Было покончено с монополией Юзовского металлургического завода Новороссийского общества который с момента первой успешной плавки в 1872 году за четверть века стал крупнейшим и самым успешным предприятием отрасли.

С запуском Енакиевского завода, а вслед за ним — Макеевского, Донбасс превратился в поле соревнования британских, франко-бельгийских и американских капиталов, технологий, методов производства.

Надо сказать, что Енакиевский металлургический был построен не на пустом месте. В середине 60-х годов позапрошлого столетия здесь, в месте залегания коксующихся углей нужных марок государство построило казенный металлургический завод, названный Петровским.

Первая в империи плавка чугуна на коксе была проведена здесь в 1866 году. Затем, завод разорился по целому ряду причин, основными из которых были недостаток трудовых ресурсов, слабые технологии спекания коксующихся углей, малые запасы воды (этим страдает весь центральный Донбасс) и, главное — недостаток оборотных средств в казне, истощенной недавней Восточной войной (1853-1856).

День в Истории. В Луганске пущена первая домна британского флагмана екатерининской индустриализации
День в Истории. В Луганске пущена первая домна британского флагмана екатерининской индустриализации
© lugansk-lg-ua.livejournal.com | Перейти в фотобанк

Эти же причины в 1870-73 годах едва не погубили исполнительного директора Новороссийского общества, валлийского предпринимателя Джона Юза. Но за ним незримо стоял августейший двор, входивший через подставных лиц в число пайщиков общества. Нашлись покровители, нашлись деньги.

Выдающийся русский железнодорожный инженер Федор Енакиев учел все эти исторические причины и географические обстоятельства.

Он вообще славился в деловом мире Российской империи хваткой и расчётливостью шахматиста. Федор Егорович преуспел в годы первой железнодорожной лихорадки в России, озолотившей и одновременно сделавшей знаменитыми на всю страну «железных королей» — Самуила Полякова, Петра Губонина, Карла фон Мекка.
Предприниматели открыли миру плеяду выдающихся русских инженеров, среди которых были Витте, Горлов, Дебольцев, Шухтен и Енакиев.

Успехи в строительстве дорог привели Енакиева в предпринимательство. И в 1893 году он вместе с другим известным инженером-путейцем, первым начавшим строить в России узкоколейки подъездных путей, — Болеславом Яловецким и бельгийскими предпринимателями Октавом Неф-Обеном и Оскаром Бие учредил Русско-бельгийское металлургическое общество.

У Болеслава Яловецкого были связи при дворе (он сконструировал и построил спецвагон для августейшего семейства), и опыт управления крупными предприятиями. Он предложил Енакиеву ввести в состав акционеров председателя правления Русского для внешней торговли банка Николая Сущева, большого энтузиаста горного дела. 

Первый год Юзовки: как рождалось индустриальное сердце России
Первый год Юзовки: как рождалось индустриальное сердце России
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

Правильный подход к основанию фирмы, расчет на то, что местное население привыкло к работе металлурга на старом Петровском заводе, специально построенная к заводским корпусам железная дорога и солидные финансы — все это обеспечило будущему Енакиевскому заводу, который тогда стали по старой памяти именовать Петровским, быстрый и впечатляющий старт.

Вокруг завода немедленно были построены десятки новых и расширены старые шахты. Большинство успешных шахт города Енакиева были заложены именно тогда — в начале XX века.

Енакиев был душой строительства завода и всего акционерного общества. Известный русский горный инженер Александр Фенин вспоминал: «В то время только образовалось Русско-бельгийское металлургическое общество, купившее небольшой участок земли в Екатеринославской губернии. Председателем смешанного правления общества, состоявшего из русских и бельгийцев был инженер путей сообщений А.А. Бунге, крупный подрядный строитель железных дорог. Производство самих работ было поручено члену правления тоже инженеру путей сообщения, небезызвестному тогда в Петербурге Федору Егоровичу Енакиеву».

К началу строительства, по информации, собранной известным донецким краеведом Валерием Степкиным, — основной капитал общества составил 8 миллионов рублей. Позже общество произвело выпуск 8000 акций номиналом 250 рублей, в 1900 году выпустили еще 20 000 акций по 500 рублей каждая — желающих вложить средства в быстро растущее предприятие было хоть отбавляй. Наконец, в 1911 оду была произведена еще одна эмиссия акций предприятия — 20 000 на 5 миллионов рублей. 

Крепки финансы и организационные таланты Енакиева и его компаньонов сделали свое дело — всего через три года после начала работы первой домны на нем работали уже 2 665 человек, вводились технические и технологические новшества прямо с заводов Бельгии и Франции, которые к тому времени в металлургии обошли и немцев, и британцев, уступая только американцам.

Хроника впечатляющего дореволюционного роста Енакиевского металлургического такова.

«Теневой император». Кто создал топливное сердце и металлургические руки России
«Теневой император». Кто создал топливное сердце и металлургические руки России
© Public domain

После начала работы 27 ноября 1897 года первой домны, уже в декабре была пущена еще одна доменная печь, бессемеровский и рельсопрокатный цехи. В 1898 году задули третью доменную печь, начала функционировать первая 20-тонная мартеновская печь. В последующие 4 года на ЕМЗ вступают в строй еще два мартена и мелкосортный стан 360.

К 1914 году на предприятии работали 6 доменных и 7 мартеновских печей, 2 конвертера, 8 прокатных станов. Пятью годами ранее завод становится третьим на Юге России по объему выпускаемой продукции, ее сортименту. По технологическому оснащению же она опережала все предприятия отрасли как в Донбассе, так и в стране.

Один из отцов современной русской металлурги академик Павлов свидетельствовал — на Юзовском заводе руду чуть не до Первой мировой загружали катали с тачками в руках — опасная и малоэффективная работа. На ЕМЗ давно уже это все было автоматизировано, также, как и работы по дегазации цехов и создание относительно благополучной трудовой экологии.

Современников — как технарей, так и людей далеких от металлургии — поражали масштабы и скорость строительства завода. Неудивительно, что всего через год после начала работы предприятия, было принято решение собрать все заводские и шахтные посеки воедино и дать назвать их именем главного строителя. Так появился город Енакиево. 

Сам Федор Егорович, умерший в 1915 году, с гордостью писал в 1908 году: «Заслуги мои как общественного деятеля юга России запечатлены постановлениями Бахмутского уездного и Екатеринославского губернского земского собрания 1898 года, почтивших меня отличием, редко выпадающего на долю гражданина, связав мое имя с названием той местности, где я трудился над созданием металлургических заводов и угольных копей, столь значительных по своей производительности, что в безводную степь ныне привлечены, нашедшие там средства к существованию, население в 40 тыс. душ».

В канун Первой мировой войны ЕМЗ он дал 349,2 тыс. тонн чугуна, 316,4 тыс. тонн стали, 280,1 тыс. тонн проката. К этому времени в Енакиеве были 2 гостиницы, столовая, 2 пекарни, 4 магазина, больница, коммерческое училище, 5 школ, кинематограф, клуб служащих металлургического завода, библиотека.

День в истории. 16 ноября: в Запорожье запущен американский гигант сталинской металлургии
День в истории. 16 ноября: в Запорожье запущен американский гигант сталинской металлургии
© РИА Новости, Б. Елин | Перейти в фотобанк

На передовом заводе строили свою карьеру такие видные русские советские металлурги, как академик Иван Бардин (отец «Магнитки»), лучший доменщик дореволюционной России, строитель современного горно-металлургического Кузбасса — Михаил Курако, основатель советской школы альпинизма, великий металлург и математик Георгий Николадзе.

Енакиевский завод был единственным среди металлургических предприятий Юга России, который прошел через страшные годы Гражданской войны и не остановил работы.

Он и в СССР не потерялся даже на фоне новых монстров тяжелой индустрии.

В 1931 году на ЕМЗ была введена в эксплуатацию первая отечественная разливочная машина, через семь лет — первая в СССР аглофабрика, у стен которой, кстати говоря, до сих пор стоит чудом уцелевший католический костел 1900 года постройки, который возвели для себя католики-бельгийцы.

На ЕМЗ начинал свой трудовой путь космонавт Георгий Береговой, в 50-х года, когда на заводе трудился отец печально известного президента Украины Януковича, инженер ЕМЗ Евгений Попов написал занимательный роман «Сталь и Шлак», получивший тогдашний литературный «Оскар» — Сталинскую премию.

ЕМЗ благополучно пережил распад СССР и переход в собственность олигарха Рината Ахметова, масштабную реконструкцию. Живет, правда, с трудом, и сегодня, являясь одним из столпов тяжелой промышленности ДНР.