Некоторые СМИ написали, что Виктор Орбан теперь в четвёртый раз займёт пост премьер-министра Венгрии. Это утверждение нуждается в уточнении: речь идёт о четвёртой каденции подряд, ведь до 2010-го Орбан уже один раз был главой венгерского правительства — в 1998-2002 годах.

Тогда политик даже конфликтовал с партией Фидес, одним из учредителей которой он был в 1988 году. Орбан ушел с поста лидера Фидес в январе 2000 года после того, как съезд партии проголосовал за разделение постов премьер-министра и главы партии. Но через год после поражения Фидес на парламентских выборах 2002 года Виктор Орбан вновь возглавил эту партию, и с тех пор является её бессменным лидером.

Олег Хавич: кто он
Олег Хавич: кто он
© из личного архива Олега Хавича

Виктор Орбан, который начинал свою политическую карьеру как студенческий активист либерально-демократического направления, за тридцать с лишним лет прошёл сложный путь трансформации. Так, в 1989-м он был одним из тысяч венгерских стипендиатов Фонда Сороса и обучался в Оксфорде на деньги американского миллиардера венгерского происхождения. Во время первого премьерства Орбана в 1998-2002 годах он с Соросом не конфликтовал, однако, вновь вернувшись к власти в 2010-м, начал резко выступать против миллиардера и его деятельности — как в Венгрии, так и во всём мире. Ситуация обострилась в 2015 году из-за позиции Сороса: он поддержал массовую иммиграцию в Европу, ярым противником чего является Орбан.

Весной 2017 года Виктор Орбан открыто назвал Джорджа Сороса «американским финансовым спекулянтом, атакующим Венгрию». Он пошел дальше, заявив, что Сорос — «открытый враг евро», который «разрушил жизни миллионов европейцев своими финансовыми спекуляциями». Венгерский премьер подчеркнул, что американец хочет наводнить Европу и Венгрию иммигрантами — что, кстати, вполне соответствует целям организаций, финансируемых Соросом. Кроме того, против Сороса в Венгрии развернули пропагандистскую кампанию, которую сам миллиардер назвал антисемитской.

В июне 2018 года парламент Венгрии одобрил пакет законов под условным названием «Стоп Сорос». Помимо прочего, он предусматривает ограничения в отношении неправительственных организаций и криминализирует помощь нелегальным мигрантам. Структуры Сороса не стали дожидаться принятия новых законов, и ещё 15 мая 2018 года его Институт «Открытое общество» объявил о прекращении своей деятельности на родине бизнесмена из-за «репрессивной» политики венгерского правительства и переносе своей европейской штаб-квартиры в Берлин. А созданный Соросом Центрально-Европейский университет переехал из Будапешта в Вену ещё раньше.

Сорос и сын Байдена причастны к финансированию биолабораторий на Украине
Сорос и сын Байдена причастны к финансированию биолабораторий на Украине
© commons.wikimedia.org, acaben

При этом конфликт Орбана и Сороса шёл по нарастающей на фоне более серьёзного конфликта — между Венгрией и Европейским Союзом. Ещё в 2018 году Еврокомиссия инициировала санкционную процедуру в отношении Венгрии за давление на суды, притеснение неправительственных организаций (читай: структур Джорджа Сороса) и вообще за нарушение принципов демократии, верховенства права и соблюдения прав человека.

На саммите ЕС в декабре 2020 года был принят так называемый механизм зависимости между выделением средств из бюджета ЕС и соблюдением принципов верховенства права. Хотя Венгрия и Польша обжаловали этот механизм, однако Суд ЕС этот иск оперативно отклонил. Поэтому ныне Брюссель имеет право прекратить выплаты Венгрии, пока та не отменит законы, которые не нравятся евробюрократам: о финансовой отчётности неправительственных организаций, об ограничении ЛГБТ-пропаганды и т. п.

Стоит отметить, что на протяжении избирательной кампании в Венгрии от еврочиновников регулярно звучали предупреждения разной степени прямоты: мол, если венгры опять выберут партию Орбана, то европейских денег им не видать. При этом Петер Марки-Зай, лидер оппозиционной коалиции «Объединённые ради Венгрии» из шести разнородных партий — от социалистов до националистического «Йоббика» — обещал следовать наставлениям из Брюсселя. И речь не только об идеологических вопросах, но и о социальных — ведь ЕС критиковал экономические меры правительства Венгрии. Прежде всего, Брюссель был против замораживания цен на топливо и ряд продовольственных товаров, а также повышения ряда социальных выплат, что обошлось венгерской казне почти в 5,5 миллиардов долларов.

Свою роль в кампании сыграла и ситуация на Украине. Виктор Орбан и до начала специальной военной операции России, и после этого был твёрд, заявляя, что Венгрия не будет поставлять оружия киевским властям и не допустит таких поставок через свою территорию. Из-за этого 22 марта вице-премьер Украины Ирина Верещук заявила, что позиция властей Венгрии по ситуации вокруг Украины близка к пророссийской, и предположила, что Будапешт своими действиями хочет заполучить «дешёвый российский газ» или «украинское Закарпатье» (где живёт более 150 тысяч этнических венгров, языковые и культурные права которых нарушаются с 2014 года. — Прим.).

Позже лично президент Украины Владимир Зеленский в обращении к саммиту ЕС 24 марта выразил недовольство тем, что Венгрия выступает против расширения антироссийских санкций на энергосектор, не поддерживает введение бесполётной зоны над Украиной, не поставляет Киеву оружия и не разрешает его транзит через свою территорию. В ответ Виктор Орбан заявил: «Украинская точка зрения совершенно понятна: они просят вмешательства НАТО, начала воздушной войны, поставок оружия. Однако мы не украинцы, не русские — мы венгры… На вопрос "на чьей стороне выступает Венгрия?" ответ такой: Венгрия выступает на стороне Венгрии… Мы помогаем попавшим в беду, но хотим обеспечить, защитить собственные национальные интересы».

Орбан заявил, что Венгрия не будет блокировать санкции против России
Орбан заявил, что Венгрия не будет блокировать санкции против России
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк

В свою очередь, Петер Марки-Зай в ходе предвыборной кампании заявил: «Вопрос стоит ясно: Путин или Европа? Нам нужно остановить Путина, а не Брюссель». Виктор Орбан ответил на это весьма резко: «Ни один венгр не окажется между русским молотом и украинской наковальней!» «Провозглашенный оппозицией выбор между Западом и Востоком Орбану удалось сформулировать по-другому — как выбор между войной и миром. Он постоянно повторял, что это "не наша война", а самого себя изображал как "голубя мира"», — так прокомментировала это противостояние венгерский политолог и социолог Эдит Згут, которая ныне работает в Академии наук Польши.

Хотя на протяжении всей кампании именно коалиция действующего премьера из партии Фидес и Христианско-демократической народной партии (Фидес-ХДНП) была лидером рейтингов, однако до самого дня голосования опросы давали объединённой оппозиции шансы на победу. Собственно, именно поэтому результаты выборов 3 апреля оказались столь ошеломляющими как для оппозиционеров, так и для поддерживающего их Брюсселя.

По результатам подсчёта более 99% бюллетеней Фидес-ХДНП набирает 67,84% голосов и получает 135 мест в парламенте из 199, в третий раз подряд сохраняя конституционное большинство. Коалиция оппозиционных партий во главе с Петером Марки-Заем набирает 28,14% и получает 56 мест. Из оставшихся восьми мест в парламенте семь у правого движения Mi Hazánk («Наша Отчизна»), набравшего 6,44%, и одно — у Немецкого национального списка. Итоговая явка на парламентских выборах составила 69,54%.

Комментируя результаты выборов, Виктор Орбан заявил: «Мы одержали настолько большую победу, что она видна и с Луны, но точно видна из Брюсселя. Христианско-демократическая национальная политика победила, и мы должны сказать Брюсселю, что это не прошлое, а будущее». По его словам, против венгерского режима выстроились большие международные центры власти, но «каждый цент, который они дали венгерским левым, был напрасными деньгами, и венгерские левые были худшей инвестицией Джорджа Сороса».

«Эта победа запомнится на всю жизнь, потому что очень многие ополчились против нас, в том числе левые дома, левые за рубежом, бюрократы в Брюсселе, все фонды и организации правящей империи Сороса, иностранные СМИ, и в конце концов даже украинский президент», — заявил Орбан.

Ответ на эти слова из Киева был специфический. С одной стороны, спикер МИД Олег Николенко сказал: «Мы с уважением воспринимаем волеизъявление венгерского народа на парламентских выборах. В то же время у премьер-министра Венгрии Виктора Орбана нет никаких оснований утверждать, что на пути к победе на выборах ему пришлось бороться с президентом Украины».

С другой — вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина заявила, что после переизбрания на пост премьер-министра Виктора Орбана Венгрия будет усиливать дружбу с РФ, и призвала не допустить построения тоталитарного режима в соседней стране. «Солидарными усилиями мы должны предотвратить то, чтобы на территории Европейского Союза создавались тоталитарные режимы или предпосылки для очередных ячеек обострения и влияния Российской Федерации», — сказала она.

Один в поле Орбан. Премьер Венгрии против «экономического преступника» Сороса
Один в поле Орбан. Премьер Венгрии против «экономического преступника» Сороса
© РИА Новости, Сергей Гунеев, Илья Матусихис

Действительно, президент РФ первым из мировых лидеров поздравил Виктора Орбана с победой. Владимир Путин выразил уверенность, что, несмотря на непростую международную обстановку, дальнейшее развитие двусторонних связей полностью отвечает интересам народов России и Венгрии. Из европейских столиц и Брюсселя поздравлений пока нет — видимо, там пытаются сформулировать некую общую позицию, ведь открыто не признавать волеизъявление граждан одной из стран ЕС невозможно.

Как отметил 4 апреля телеканал Euronews, «Орбан — своего рода головная боль для Европейской комиссии, которая хотела бы увидеть изменение политического ландшафта в Венгрии, смену правительства, из-за которого столкновения между Будапештом и Брюсселем продолжались долгие годы». В свою очередь, британская газета The Guardian пишет, что накануне выборов ходили слухи: мол, Орбан, который постоянно укреплял связи с Россией и Китаем, называл ЕС врагом, а себя — «нелиберальным» лидером, вернётся к более прозападной позиции после того, как обеспечит себе переизбрание на пост премьера Венгрии.

Однако Даниэль Хегедус, венгерский сотрудник немецкого Фонда Маршалла, не разделяет эти ожидания. «Возможна некоторая переориентация Орбана на Запад, но в целом он стремится вернуться к ведению бизнеса с Россией по-прежнему —в плане как энергетического, так и экономического сотрудничества», — сказал аналитик в комментарии The Guardian.

Это подтверждает и тот факт, что, несмотря на события последних недель, обращение посла Венгрии в Москве Норберта Конкоя в РФ, размещённое на сайте посольства, осталось без изменений. «Хотя мы и принадлежим к различным политико-экономическим союзам, мы строим свои отношения с Москвой разумно и прагматично. Природный газ, который согревает наши дома, нефть, которая стимулирует нашу экономику, электроэнергия, большая часть которой поставляется атомными электростанциями, — всё это связано с Россией», — сказано в нём.