Инциденты между советскими и американскими военными случались регулярно. Шла холодная война, стороны постоянно вели разведку, а то и просто пробовали друг друга на прочность нервов. Это противостояние шло до самого распада СССР. Одной из точек соприкосновения было Черное море.

Между Советским Союзом и США имелись разночтения по поводу того, как определять границу территориальных вод. По мнению американцев, отсчет 12 морских миль следовало вести от каждой точки берега, с точки зрения советских специалистов — от «базисной линии». Соответственно, трудности возникали около резких изгибов береговой линии, в частности — заливов.

Американцы не упускали случая продемонстрировать свое видение ситуации. Делали они это очевидным методом — входили в спорную акваторию. У советских моряков такое поведение вызывало бешенство. Чашу терпения переполнил эпизод 13 марта 1986 года. Тогда крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» вошли в крымские воды, демонстративно ведя радиоэлектронную разведку. 

Как Азовская флотилия остановила врага в Керченском проливе
Как Азовская флотилия остановила врага в Керченском проливе
© Public domain

Вскоре после этого разъяренный адмирал Чернавин, командовавший советскими военно-морскими силами, попросил права при необходимости выбивать вторженцев «навалом», то есть бить борт о борт. Чернавин получил добро на жесткую реакцию. Ждать пришлось не очень долго.

Новый эпизод был связан с теми же самыми кораблями. В феврале 1988 года «Йорктаун» и «Кэрон» снова прошли Босфор. Однако на этот раз их ждали во всеоружии.

Сторожевой корабль «Беззаветный» (по западной классификации — фрегат) как раз вернулся с дежурства в Средиземном море. Командир «Беззаветного», капитан 2-го ранга Владимир Богдашин сгрузил вооружение, отпустил часть экипажа на берег в отпуск. Однако на связь срочно вышло командование и сообщило, что расслабляться ему не придется.

«Беззаветный» загрузил боеприпасы на случай совсем уж скверного развития событий и пошел на перехват. «Беззаветный» действовал не один — вместе с ним на задание пошел сторожевой корабль СКР-6, которым командовал капитан Анатолий Петров. Всей операцией руководил начштаба Черноморского флота Валентин Селиванов.

«Беззаветный» взял на себя «Йорктаун», а СКР-6 нацелился на «Кэрон». От американцев ожидали, что они, скорее всего, пройдут мимо мыса Сарыч, где советские терводы по понятным причинам выдаются на юг. Однако сразу они туда не пошли.

Да дави его, дави! Как советские моряки таранили американцев у побережья Крыма

Американские корабли некоторое время маневрировали у берегов Болгарии и Румынии. Интересно, что первым обнаружил их совсем не могучий корабль — паром «Герои Шипки». Вскоре советские корабли начали сопровождение американских. Дистанция была небольшой, так что стороны могли жестами дать понять, что думают друг о друге. Однако некоторое время поход шел без происшествий.

Момент истины наступил утром 12 февраля. «Йорктаун» и «Кэрон» двинулись делать то, для чего, собственно, и пришли, и направились к советской акватории. Каждый их шаг отслеживали. Как только до тервод осталось 2 мили, на американские корабли отстучали предупреждение. «Ваш курс ведет в территориальные воды Советского Союза». На всякий случай сообщение отдублировали флажками. Ответ: «Мы ничего не нарушаем».

Американские корабли не меняли курс. Следует второе предупреждение в открытый эфир — на сей раз американцам открытым текстом сообщили, что будут таранить. Ноль эмоций. «Пользуюсь правом мирного прохода, ничего не нарушаю». Адмирал Селиванов дал отмашку.

Богдашин приготовился к навалу. Это все же не такой рискованный маневр, как таран, его суть в том, чтобы сойтись бортами по касательной. Проблема состояла в том, что водоизмещение «Беззаветного» и СКР-6 было намного меньше, чем у «Йорктауна» и «Кэрона». Даже сойтись с ними было не совсем простой задачей: крейсер создавал волну. К чести Богдашина, он не колебался ни секунды.

Навал заранее рассматривали как возможный выход из ситуации, и экипажи уже примерно представляли, что предстоит делать. Для усиления повреждений, советские корабли частично вытравили якоря. Как только американцы подошли к границе тервод, русские заняли позиции.

Фрагментарное наследство. Сможет ли Украина защитить себя с моря
Фрагментарное наследство. Сможет ли Украина защитить себя с моря
© РИА Новости, Алексей Мальгавко | Перейти в фотобанк

Селиванов в последний раз убедился, что звездно-полосатые «коллеги» действительно вошли в советские воды, и навал начался. «Беззаветный» и СКР-6 начали сближение. С «Беззаветного» непрерывно докладывают в штаб флота в Севастополе: «Дистанция 30 метров, 20, 10…» На советских кораблях загерметизировали отсеки. «Кэрон» еще успевает поднять сигнал «Не подходить к борту!».

 

Бум! 11:02 — «Беззаветный» наваливается на корму «Йорктауна». Вытравленный якорь рвет обшивку крейсера. СКР-6 идет вдоль борта «Кэрона», круша леера. С диким скрежетом корабли идут борт к борту, сыплются искры. СКР-6 тоже совершает навал, но при своей скромной массе не может причинить особых повреждений оппоненту.

Своротить «Йорктаун» с курса, конечно, не получается: водоизмещение двух кораблей отличается в разы. Однако «Беззаветный», разминувшись с крейсером, тут же заходит на новую атаку. 

На этот раз «Беззаветный» врубился в «Йорктаун» более жестко. Опять пострадали леера, вертолетная площадка, а главное, форштевень «Беззаветного» крушит пусковую установку противокорабельных ракет. От искр вспыхивает краска, трехтонный якорь сторожевика отрывается. Внутри «Йорктауна» начинается небольшой пожар.

Шутки кончились. Американцы пытаются зажать «Беззаветный» между своими кораблями. Богдашин приказывает на глазах у американцев привести в боевую готовность бортовое вооружение. На «Йорктауне» в ответ готовятся поднять в воздух вертолеты. Им в открытом эфире громовым голосом сообщают, что все, что поднимется в воздух, будет сбито. Зато на место прибывают уже советские вертолеты, проходящие над местом действия на высоте всего в полсотни метров. Для довершения картины над акваторией прошли тяжелые Ту-16.

В 11:40 на американские корабли передают новое требование уйти восвояси. На сей раз эта программа не вызывает возражений.

Все обошлось малым ущербом. «Беззаветный» лишился якоря, получил трещину на обшивке и еще кое-какие мелкие повреждения, на СКР-6 помяло фальшборт и леерные стойки, «Кэрон» остался без шлюпки. Ощутимые повреждения получил только «Йорктаун», у которого изуродовало пусковую установку «Гарпунов» и помяло (не фатально) вертолетную площадку. Никто не погиб.

Никаких особых дипломатических последствий этот инцидент не имел.

Богдашин некоторое время спустя получил «Красную звезду» на грудь за… «освоение новой техники». Некоторые чиновники в самом СССР пытались наказать флотских командиров за инцидент, но в конечном счете из этого ничего не вышло: моряки делали свою работу и сделали ее хорошо. Богдашин дослужился до звания контр-адмирала и командира крейсера «Москва», который и в наше время составляет главную ударную силу Черноморского флота.

«Беззаветный» в 1997 году передали в ВМС Украины, но там этот уже слишком старый изношенный корабль не служил — переименованный в «Днепропетровск» сторожевик разукомплектовали и затопили в море. «Йорктаун» списали уже в нулевые. А инцидент в Черном море стал одним из последних столкновений холодной войны и ярким эпизодом истории флота.