирам. А когда видимость ухудшилась, он определял направление сноса по косым струям дождя, смешанного со снегом.

В районе Умани выглянуло солнце. Узнав с воздуха этот город, Нестеров продолжал лететь на юг. Затем с высоты 600-800 метров, на которой происходил весь перелет, он увидел впереди городок Ананьев. Вскоре под правым крылом самолета вновь показалась железная дорога. Еще через несколько минут вторая железная дорога показалась с левой стороны. В 1 час 46 минут пополудни Петр Николаевич блестяще посадил самолет на одесском стрельбищном поле, которое использовалось тогда и как аэродром.

Таким образом, весь перелет из Киева в Одессу продолжался 3 часа 9 минут и был совершен со средней скоростью 150 километров в час, то есть в полтора раза большей, чем обычно давал самолет этого типа!

Этим перелетом Нестерова были побиты все существовавшие до того рекорды скорости и дальности полетов без промежуточных посадок. 

«Мы должны решительно сказать: мы — русские, и Киев — наш»: к 100-летию со дня смерти профессора Сикорского
«Мы должны решительно сказать: мы — русские, и Киев — наш»: к 100-летию со дня смерти профессора Сикорского
© commons.wikimedia.org, Bibliothèque nationale de France

А всего через 5 дней — 19 марта в 11 часов утра Нестеров вылетел в Севастополь. На этот раз он сделал по пути две промежуточные посадки — в Николаеве и Перекопе, а в 6 часов 40 минут вечера Петр Николаевич опустился на аэродром Севастопольской военно-авиационной школы, находившийся в долине реки Качи. Там он прочел подробный доклад о новых способах пилотирования и только что выполненном перелете, а также совершил и несколько показательных полетов, делая глубокие виражи с крутыми кренами.

Два дня спустя там случилась трагедия. В присутствии Нестерова разбился на «Ньюпоре» лучший инструктор авиационной школы штабс-капитан Д.Г. Андреади. Тот самый авиатор, который совершил в 1912 году перелет из Севастополя в Петербург.

Петр Николаевич тщательно проанализировал катастрофу и на следующий же день сделал в школе обстоятельный доклад о ее причине. В личных бумагах Нестерова удалось обнаружить неполный текст этого доклада.

Не прошло и трех месяцев после совершения перелета Киев — Одесса — Севастополь, как Нестеров отправился в свой следующий, более дальний и более сложный перелет — из Киева в Петербург. Ему предстояло покрыть расстояние 1250 верст за светлое время одного лишь дня при стоверстной скорости самолета «Ньюпор-IV». 

День в истории. 14 марта: Легендарный летчик Нестеров совершил рекордный перелет в Одессу

Чтобы сократить количество промежуточных посадок, Нестеров сам сконструировал дополнительный бензобак. Это увеличивало продолжительность беспосадочного полета с трех до четырех часов. Горючее и смазку — бензин и касторовое масло Петр Николаевич отправил в намеченные для посадок пункты по железной дороге, а квитанции положил во внутренний карман кожаной куртки. При посадках он предполагал предъявлять их и таким образом получать бензин. Таких «баз» было выбрано три: Быхов, Городок и Сущево (близ станции Дно), вблизи железнодорожных станций. 25 мая Нестеров поднялся в Киеве и в 9 часов 35 минут вечера совершил посадку на Гатчинском аэродроме.

Столичная газета писала: «Еще в прошлом году лейтенант Дыбовский и недавно погибший штабс-капитан Андреади потратили на перелет Севастополь-Петербург первый — 41, второй — 37 дней. Нестеров покрыл путь в 1250 верст в 18 часов, отдыхая в пути 10 часов и затратив на перелет около 8 часов.

«Из Румынии походом». Рождение легенды Белого дела
«Из Румынии походом». Рождение легенды Белого дела
© commons.wikimedia.org, Public Domain

Без шума, никого не оповещая, штабс-капитан Нестеров в 3 часа 40 минут утра, имея пассажиром своего механика унтер-офицера Нелидова, на своем "Ньюпоре" полетел в Петербург. По обязанности Нестеров сообщил о своем намерении начальнику авиационной роты. Товарищам по роте он не сказал ни слова…»

Нестеров собирался выйти в отставку и под руководством профессора Жуковского заняться конструированием летательных аппаратов. Но началась Первая мировая война. Он успел осуществить 28 боевых вылетов. 8 сентября 1914 года около городка Жолква (ныне — Тернопольская область) Пётр Николаевич Нестеров протаранил самолёт, в котором находились пилот Франц Малина и пилот-наблюдатель барон Фридрих фон Розенталь, которые вели воздушную разведку передвижения русских войск.

Штабс-капитан Нестеров погиб, ударившись виском о ветровое стекло. Австрийский экипаж тоже погиб от удара о землю. После падения, по словам очевидцев, Пётр Нестеров был ограблен местными жителями. 

В «Акте расследования по обстоятельствам геройской кончины начальника 11-го корпусного авиационного отряда штабс-капитана Нестерова» указывалось: «Штабс-капитан Нестеров уже давно выражал мнение, что является возможным сбить неприятельский воздушный аппарат ударами сверху колёсами собственной машины по поддерживающим поверхностям неприятельского аппарата, причем допускал возможность благополучного исхода для таранящего лётчика».

Через семь месяцев после гибели Петра Нестерова, в марте 1915 года, поручик А. А. Казаков применил его воздушный таран и после удачной атаки благополучно возвратился на аэродром.

В 1914 году на месте гибели Петра Нестерова у г. Жолква (с 1951 по 1992 год — г. Нестеров) был сооружён монумент. Позднее, в 1980 году, здесь был построен мемориал герою-авиатору: памятник с мёртвой петлёй, заканчивающейся взлётом вверх реактивного самолёта, и небольшой музей. В 1990-е годы музей был заброшен и разграблен, а на месте мемориала ныне стоит памятник основателю ОУН Коновальцу.

Отважный пилот был погребён в Киеве на Аскольдовой могиле, а позднее его прах перенесли на Лукьяновское кладбище.