Фактической причиной восстания Черниговского полка стал арест Павла Пестеля, который произошел еще до выступления на Сенатской площади. Далее последовало восстание в Петербурге и с некоторой заминкой в Киевской губернии.

Как только подполковник Сергей Муравьев-Апостол узнал об аресте Пестеля (это произошло через несколько дней), он сразу же понял, что скоро придут и за ним, поскольку они вместе руководили т.н. Южным обществом. Восстание Черниговского полка было спонтанным, скорее актом отчаяния Муравьева-Апостола, чем элементом первоначального плана декабристов.

Под благовидным предлогом (поздравить корпусного генерала с Рождеством) он покинул Трилесы (где располагался его батальон) 24 декабря (здесь и далее все даты даны по старому стилю) и уехал в Житомир. По случаю праздника в Василькове был бал у полкового командира полковника Гебеля. Прямо на бал явились жандармы с приказом арестовать Муравьева-Апостола.

Полковник и жандармы отправились в Трилесы на квартиру к мятежному подполковнику. Однако там они его не застали, обнаружив только спящего Бестужева-Рюмина. Жандармы отправились в Житомир, а Муравьев-Апостол проследовал в обратном направлении.

28 декабря он вернулся в Трилесы, уже предупрежденный о визите жандармов Бестужевым-Рюминым. До их возвращения Муравьев успел договориться с сообщниками из Черниговского полка о вооруженной поддержке. 

День в истории. 20 декабря: Умер внук гетмана Разумовского и «сатрап» Тараса Шевченко
День в истории. 20 декабря: Умер внук гетмана Разумовского и «сатрап» Тараса Шевченко
© Public domain

Ночью 29 декабря к нему на квартиру прибыли жандармы вместе с Гебелем и объявили об аресте. Муравьев-Апостол не стал сопротивляться и попросил только дать ему попить чаю. Пока он пил, в квартиру ворвались несколько офицеров из его батальона и со штыками кинулись на Гебеля, которому нанесли несколько ранений. Гебель сумел убежать и спрятаться в погребе благодаря помощи одного из рядовых. Двое жандармов были арестованы.

Муравьев-Апостол, обойдя окрестные села, собрал свой батальон и двинулся с ним на Васильков, где был захвачен оружейный арсенал и полковая касса. Роты, находившиеся в Василькове не стали вступать в столкновения с восставшими. Майор Трухин (старший офицер полка после бегства Гебеля и мятежа Муравьева) был захвачен, избит и под угрозой оружия принужден издать полковой приказ о сборе всех полковых рот в полном снаряжении в Мотовиловке.

Утром следующего дня в Мотовиловке состоялся торжественный молебен с участием полкового священника (позднее он был расстрижен за это, хотя и утверждал, что его принудили к молебну силой), после чего солдат привели к присяге.

Не все солдаты поняли, что вообще происходит, поэтому им объяснили, что законный император Константин силой свергнут с престола, и они, как и большинство верной законному императору армии, выступают против злодеев и негодяев, поправших права государя. Во всяком случае наблюдавший восставших в Мотовиловке Иосиф Руликовский именно так описывал происходившее.

Тем временем число восставших уменьшилось. Фельдфебель гренадерской роты понял, что происходит что-то странное, и сумел убедить Муравьева вернуть гренадеров на квартиры, чтобы забрать забытое снаряжение. Гренадеры ушли в Белую Церковь и более не возвращались. За это они позднее были вознаграждены переводом в лейб-гвардии Московский полк.

Никакого хотя бы условного плана у восставших не было.

Из Мотовиловки они двинулись на Житомир, но передумали и пошли на Белую Церковь, однако из-за ошибочных сведений не решились атаковать поселение, думая, что там есть превосходящие силы. Видимо, первоначальный расчет был в том, что восстание спровоцирует последовать этому примеру и ряд других частей. Тем более что у Южного общества имелись неплохие связи с Обществом соединенных славян, которое действовало на Украине и, как считается, поддерживало идею независимости всех славянских государств с потенциальным преобразованием в республиканскую федерацию. 

День в истории. 18 декабря: умер «Фенимор Купер Новороссии»
День в истории. 18 декабря: умер «Фенимор Купер Новороссии»
© commons.wikimedia.org, Public Domain | Перейти в фотобанк

Ряд наиболее активных членов общества в тот момент находились неподалеку: в Киеве, Житомире и Новограде-Волынском. Однако на помощь восставшим никто не пришел, не со всеми удалось установить контакт, кто-то даже не знал о спонтанном восстании Муравьева, иные посчитали затею обреченной на провал и устранились.

Вместо Белой Церкви они вновь повернули на Трилесы, но, не дойдя до квартир, наткнулись на правительственные войска под командованием генерала Гейсмара. Никакого сражения не получилось. Войска дали сначала залп ядрами, затем два картечью. Поняв, что по ним стреляют всерьез, солдаты попросту кинулись врассыпную. Причем Муравьеву-Апостолу помешали бежать его же солдаты.

Погибли 24 человека, в том числе и брат Муравьева-Апостола. Сам предводитель восстания был ранен в шею. Более 900 участников сдались, включая шестерых офицеров.

Муравьев-Апостол оказался в сложном положении. Фактически он был руководителем мятежа, да еще и числился в тайном обществе одним из его руководителей.

А вот Пестель, игравший в Южном обществе не менее важную роль, был арестован еще до всех восстаний и при умелой защите мог избежать смертной казни, как ее избежал третий руководитель общества Юшневский, арестованный одновременно с Пестелем и отделавшийся 13 годами каторги. И поначалу Пестель действительно упорно отказывался от признаний, но позднее неожиданно разговорился и наговорил себе на смертный приговор.

Следователи по большей части интересовались отношением декабристов к идее цареубийства и их идеологическими прожектами. Между тем Пестель, в своих показаниях сообщил немало интересного. Например, об отношениях с Польским патриотическим обществом, контакты с которым установил Бестужев-Рюмин, а переговоры вел сам Пестель.

По словам Пестеля, он имел контакты с видным польским князем Яблоновским, который утверждал, что их тайное общество получает деньги от «английского кабинета» и что им обещано еще и оружие, и что их организация имеет отделения практически во всех европейских странах. 

Рецепт к новогоднему столу от генерал-губернатора Новороссии
Рецепт к новогоднему столу от генерал-губернатора Новороссии
© commons.wikimedia.org, Alpha | Перейти в фотобанк

Более того, среди известных ему членов польских обществ Пестель назвал генерала Хлопицкого и особо выделил его как одного из самых влиятельных. Для отставного польского генерала это не имело никаких последствий, однако именно он был фактическим руководителем польского восстания 1830 года. Что касается Яблоновского, то он был взят под стражу и приговорен к 20 годам каторги, но сразу же помилован императором и отпущен. Правда, ему пришлось прожить несколько лет в России, прежде чем он получил разрешение вернуться в имение.

Пестель также сообщил, что главным условием поляков была их будущая независимость. По его словам, окончательных договоренностей не было достигнуто, но о независимости в границах Царства Польского (а не Речи Посполитой) было «глухо говорено».

Пестель рассказал о ряде других аналогичных организаций.

В частности, из известных ему он назвал Малороссийское общество, которое якобы ставит целью отделение Малороссии и уход под покровительство Польши. Лидером организации он назвал Василия Лукашевича. По словам Пестеля, они состояли в союзных отношениях с поляками и он слышал об их существовании от самих поляков.

Сам Пестель на допросе подчеркнул, что в отличие от польской независимости он считает саму идею отделения Малороссии невозможной («При сем говорил я полякам, что Малороссийское общество никогда не успеет к своей цели, ибо Малороссия на веки с Россией пребудет неразрывною, и никакая сила не отторгнет Малороссии от России»).

Однако следствию так и не удалось доказать существования этой организации, хотя Лукашевич и показался подозрительным и был оставлен под гласным надзором на несколько лет.

До сих пор специалисты по декабристам не пришли к однозначному выводу, существовало ли на самом деле это тайное сепаратистское общество, но его следы были умело скрыты, или же это были только смутные слухи.

Пестель, Муравьев-Апостол и Бестужев-Рюмин были приговорены к смертной казни. Офицеров, участвовавших в нападении на Гебеля и мятеже, отправили на каторгу. Часть солдат Черниговского полка наказали палками и направили в армию на Кавказ. 

Так закончилась вторая после Мазепы попытка масштабного вооруженного восстания против российских властей в Малороссии. Правда прямого отношения к украинскому сепаратизму она не имела, являясь частью общерусских революционных процессов.