Часто приходится слышать, что жители Донецка за восемь лет привыкли к обстрелам. Но это неправда: привыкнуть к подобному невозможно.

После 24 февраля были надежды, что вскоре Донецк (и вся территория ДНР и ЛНР) больше никогда не услышит грома обстрелов. Но этот момент до сих пор не настал.  

Мы едем по Донецку: по сравнению с периодом начала спецоперации город непривычно пуст. Таким он был в 2014 году.

Коллега-журналист говорит: «Поехали на обстрел». Сбитая ракета от РСЗО попала в балкон. Жертв нет. На обратном пути нас останавливает патруль, проверяет документы. Напоминает о комендантском часе.

Украина обстреляла роддом в Донецке. Шокирующие подробности
Украина обстреляла роддом в Донецке. Шокирующие подробности
© Украина.ру

Грохот от разрывов стоит целые сутки: что-то взрывается далеко, нечто — совсем близко. Города и посёлки ДНР, районы, которые прежде считались безопасными, теперь тоже в зоне огромного риска.

В подтверждение этих слов прилетает в самый центр Донецка — на бульвар Пушкина. Но часть местных жителей продолжают сидеть на летних площадках. Волнуются только: будут ли ездить такси допоздна?

Наступает вечер. Сообщают о четырёх погибших в Горловке. Пока читаем сводку, в гаражный кооператив неподалёку прилетает «четверть пакета» «Града» (10 ракет). Едем туда, встречаем сотрудников МЧС — они устраняют последствия. В эти дни работы как никогда много.

Утром встречаемся с коллегой, который занимается фиксацией военных преступлений ВСУ. Обсуждаем обстрелы. Журналист говорит, что все прилёты последнего времени — аккурат в радиусе 20 километров от Авдеевки.

Укрепления, построенные там украинскими силами за восемь лет, проломить там тяжело. При этом жители Донецка начинают натурально звереть, требуя сравнять тамошний авдеевский укрепрайон с землёй.

Нервы сдают даже у тех, кто сохранял голову холодной восемь лет. Возможно, это именно то, чего добивается противник.

Выходим из дома — и тут же становимся свидетелями очередного тяжелого прилёта. Свиста снарядов не слышно, только взрывы, идущие один за другим, и эхо от них, отраженное между домами. Непривычные звуки.

Александр Артамонов: У России есть множество способов отомстить ВСУ за варварский обстрел Донецка
Александр Артамонов: У России есть множество способов отомстить ВСУ за варварский обстрел Донецка
© vk.com, Александр Артамонов

Как позже напишут в сводке, это были пятнадцать 155-мм снарядов. Тех самых, которые НАТО предоставила Украине вместе с гаубицами различных модификаций  «для обороны».

Середина июня стала, пожалуй, самым тяжелым периодом для Донецка за долгое время. Более 300 снарядов за два часа. Погибшие мама с сыном на Майском рынке — в некогда тыловом районе Донецка. Непрекращающиеся сообщения о попаданиях, раненых и погибших… Звонки и сообщения друзьям и знакомым, чтоб убедиться, что они в порядке.

Знакомая местная жительница пишет, что такого не было даже в 2014 году — в период самых жарких боёв. Говорит о небывалом масштабе обстрелов.

Очевидно, что виновные не избегут наказания. В Донецке часто говорят: артиллеристов в плен не брать…