Война уже повернула на тот путь, в конце которого отчетливо замаячила Победа, и потому план наступательной операции с кодовым названием «Звезда» был разработан и утвержден еще до того, как войска Воронежского фронта генерал-полковника Филиппа Голикова домолотили на Среднем Дону основные силы 2-й венгерской армии, а западнее Воронежа окружили крупную группировку противника, пленив более 86 тысяч венгров и немцев.

План предполагал освобождение Воронежским фронтом Белгорода, Харьковского промышленного района и дальнейшее продвижение на запад на 250 километров. Особая роль в операции отводилась 3-й танковой армии генерал-лейтенанта Павла Рыбалко, которая должна была охватить Харьков с юго-востока. С северо-востока, взяв предварительно Белгород, должна была продвигаться 40-я армия генерал-лейтенанта Кирилла Москаленко.

К 31 января 3-я танковая армия вышла из боев и тут же была переброшена на исходные позиции для нового наступления. Люди были измотаны боями, на всю армию приходилось только 50 боеготовых танков, но советское командование рассчитывало, что у противника дела обстоят ещё хуже. Как выяснилось позже, весьма ошибочно.

В немецких штабах понимали, что противник постарается воспользоваться зияющей в обороне брешью, а потому торопились стянуть к Харькову подготовленные загодя в Европе резервы.

В группу генерала Хуберта Ланца, которая сначала прикрыла Харьков с востока всего двумя пехотными дивизиями, начали поступать подкрепления. Наиболее сильными из них были моторизованная дивизия «Великая Германия» и II-й танковый корпус СС генерала Пауля Хауссера, состоявший из трех дивизий. Только у этих подразделений на вооружении суммарно было более 400 танков, в том числе и новейшие тяжелые «тигры». 

День в истории. 1 февраля: советские партизаны уходят в легендарный Степной рейд
День в истории. 1 февраля: советские партизаны уходят в легендарный Степной рейд
© РИА Новости, Леонид Коробов | Перейти в фотобанк

Однако к началу советского наступления дивизии не успели прибыть полностью, и вступали в бой по частям. Из-за этого немцы не успели создать сплошной фронт и строили оборону на любимой ими системе опорных пунктов, что и обусловило первоначальный успех Красной армии.

В 6:00 2 февраля 1943 года, после длительной артиллерийской подготовки, 3-я танковая армия перешла в наступление. Её пехота без особого труда сбила жидкие немецкие заслоны и за первые два дня прорвалась на 40 километров.

Вокруг немцев постепенно сжимались классические «клещи».

40-я армия быстро освободила Белгород и обошла Харьков с северо-запада и запада. 6-й гвардейский кавалерийский корпус прорывался навстречу с южной стороны. Вскоре у группы Ланца осталась единственная для отступления дорога — в направлении на юго-запад от города.

Два освобождения Харькова

13 февраля к Харькову прорвался 1140-й стрелковый полк 340-й стрелковой дивизии капитана Дмитрия Бойко, будущего Героя Советского Союза.

Командующий 40-й армией генерал Москаленко вспоминал:

«Полк, приблизившись к Харькову, приготовился проникнуть в город. Сделать это скрытно ему помогли партизан А. Г. Дрегуляс и три девушки-харьковчанки — Наташа Жеретина, Люба Алехина и Нина Сиденко… Зная расположение вражеских сил, они указали безопасный путь через лесок в районе Холодной горы. Благодаря этому полк капитана Бойко без единого выстрела проник в город. Заняв несколько улиц и использовав расположенную на одной из них церковь в качестве наблюдательного пункта, они открыли внезапный огонь по противнику. Застигнутые врасплох фашисты в панике начали отступать».

Несмотря на угрожающее положение, Гитлер приказал удерживать Харьков во чтобы то ни стало.

Всего неделю назад в Германии закончился траур по погибшим в Сталинградском котле, и новое крупное поражение выглядело бы очень плохо. Кроме того, он потребовал отрядить часть танковых частей за 150 километров от Харькова в район Лозовой — там рвалась к Днепру 6-я армия Юго-Западного фронта генерал-лейтенанта Фёдора Харитонова

«Скачок» на Гитлера: с Ворошиловградом, но без Харькова
«Скачок» на Гитлера: с Ворошиловградом, но без Харькова
© РИА Новости, Израиль Озерский | Перейти в фотобанк

Генерал Ланц понимал, что Гитлер неадекватно воспринимает ситуацию. Какое «отрядить», если ему не хватало войск, даже для того, чтобы удержать Харьков? Это понимал и вышестоящий командир, командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн. Но приказ есть приказ и немецким солдатам приказали отправляться на верную смерть. Другое дело, что не все из них после сталинградского опыта собирались вот так запросто умирать.

Помня, к чему привела привычка Паулюса соблюдать приказы из Берлина, откуда не видно ситуации, командующий 2-м танковым корпусом СС генерал Хауссер приказал командирам своих дивизий готовиться к отступлению. Эсэсовцы были измотаны двумя неделями тяжелых боев, и их было слишком мало для удержания Харькова, более трети корпуса еще находилась в пути, а 14 февраля бои шли уже на окраинах города

Ланц звонил в корпус, грозил трибуналом, требовал выполнять распоряжение фюрера. В конце концов эсесовский генерал не выдержал, связался со штабом «Дас Райха» и отменил свой предыдущий приказ. Но тот уже пошел в нижестоящие подразделения, они с готовностью снялись с мест, и остановить отход удалось только когда большую часть города уже сдали.

Все утро следующего дня продолжались споры на уровне командований группы армий «Юг», группы Ланца, 2-го танкового корпуса СС и дивизии СС «Дас Райх». Все генералы понимали, что войска надо отводить, но боялись ответить перед вождем германского народа. Наконец, в 12:50 Хауссер отдал приказ оставить город своим дивизиям, а через пятнадцать минут известил об этом Ланца. Тому ничего не оставалось, как скомандовать отход остальным частям.

В ночь с 15 на 16 февраля Харьков был освобожден.

Два освобождения Харькова

Операция «Звезда» на этом не заканчивалась, в советские части поступил новый приказ — наступать. Но к тому времени, после двух месяцев непрерывных боев, от дивизий Воронежского фронта оставалось по 30-40% штатной численности. Солдаты были истощены и морально и физически. Некоторые командиры попытались донести «наверх» мысль, что хорошо бы было закрепиться на достигнутых рубежах, подтянуть резервы. Но генерал Голиков не хотел отставать от южного «соседа» — командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенанта Николая Ватутина. Его вырвавшейся вперед 6-й армии до Днепра оставалось каких-то 50 километров.

К сожалению, безоглядное генеральское стремление вперёд вылезло потом кровавым «боком». Голиков же, после провала операции, был смещен с должности и на фронт больше никогда не вернулся. Но это случилось после.

А пока сдача Харькова вывела Гитлера из себя — впервые его посмели ослушаться. Газеты и радио Третьего рейха долгое время не сообщали о ситуации. Еще 18 февраля германское информационное бюро сообщало, что в городе ведутся уличные бои.

Забыв о безопасности, фюрер вылетел из своей ставки в штаб группы армий «Юг», располагавшийся всего в паре сотен километров (как он тогда думал) от фронта, в Запорожье. На аэродроме его встретил командующий группой Эрих фон Манштейн.

Нелепая трагедия или зловещий план? Как на самом деле погиб генерал Ватутин
Нелепая трагедия или зловещий план? Как на самом деле погиб генерал Ватутин
© РИА Новости, Павел Гапочка | Перейти в фотобанк

Гитлер сразу потребовал наказать виновных за игнорирование его приказа, а генерала, отдавшего приказ на отступление, вообще расстрелять. Однако Хауссер был прав, и Манштейн собирался доказать это фюреру.

Командующий группы «Юг» стягивал моторизованные дивизии в единый кулак, чтобы сначала нанести ими удар на юг и разгромить вырвавшиеся вперед к Днепру корпуса нашего Юго-Западного фронта, а уж затем двинуть их на Харьков, как того хотел глава Третьего рейха.

Гитлера такой порядок действий не устраивал. Манштейн убеждал его целый день, затем второй. А на третий советские танки оказались всего в пяти километрах от Запорожья и от аэродрома, на котором стоял слегка присыпанный снежком личный самолет Гитлера. Фюрер вдруг остро ощутил, насколько были правы его генералы.

Но за сдачу Харькова кто-то должен был ответить. Манштейн уже после войны вспоминал: «…командующий группой — Ланц через несколько дней был заменен генералом танковых войск Кемпфом под тем предлогом, что генерал Ланц принадлежал к горнострелковым войскам, а Кемпф был танкистом». А вот главный виновник, впервые проигнорировавший приказ Гитлера, остался при должности.

Два освобождения Харькова

Корпус Хауссера начал наступление 19 февраля, и уже 23-го передовые части Юго-Западного фронта попали в котел. Большую их часть немцам удалось уничтожить. Затем эсэсовскую мотопехоту и танки повернули на Харьков.

Теперь противники поменялись ролями — подразделениям генерала Голикова не хватало сил, чтобы создать по растянувшемуся фронту сплошную линию обороны, и немецкие удары легко ее прорывали. 11 марта Харьков штурмовали моторизованная дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и дивизия СС «Дас Райх». Всего месяц назад они оставили его, а теперь упорно улицу за улицей отбивали обратно.

Вторая дивизия из танкового корпуса Хауссера — «Мертвая голова», обошла город с северо-востока. 15 марта у сражавшейся в Харькове 3-й танковой армии оставалась всего одна дорога, по которой еще можно было отступить, и генерала Рыбалко отдал приказ оставить город.

Наши части покидали вторую столицу Украины второй раз за войну, чтобы освободить её окончательно через пять месяцев, 23 августа 1943 года в результате контрнаступления Красной армии в битве на Курской дуге в рамках заключительной операции сражения — Белгородско-Харьковской стратегической наступательной операции «Румянцев».