Шушкевич известен тем, что в 1991 году был одним из трех политиков наряду с Борисом Ельциным и Леонидом Кравчуком, подписавшим знаменитые Беловежские соглашения, положившие конец существованию СССР.

После провозглашения независимости Белоруссии он стал первым её руководителем, заняв пост председателя Верховного Совета. Однако продержался на нем лишь до 1994 года, проиграв президентские выборы Александру Лукашенко.

Как пришел в политику

Вплоть до второй половины 1980-х годов Шушкевич занимался научно-педагогической деятельностью. Еще в 1960-х годах он начал карьеру в главном вузе республики — Белорусском государственном университете (БГУ) и дослужился до проректора по научной работе.

Станислав Шушкевич: хотели попросить у Ельцина немножко газа и нефти, а демонтировали СССР
Станислав Шушкевич: хотели попросить у Ельцина немножко газа и нефти, а демонтировали СССР
© bsdg.by
Параллельно успехам в административной карьере Шушкевич получил статус доктора физико-математических наук и профессора. Приглашался для выступлений с лекциями в страны Восточной Европы, занимался научным руководством — выпустил 33 кандидата наук и 5 докторов.

Начало его общественно-политической деятельностью также было тесно связано с наукой. В связи с аварией на Чернобыльской АЭС в БССР была создана специальная комиссия для изучения последствий катастрофы. В её состав вошел также Шушкевич. По словам будущего политика, партийное руководство настаивало, чтобы комиссия умалчивала реальные последствия аварии. Однако Шушкевич настойчиво потребовал обнародовать действительные данные о последствиях Чернобыльской катастрофы, за что был исключен из состава комиссии.

Сразу после начала конфронтации с партией, в 1986 году он организовал на кафедре ядерной физики БГУ подготовку независимых специалистов по профилактике радиоактивной опасности. В тот момент страна отходила от тоталитарных практик, и смелого профессора с активной гражданской позицией никто не посмел уволить, не говоря уже о юридическом преследовании.

Почему Белоруссия празднует День Октябрьской революции?
Почему Белоруссия празднует День Октябрьской революции?
© РИА Новости, Сергей Лескеть / Перейти в фотобанк
И в 1989 году общим собранием БГУ был выдвинут кандидатом в народные депутаты СССР и победил на выборах. Политика коммунистического руководства в отношении Чернобыльской катастрофы стала одной из причин его участия в выборах, и избиратель на это откликнулся.

Спустя год Шушкевич избирается и депутатом в Верховный Совет Белорусской ССР (выборы тогда были двух уровней — всесоюзного и республиканского) и сразу создает оппозиционную Компартии депутатскую группу «Демократический поток».

Мощный научный бэкграунд и репутация правдоруба позволили Шушкевичу быстро получить хороший авторитет среди политической элиты республики, в том числе и среди коммунистов. В мае 1990 года политик был избран на пост Первого заместителя Председателя Верховного Совета Белорусской ССР.

Шушкевичу сыграл на руку и провал августовского путча в Москве. Тогдашний председатель Верховного Совета республики Николай Дементей поддержал ГКЧП, и после его провала подал в отставку. На место Дементея и пришел первый зам — Станислав Шушкевич, который изначально выступал против попытки госпереворота путчистами.

Советская страна в это время трещала по швам, и Шушкевич совместно с Ельциным и Кравчуком подписал Беловежские соглашения, став в конце 1991 года фактическим главой уже независимого государства.

Во главе страны

После обретения независимости Белоруссии Шушкевич не стал укреплять власть в своих руках, а начал активную подготовку к выбору будущего политического устройства новой страны. И главное — к выборам президента.

«Он нас вдохновил». Как Лукашенко хотят снова сделать модным
«Он нас вдохновил». Как Лукашенко хотят снова сделать модным
© Sputnik / Перейти в фотобанк
С 1991-го по 1994 год был заложен фундамент для новой формы белорусской государственности: принята Конституция, законы об обороне, государственной границе, о Вооруженных Силах. Госорганы переорганизовывались и начинали работать в новых, несоветских условиях.

В это же время активно шла политическая борьба. Причем не только между политиками, но и между типами власти. Коммунисты мечтали взять реванш за поражение в 1991 году, с другой стороны были социал-демократы, либералы и националисты. Но первые в республике имели репутацию «забронзовевших» функционеров-номенклатурщиков, а на рейтинге демократов и националистов негативно сказалось снижение уровня жизни в республике в начале 1990-х и страх населения перед рыночными реформами и приватизацией госпредприятий.

На этом фоне в республике появился молодой Александр Лукашенко, который не относился ни к одной из вышеуказанных групп и быстро получил репутацию независимого политика и выходца из народа. При этом Лукашенко в своей программе декларировал то, на что у населения был спрос: усиление госрегулирования экономики и, соответственно, сохранение социальных гарантий, наведение порядка «сильной рукой» и восстановление утраченного уровня связей со странами экс-СССР.

Первые выборы президента были, наконец, назначены на лето 1994 года. В них принял участие и Шушкевич, но проиграл Лукашенко.

Шушкевич и эпоха Лукашенко

Второе рождение Минска: как в СССР построили столицу Белоруссии
Второе рождение Минска: как в СССР построили столицу Белоруссии
© РИА Новости, РИА Новости / Перейти в фотобанк
После победы Лукашенко Шушкевич ушел в оппозицию. В 1995 году был избран в Верховный Совет Белоруссии, где стал членом парламентской комиссии по экономической политике и реформам. Входил в состав либерально-демократической фракции ОГП «Гражданское действие».

За это время он успел проголосовать за ратификацию Договора о создании Сообщества Белоруссии и России. В ходе политического кризиса 1996 года подписал заявление в Конституционный Суд республики об импичменте президента Лукашенко, которое было в итоге отклонено. Не признал итоги референдумов новой власти об изменении белорусской Конституции и отказался войти в Палату представителей, сформированной на основании результатов одного из референдумов.

После депутатства Шушкевич активно занимался оппозиционной деятельностью, занимал пост председателя оппозиционных социал-демократов, выступал в качестве доверенного лица альтернативных кандидатов в президенты.

Политик регулярно раздавал интервью мировым СМИ. Как о Белоруссии, так и о главном событии, которое его прославило — участие в распаде СССР. Так, по словам Шушкевича, на встречу лидеров Белоруссии, России и Украины в Беловежской пуще он ехал совсем не за этим.

«Но когда мы собрались вместе и попытались оценить политическую ситуацию, что происходит, мы поняли, что нужно прежде всего делать то, чего нельзя не делать — и мы это делали. Во-вторых, мы поняли, что без консенсуса по всем вопросам мы не решим этот вопрос. И мы решили это», — вспоминал он в одном из интервью.

Историческое наследие

Деятельность первого руководителя независимого белорусского государства оценивается неоднозначно как в России, так и в самой республике. С одной стороны, он приложил руку к распаду СССР, с другой стороны — открыл путь к независимости родной Белоруссии, что в республике очень ценят.

Белорусы и русские. Долгий и тернистый путь к единению
Белорусы и русские. Долгий и тернистый путь к единению
© коллаж Украина.Ру
С одной стороны, он участвовал в процессах демократии в позднем СССР и начале 1990-х годов, но оценило ли это общество, уровень жизни которого от этого отнюдь не вырос — большой вопрос.

Среди белорусов отношение к Шушкевичу зависит от ценностных ориентиров и политических взглядов человека. Те, кто ностальгирует по СССР, выступает сторонником объединения Белоруссии с Россией, как правило, резко негативно воспринимают фигуру политика. Схожее, хоть и не столь резкое, отношение к Шушкевичу и у активных сторонников власти — ведь тот был оппозиционером к режиму Лукашенко.

Среди сторонников оппозиции отношение к Шушкевичу в целом наоборот крайне позитивное. Они воспринимают его как символ новой, независимой Белоруссии и демократизации в начале 1990-х.

При этом в республике, где все его знают и помнят, Шушкевич так и не стал ни культовой фигурой, ни объектом для всеобщей ненависти. По крайней мере, там нет столь ожесточенных и острых споров о его наследии, как в России о Ельцине.