Эксперт подчеркнул, что вся нынешняя информационная война Запада против России идет с элементами участия разных западных политиков, лидеров, которые в день выдают по 80-100 русофобских и антироссийских новостей. «Эта русофобия прорвалась во многих западных странах, как назревавший чирей, рванувший вонючим гноем на всю Европу», — добавил он.

Мартынов приходит к выводу, что, судя по тому, как быстро и слаженно все это происходит, «это хорошо спланированная акция, и даже не акция, а военная кампания, которая готовилась задолго до начала спецоперации».

Алексей Мартынов: против нас ведут когнитивную войну
Алексей Мартынов: против нас ведут когнитивную войну
© РИА Новости, Нина Зотина

«Двадцать пять лет опутывали, через разные механизмы включения контролировали, держали за разные места, а сейчас они берут и отрезают всё. Причем — часто и во вред самим себе», — констатировал он.

По мнению Мартынова, это серьезный вызов и, наверное, один из самых серьезных кризисов, с которым Россия столкнулась за последние двадцать-тридцать лет. Но кризис — это всегда не только проблемы, это всегда и возможности.

«И если мы с этим кейсом справимся, а я надеюсь, я уверен, что мы имеем все основания и возможности с ним справиться, то можно поставить большую жирную точку на том процессе, который назывался «распад», или «развал» большой советской страны. В том смысле, что нас без конца возвращали в эту точку 1991 года. Все время вспоминали это, все время навязывали какие-то в этом смысле комплексы. Сегодня мы имеем все шансы эту страницу перевернуть и идти дальше, причем уже совершенно с другим коэффициентом полезного действия», — подчеркнул аналитик.

Анна Шафран: наши западные оппоненты пока не поняли, что это — переустройство миропорядка в наших интересах
Анна Шафран: наши западные оппоненты пока не поняли, что это — переустройство миропорядка в наших интересах
© vk.com, Анна Шафран

По мнению эксперта, восприятие санкций и «когнитивной» войны против России зависит от того, как их воспринимать. Он подчеркнул, что, если относиться к этому как к рестрикциям и санкциям, значит, это санкции и рестрикции, но если к этому относиться иначе, то это совершенно другие вещи. Иными словами, санкции нужно рассматривать как возможности внутреннего роста.

Мартынов подчеркивает, что «мир сильно больше, чем эти группы стран, чем НАТО или коллективный Запад», и он не лучше и не хуже, чем Европа и США. Но логика западных стран, западного сообщества, по мнению политолога, заключается в том, что они считают себя лучше.

«Россия большая, богатая, и эти разговоры про то, что, дескать, технологий у нас нет, чего-то еще у нас нет — самое главное, чего у нас не было до этого кризиса, и к чему они нас сами привели, большое в этом смысле им спасибо», — заявил он.

Владимир Видеманн: Донбасс может стать новым инновационным ядром в Черноморском регионе
Владимир Видеманн: Донбасс может стать новым инновационным ядром в Черноморском регионе
© из личного архива Владимира Видеманна

Говоря о вреде санкций и «когнитивной» войны против России для самого Запада, эксперт подчеркнул, что там «как-то справятся без российского газа». По его мнению, там будут втридорога покупать сжиженный газ где-то еще. При этом, российские проекты такого типа («Северный поток» — 1 или 2, а также «Турецкий поток») были просчитаны сугубо экономическим путем — ближе и дешевле для ЕС.

«Несмотря на то, что я совершенно не склонен думать, что они перебесятся и все вернется на круги своя — думаю, не вернется. Но то, что касается выгодных проектов, то, что касается зарабатывания и получения денег, а это огромные деньги — думаю, к этим вещам они вернутся. Аккуратно, через политиков, бизнесменов, хозяйственников. Через аккуратные прокладки, схемы», — указал Мартынов.

Политолог добавил, что вся инфраструктура остается на месте. «То, что украинская труба будет функционировать — не сомневаюсь, что она будет модернизирована тем же самым «Газпромом» совместно с украинскими коллегами. После того, как Украина будет демилитаризирована и денацифицирована, станет нормальным, здоровым государством. Почему бы им не помочь эту трубу ветхую починить? Пусть она работает», — заключил он.