Несколькими днями ранее Министерство образования Украины обнародовало список произведений русской классики, которую изымут из школьной программы. В свою очередь, в Николаеве намерены с 1 сентября запретить преподавание русского языка. 

Что по поводу новой порции запретов думают украинские эксперты и лидеры мнений — в обзоре соцсетей от издания Украина.ру.

Запретить всё. На Украине отменили «русскую» музыку и литературу
Запретить всё. На Украине отменили «русскую» музыку и литературу
© РИА Новости, Владимир Федоренко / Перейти в фотобанк

Народный депутат от партии "Евросолидарность" Виктория Сюмар ликует:

«Когда-то мы сделали революционный закон, который внедрял каждую третью песню на радио на украинском. Сегодня революция завершилась: мы инициировали, а ВР поддержала полный запрет российской музыки, как в теле- и радиоэфирах, так и в транспорте. Наше — лучше. Наше — европейское. Мы любим и чтим свое, украинское, и вслед за нами украинские песни поет весь мир.

Так есть и так должно быть, потому что Украина — большое европейское государство с древней и самобытной культурой. Будем чествовать, потому что мы этого достойны».

Народный депутат от фракции «Слуга народа» Максим Бужанский не разделяет позиции партии:

«Да, так вот, насчет закона о запрете ввоза книг, принятого сегодня. И продажи ввезенных ранее. Запрете русскоязычных книг, будем называть вещи своими именами. Не понимаю, чем авторам не нравился Валуевский Циркуляр? Тем, что не их, и всё? Кстати, этот закон убьет прежде всего украиноязычную книгу, которую можно было поддерживать деньгами, полученными от продажи книг русскоязычных. Но денег не будет».

Украина без книг и без будущего
Украина без книг и без будущего
© РИА Новости, Кирилл Каллиников / Перейти в фотобанк
Журналист Олег Ясинский вспомнил Пиночета:

«Только что Верховная Рада запретила российскую музыку в украинских медиа и общественном пространстве. Ещё украинский парламент запретил импорт и распространение книг и другой издательской продукции из России, Белоруссии, ЛДНР и подконтрольных РФ территорий.

Неназываемый идеологический отец киевского режима Аугусто Пиночет пытался запрещать в чилийской прессе слова "народ", "трудящиеся", "рассвет" и подобные идеологически чуждые термины. Ещё "за антипатриотизм" были запрещены "коммунистические" индейские народные инструменты, на которых играли враги фашизма, отправленные хунтой на кладбища, в тюрьмы и ссылку. Но слова, музыка и рассвет вернулись. Они всегда возвращаются. Поэтому их враги так их боятся».

Политический эксперт и бизнесмен Павел Себастьянович написал о том, как связаны гуманитарные вопросы с инвестициями в страну:

«Интересно, когда в очередной раз к нам приедет какой-нибудь комиссар ЕС, для него устроят торжественное сжигание книжек на русском? Сколько ещё всякого дерьма, опускающего нашу страну в мировых рейтингах, напринимают эти депутаты? Какой инвестор придёт в страну, где власть подталкивает народ к ненависти и розни?»