Крым, вечер. 19.00 на часах. Солнце уже село, на улицах темно. Тишина такая, что слышно, как гудят провода. Многие местные жители дома — отдыхают после рабочего дня. Но кто-то только готовится заступать на вахту: необычную, почти космическую.

В Крымской астрофизической обсерватории РАН в посёлке Научный начинают открываться башни телескопов. Вскоре люди снова начнут смотреть на звёзды, чтобы разгадать их тайны.

«Я люблю фантастику в чертежах». Сергей Королев — судьба и звезды
«Я люблю фантастику в чертежах». Сергей Королев — судьба и звезды
© коллаж Украина.Ру

Космос затягивает

Передо нами стоит мужчина со стильной стрижкой, татуировками, следами от пирсинга на лице. В посёлке Научный так могли бы выглядеть инопланетяне. Сергей Петров — потомственный астроном. Его отец, Пётр Петрович Петров, доктор физико-математических наук, главный научный сотрудник отдела физики звёзд.

Сергей — оператор пульта управления огромного зеркального телескопа имени академика Шайна. Это второй по величине телескоп в России. Смотрится он не просто величественно: при виде этого чуда открываешь рот и забываешь обо всём.

Сергей рассказывает, что с детства знал: будет работать в обсерватории. Его сюда тянуло. В подробности не вдаётся — парень довольно молчалив. Сергей признаётся, что он интроверт, для которого жизнь в тихом и спокойном Научном — настоящий рай. К тому же у него есть любимая работа. В обсерватории он трудится уже более 10 лет. Уходить не собирается — здесь ему хорошо.

«Природа вокруг мне очень нравится, можно много гулять, — говорит Сергей. — И сама работа увлекает. Это романтика. Звёзды не отпускают».

Таких молодых сотрудников как он в обсерватории, по нынешним меркам, много. 25 человек в возрасте до 39 лет трудятся, чтобы мы больше знали о космосе. Важно, что среди этих 25 специалистов — 9 кандидатов наук. Но пока в посёлке Научный вы их не встретите. Пандемия внесла коррективы: большинство сотрудников работают дистанционно. Современная техника позволяет даже при таком режиме вести наблюдения и совершать открытия.

«Сенсации? Это не для нас»

Зачастую обыватели представляют себе работу астронома так: он приходит в башню телескопа, садится в удобное кресло и начинает изучать звёзды. Вдруг замечает что-то необычное и делает удивительное открытие.

На самом деле всё иначе.

От Королёва до Зеленского. Станет ли Украина «ведущим аэрокосмическом государством»
От Королёва до Зеленского. Станет ли Украина «ведущим аэрокосмическом государством»
© пресс-служба президента Украины

«Забрала телескопов открываются каждый день, мы исследуем физику звёзд, солнце активно изучаем, — поясняет Алексей Бакланов, кандидат физико-математических наук, учёный секретарь обсерватории — Да, открытия бывают. Но это не основная цель исследований. Скажем так, это побочный продукт. Мы открыли около 1500 астероидов, но важно то, что в обсерватории решались прикладные задачи космонавтики. До сих пор ведутся крайне важные наблюдения».

Современные технологии делают работу астронома менее романтичной. Он может находиться в любом уголке мира, общаться с оператором пульта управления телескопа и вести наблюдения. Для этого больше не нужно находиться внутри зданий.

«Все работают дистанционно, если говорить о сотрудниках обсерватории, — добавляет Бакланов. — Конечно, есть сотрудники, которые должны быть на месте. Но их немного. К примеру, оптическая мастерская работает в штатном режиме».

В мастерской действительно все на местах. Здесь создаются уникальные зеркала телескопов. Только вот условия для работы с каждым годом становятся всё хуже. Здание нуждается в ремонте, оборудование устарело.

«Мы неоднократно подавали заявки, но средств нет, — поясняет Наталья Стешенко, начальник оптико-механических мастерских КрАО. — В итоге, мы трудимся в тех условиях, какие есть. Если бы у меня была возможность, я бы сделала ремонт в здании и купила самое лучшее оборудование».

Большие проблемы маленького Научного

Недостаток финансирования хорошо заметен именно в оптической мастерской. К счастью, на телескопы деньги выделяют, хотя и не в том количестве, как хотелось бы учёным.

В телескопе системы Ричи-Кретьена многое усовершенствовали. Например, заменили оптику, отремонтировали купол. По большому счёту всё, что осталось от старого варианта. Два телескопа — Синтез и Башенный солнечный (2) — стали своего рода музеями. Сюда могут прийти туристы и посмотреть, как раньше совершались открытия, изучались звёзды. Хотя туристов пока нет — из-за пандемии и ограничений гостей в Научном стало меньше.

Николай Барабашов и «сограждане неба». Есть ли жизнь на Марсе?
Николай Барабашов и «сограждане неба». Есть ли жизнь на Марсе?
Но вопрос не только в деньгах. Засветка и пыль — вот что может уничтожить обсерваторию. По большому счёту у Научного нет будущего — постепенно Симферополь и Бахчисарай станут ещё больше, засветка от городов увеличится. Пыль добавляют карьеры в селе Скалистое, примерно в 15 минутах езды на автомобиле.

«Для некоторых объектов засветка уже критическая, — поясняет Алексей Бакланов. — Чем больше фон неба, тем хуже видно слабые объекты. Нарушается точность результатов. Также не видны объекты, которые расположены очень далеко. Допустим, есть группа звёзд. Всего их четыре, мы это знаем, но видим только одну».

Добавляет проблем и застройка самого Научного. Посреди посёлка возвышается клубный дом «Звёздное небо». Стандартный номер стоит здесь от 12 тысяч рублей в сутки — так указано на официальном сайте. Однако один из работников нам ответил, что номер стоит 16 тысяч рублей. Он попросил не называть его, так как боится увольнения. Говорит, что жители Научного и астрономы этому клубному дому не рады, но сделать ничего не могут.

По словам Алексея Бакланова, при растущем уровне засветки и увеличению количества пыли судьба Научного предрешена. Через определённое время посёлок может остаться просто красивым местом в горах — наблюдения вести не получится. Когда это случится, никто не знает. Но обратный отсчёт уже начался.