У мотострелкового батальона есть своя артиллерия — батарея минометов. Это те, кто поддерживает огнем наступающие взводы, давя выживших после артиллерийского удара пулеметчиков или расчеты ПТУРСов. Или ставит перед пытающимся наступать противником заграждение из разрывов мин, чтобы атака врага захлебнулась в самом начале. И минометчики видят бой так же, как и пехотинцы — вблизи.

Командир минометной батареи раньше служил на САУ — самоходных артиллерийских установках, может сравнить разные системы. «120-миллиметровый миномет — он достаточно мобилен по сравнению с чем-то другим. Хотя по сравнению с самоходной артиллерией…. Сложно сравнить, я до этого служил на 2С1 — замечательная вещь. Вышли, встали три-четыре орудия, три-четыре снаряда бахнули — тихо на той стороне», — улыбается комбат и приводит еще цифры: «Порядка десяти мин можно в минуту дать. Гаубица 122-миллиметровая — скорострельность 5-6 выстрелов в минуту».

Но и в минометах комбат находит свой азарт. «Миномет тоже уникальная вещь, уникальная тем, что не нужно так точно ориентировать, как ствольную артиллерию. Вполне можно, если с хорошим углом, умудриться до трех-четырех мин держать в воздухе и уходить. То есть, мина летит до 40 секунд. Выпустили несколько мин, свернулись и пошли. Пока не засекли…» 

Российская артиллерия уничтожила итальянские гаубицы
Российская артиллерия уничтожила итальянские гаубицы
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Угруповання Об'єднаних сил / Joint Forces Task Force

—  Засекли чем? Радаром?

— Да, радаром. Ящик стоит, и он с какой-то периодичностью посылает радиосигналы. И вот когда мина летит, этот радиосигнал их засекает в трех-четырех частях [траектории]. И баллистический вычислитель выдает траекторию мины, показывает точку выхода как на карте координату. И все — на той стороне, довернули, щелкнули и полетело в ответ.

— Наши также засекают?

— Да, система «Зоопарк» работает. Все слышали. Но, когда в ход идет радиоэлектронная техника, начинается и радиоэлектронная борьба — РЭБ. Подразделения РЭБ видят почти любой источник излучения. И, кстати, тоже, поэтому на позициях надо отключать телефон. А лучше не приносить. Потому что каждый телефон постоянно ищет сеть, излучает. Они видят один телефон — ага, отлично, это человек. Если они видят скопление телефонов, значит там куча людей. Туда сразу насыпают. Ствольной артиллерией или РСЗО.

В какой-то момент бои в Харьковской области стали преимущественно артиллерийскими, отмечает комбат. «Сейчас, в основном, идет война артиллерии. Там (на украинской стороне — Прим.ред.) не хотят вступать в стрелковый бой. Насколько со всеми общались, говорят, они не любят этого, совсем не любят, сразу стараются накрыть артиллерией», — констатирует офицер.

— Почему?

— Жить хотят, наверное, — не меняя выражения лица, иронизирует комбат. — Проще разбить артиллерией, а потом прийти и уже добить, кто остался. Было странно использовать нас в начале [боя]. Мы со своими минометами здесь, как с мухобойкой.

«Раздали подарки, досталось всем». Командир батареи о боях в Харьковской области

И все же при всей продвинутости современной техники расчетам легче, если корректировщик идет в боевых порядках или рядом и видит, куда стреляют артиллеристы. «Если у них есть корректировщик рядом, то это работает хорошо. Если нет корректировщика, здесь идут недолеты, перелеты достаточно большие», — комбат показывает руками, как у артиллеристов не получается взять цель в вилку.

«Когда мы брали завод рядом, у них достаточно много было беспилотников. Но там была и камера. Держали нас и минометами, и накрывали «градами» сразу. Но обычно у них пикапчик, подъезжают примерно на два-три километра, становятся в зеленке, и поднимают квадрокоптер. В основном, коптерами корректируют. Потому что корректировщик должен находиться где-то в пределах прямой видимости поражаемой территории. Своя же пехота может вполне корректировать, если подготовленный человек есть», — перечисляет возможные варианты комбат. 

«Выживших быть не должно». Как работает артиллерия в Донбассе
«Выживших быть не должно». Как работает артиллерия в Донбассе
© Филипп Прокудин/Украина.ру

Но корректировка с места — занятие не всегда безопасное. «Наши разведчики корректировали артиллерию. Но у них в том районе очень хорошая РЭБ. И если есть выход в эфир по закрытой связи — а у разведчиков закрытая связь — то они могут не слышать, и не понимать, кто там работает. Они только видят, что есть закрытый канал — и сразу ползалпа «Градов» туда, даже не заморачиваясь», — описывает офицер то, как артиллерийские дуэли сочетаются с радиоэлектронной борьбой.

И это нормально, по мнению офицера, так и выглядит полномасштабная война. «Использование артиллерии, взаимодействие всех родов войск, работа РЭБ. Все, как в учебнике абсолютно».

— Можно воевать как по учебнику?

— Нет, по учебнику плохо кончилось. Нужен опыт. Опыт нельзя заменить ничем, украинская армия восемь лет худо-бедно, но воевала, это, может, небольшой, но бесценный опыт. А когда у нас сначала заходили, в основном, все потери первых дней — то, что шли вперед, как по учебнику колоннами.

И еще одно отклонение от теории — союзные силы продолжают наступать при отсутствии численного превосходства. На вопрос — как же как на практике опровергаются постулаты военного знания?— комбат отвечает уже не так подробно, не вдаваясь в тонкости тактики: «Идем вперед с помощью отца и такой-то матери. Все, как обычно: Русские ходили, подарки раздавали. Очень больно, но зато всем достались».