Данилевский родился 14 (26) апреля 1829 года в семье мелкопоместного дворянина Слободско-Украинской губернии. Род его происходил от казачьего сотника, который перебрался из Подолии на Слобожанщину. По семейному преданию, именно у сотника Данилы Данилова останавливался Петр I в 1709 г. во время кампании против Карла XII, когда проездом посетил в село Пришиб.

Отец Данилевского рано умер, и мать вышла замуж за генерал-майора М.М.Иванчин-Писарева. Отчим был из московского дворянского рода, но, вероятно, за годы службы в Чугуевском уланском полку, который был наследником еще казацкого полка, он проникся любовью к народной культуре Слобожанщины и передал это увлечение своему пасынку. Мать же Данилевского, Екатерина Григорьевна, урожденная Кручинина, была женщиной одаренной, по-европейски образованной, именно ей обязан Данилевский любовью к литературе.

День в истории. 4 декабря: казаки капитулируют перед Речью Посполитой
День в истории. 4 декабря: казаки капитулируют перед Речью Посполитой
© Войсковая рада на Сечи. Диорама в Музее истории запорожского казачества, остров Хортица

В возрасте десяти или двенадцати лет отчим будущего писателя определил его в Московский дворянский институт, где дети дворян, преимущественно Московской губернии, проходили шестилетний курс, предшествующий университетскому. Уже к этому времени относятся его первые поэтические опыты.

Возможно, именно под влиянием директора школы, историка и экономиста А.И.Чивилёва Данилевский выбрал университетскую специальность. Он поступил на «камеральное», т.е. финансово-экономическое отделение юридического факультета. Такой выбор предопределял и будущую чиновничью карьеру.

Однако на этом пути возникло неожиданное и очень серьезное препятствие. 22 апреля (4 мая) 1849 г. Данилевский был арестован и заключен в одиночную камеру в Петропавловской крепости. Оказалось, что он обвиняется в участии в «тайном обществе» — так называемом кружке петрашевцев.

Примерно с 1845 г. сперва нерегулярно, а затем еженедельно, по пятницам у в доме у переводчика Министерства иностранных дел М.В.Буташевича-Петрашевского собирались молодые интеллигенты, увлеченные проектами переустройства России в соответствии с либеральными и социалистическим идеями. Вскоре люди того же круга образовали еще несколько аналогичных собраний.

На фоне европейской революционной волны 1848—1849 г. российские власти отнеслись к кружку с серьезными опасениями. В него были внедрены агенты Министерства внутренних дел, и вскоре последовали аресты. Всего под стражу было взято около сорока человек, но под суд была отдана только половина из них. Всем подсудимым был вынесен смертный приговор, который, впрочем, после инсценировки расстрела был отменен на различные иные виды наказаний — от бессрочной каторги самому Петрашевскому до ссылки в солдаты.

В число посетителей кружка Петрашевского входили, например, Ф.М. Достоевский, который был арестован, М.Е. Салтыков-Щедрин, будущий автор знаменитого труда «Россия и Европа» Н.Я. Данилевский и др.

По одной из версий, студента Григория Данилевского просто перепутали с однофамильцем. Но, скорее всего, роль сыграло близкое знакомство Григория Данилевского с петрашевцем В.П. Катеневым, который в итоге попал в число осужденных.

Кровавый список Гольденберга
Кровавый список Гольденберга
© Public domain

После ареста сына в столицу приехала мать Данилевского, которая принялась хлопотать о его освобождении, доказывая, в том числе и демонстрацией их личной переписки, что сын — абсолютно благонамеренный юноша.

Следственная комиссия, которая вообще отнеслась к раскрытому Министерством внутренних дел заговору достаточно нейтрально, вняла увещеваниям матери и направила императору прошение об освобождении и полном оправдании Данилевского в силу его невиновности. Это прошение было удовлетворено, но Николай I велел передать юноше, чтобы тот «не увлекался чувствами и вредными мечтаниями».

В итоге Данилевский был отпущен под подписку о невыезде и некоторое время находился под негласным надзором полиции, а III отделение перлюстрировало его корреспонденцию.

Стихи Григория Данилевского начали печататься еще до ареста. Так, первым в 1846 г. было опубликовано в еженедельнике «Иллюстрация» стихотворение с характерным названием «Славянская весна». Регулярно он стал печататься уже в следующем году, пробуя себя в различных жанрах. Поначалу литературные опыты Данилевского вызывали в основном критические замечания.

В 1850 г. Данилевский поступает на службу в департамент народного просвещения, а уже через год становится чиновником по особым поручениям при заместителе министра А.С. Норове, который вскоре возглавил министерство. С 1834 г. на ведомство было возложена функция поиска, сбора и публикации исторических источников, для чего при нем была создана специальная Археографическая комиссия.

Именно в рамках этой деятельности был первая командировка молодого чиновника, которому надлежало обследовать Курскую, родную Харьковскую и, наконец, Полтавскую губернии на предмет поиска представляющих историческую ценность документов. Следующая значимая командировка Данилевского состоялась в 1855 г. и была вновь направлена в Полтавскую губернию. На этот раз предметом исследования были памятники, связанные с Полтавской битвой, полуторасотлетний юбилей которой планировалось отметить на государственном уровне.

Результаты этих экспедиций работы были опубликованы Данилевским в отдельных статьях во 2-м и 3-м номерах журнала Министерства народного просвещения за 1856 г. Тогда же он впервые отправляется в Новороссию. Сперва с археографическими целями в Екатеринославскую губернию, а затем, по инициативе великого князя Константина Николаевича и по поручению Морского ведомства, совершает путешествие на Азовское побережье, в низовья Днепра и Дона, с целью изучения современной жизни южного края.

«Теневой император». Кто создал топливное сердце и металлургические руки России
«Теневой император». Кто создал топливное сердце и металлургические руки России
© Public domain

Уже на следующий год, женившись на дочери слобожанского помещика Ю.Е.Замятиной, Данилевский в чине надворного советника уходит в отставку. Он не планировал окончательно бросать службу, но чувствовал потребность взять паузу в несколько лет, чтобы отдаться, наконец, все более занимавшей его литературной деятельности.

Еще в 1851 г., когда он только окончил университет, ему довелось встретиться со своим литературным кумиром. Данилевский очень любил малороссийские песни и часто пел их друзьям и знакомым. И вот однажды в гостях его пение услышал и оценил по достоинству сам Н.В.Гоголь. Он предложил Данилевскому устроить тематический музыкальный вечер, после которого они еще долго беседовали, в том числе и о литературе.

Под очевидным гоголевским влиянием было написанное первое произведение Данилевского, встреченное критиками благосклонно. Это был святочный фантастический рассказ «Повесть о том, как казак побывал в Бахчисарае» (в поздней редакции — «Бес на вечерницах»), опубликованный в 1852 г. в «Современнике» Н.А.Некрасова.

Развивая этот успех, на следующий год Данилевский издает сборник «Слобожане» с рассказами, идеализирующими быт мелкопоместных дворян и крестьян Слободской Украины. Первый тираж разошелся всего за две недели. Следующий сборник, «Степные сказки», до того пришелся по душе и критикам, и читателям, что выдержал одно за другим семь изданий в серии «Дешевая библиотека» А.С. Суворина.

Уйдя в отставку, Данилевский с молодой супругой вернулся в Харьковскую губернию, где они и жили попеременно то в его, то в ее имении. Желая посвятить себя литературе, он писал матери: «Литератор выше всякого чиновника», он «тот же честный чиновник великого Божьего государства, но его поприще выше всякого другого».

На родине он не только вплотную занялся литературным творчеством, но и принял активное участие в общественной жизни, тяга к которой у него явно была еще со студенческих времен. Данилевский становится активным членом харьковского комитета по улучшению быта помещичьих крестьян, за что впоследствии получил серебряную медаль на александровской ленте с надписью «Благодарю за труды по освобождению крестьян». С 1865 г. Данилевский принимает активное участие в деятельности харьковских земских учреждений.

В конце 1850-х годов Данилевский приобретает уже широкую известность и сотрудничает в качестве автора практически со всеми ведущими периодическими изданиями того времени: «Современником», «Московскими ведомостями», «Северной пчелой», «Одесским вестником», «Санкт-Петербургскими ведомостями» и т.д.

День в истории. 13 декабря: родился украинский литератор — автор предвыборного слогана Порошенко
День в истории. 13 декабря: родился украинский литератор — автор предвыборного слогана Порошенко
© Public domain

Постепенно литературные и общественные интересы Данилевского сближаются, и он выбирает для своих произведений все более острые социальные темы. В первую очередь речь идет, конечно, о крестьянском вопросе.

В этом смысле весьма показателен его рассказ 1859 г. «Пенсильванцы и каролинцы», в котором не только передается специфика борьбы за освобождение крестьян, но и впервые появляется «американская тема». В те же самые годы за океаном идет борьба за отмену рабства. Так «русскими каролинцамии», т. е. «южанами», становятся сторонники крепостного права, а русскими «пенсильванцами» — «северянами» — либералы, ратующие за освобождение крестьян.

Однако полностью эти идеи в творчестве Данилевского раскрываются в цикле романов, которые вышли вскоре после отмены крепостного права. Первый и, вероятно, самый удачный из цикла, под названием «Беглые в Новороссии», был впервые опубликован в журнале братьев Достоевских «Время» в 1862 г. Второй — «Воля (беглые воротились)» — в 1863 г.

«Освободительная пора пятидесятых годов, — писал позднее Данилевский, — дала мне возможность посвятить свои первые романы рассказам о судьбе крепостных людей, исстари искавших спасения и лучшей жизни в бегстве на новые далекие, привольные места». В «Беглых в Новороссии» читатель видит «тайное заселение в пустынях целых новых деревень пришельцами, не помнящими родства, облавы на беглых и другие насилия над родными «белыми неграми».

Однако, несмотря на всю серьезность и тогдашнюю социально-политическую актуальность избранной темы, Данилевский раскрывает ее в жанре авантюрного романа, с погонями, перестрелками, похищениями и прочими характерными атрибутами лихо закрученной сюжетной линии. 

День в истории. 20 декабря: Умер внук гетмана Разумовского и «сатрап» Тараса Шевченко
День в истории. 20 декабря: Умер внук гетмана Разумовского и «сатрап» Тараса Шевченко
© Public domain

В романе «Беглые в Новороссии» Данилевский развил свои «американские аллюзии» уже в целую образную систему, которая прочно закрепляется за регионом.

Устами одного из главных героев, помещика Панчуковского, прозванного соседями «новороссийским янки», он формулирует собственное литературное кредо: «Мы читаем записки о колонизации Канады, Новой Зеландии, Перу и Колумбии, а допытывался ли кто-нибудь до недавних событий заселения наших запорожских земель, нашего азовского поморья или хоть одного здешнего уезда? Это целая поэма во вкусе Купера и Вашингтона Ирвинга».

Титул «русского Фенимора Купера» Данилевский заслужил от благосклонной к нему европейской критики. Его романы были изданы на основных европейских языках.

Сравнения Новороссии с Америкой встречаются в романе регулярно: «Клад, а не земелька; уголок непочатый, своя Элебема (Алабама. — Ред.) и Висконсин: ведь так?», — приговаривает тот же Панчуковский. Или в другом месте: «Что такое, однако, эти беглые в Новороссии? Крепостная Русь, нашедшая свое убежище, свои Кентукки и Массачусетс».

«Русским Массачусетсом» назовет Екатеринославскую губернию знаменитый историк казачества и краевед Д.И. Яворницкий в некрологе скончавшемуся в 1890 году А.Н. Полю — археологу, коллекционеру и основателю железорудного добычи в Новороссии, первому почетному гражданину Екатеринослава. В те же годы сравнивает Новороссию с Америкой и украинский поэт П.Кулиш. Знаменитый поэт Серебряного века А. Блок назовет стихотворение, посвященное Донбассу, «Новая Америка». У истоков этого яркого образа, неоднократно встречающегося в русской литературе, лежал именно роман Данилевского «Беглые в Новороссии».

Однако не теряет в этот период Данилевский и слобожанской темы в своем творчестве. Ее своеобразным венцом становится вышедший в 1866 г. сборник «Украинская старина», в который вошли результаты его исследований истории и современности народных школ Харьковской губернии и биографии выдающихся слобожан — философа Г.С. Сковороды, драматурга Г.Ф. Квитки-Основьяненко, основателя Харьковского университета В.Н. Каразина. За это произведение Данилевский удостоился малой Уваровской премии Академии наук в размере 500 рублей.

Левченко: Слобожанский язык должен стать вторым государственным на Украине
Левченко: Слобожанский язык должен стать вторым государственным на Украине
© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк

В этой связи стоит отметить, что Данилевский всегда был искренним патриотом и знатоком народной культуры своей малой родины — Слободской Украины, но никогда не примыкал ни к каким украинофильским течениям, противопоставлявшим малороссов великороссам.

В 1869 г. Данилевский возвращается на службу. На этот раз он становится чиновником особых поручений VІ класса при министре внутренних дел А.Е. Тимашеве. Год спустя он получает назначение в официальное издание «Правительственный вестник», на службе в котором сперва в должности заместителя, а с 1881 г. — главного редактора Данилевский провел последние два десятилетия своей жизни. В 1875 г. он был произведен в действительные статские советники.

В последний, петербургский период своего творчества Данилевский всецело предается жанру исторической прозы, которая в основном посвящена событиям екатерининского царствования. Начало этому направлению было положено еще в конце 1850-х рассказом «Екатерина Великая на Днепре», а затем оно было раскрыто в романах «Княжна Тараканова», «Мирович», «Черный год» (о пугачёвском бунте), «Уманская резня», «Потемкин на Дунае». Многие из этих романов вышли уже в 1880-х.

Роман «Мирович» открывал широкой публике замалчиваемую ранее тему убийства в 1764 г. наследника русского престола Иоанна Антоновича, заключенного в Шлиссельбургской крепости. Выход этой книги был даже приостановлен цензурой, но, учитывая высокое положение автора, роман все же издали, и он стал настоящей сенсацией.

Скончался Григорий Петрович 6 (18) декабря 1890 г. в Петербурге, а похоронен был в старинном родовом гнезде — селе Пришиб, ныне расположенном в Балаклейском районе Харьковской области.