Украинские подразделение еще под городом, поэтому сохраняется серьезная опасность обстрелов. В ДНР продолжается объявленная на прошлой неделе главой ДНР мобилизация.

Готовимся зайти в Мариуполь

— Нет, ну что вы, мы на фронт не идем. Мы же внутренние войска, мы для другого предназначены, — говорит мне медик Максим, который 24 февраля, когда началась российская спецоперация по денацификации Украины, поступил добровольцем на службу во внутренние войска ДНР.

По его словам, его часть создана на основе бригады «Восток» Александра Ходаковского,

«Без паники»: Зеленский сделал заявление по ситуации на Украине
«Без паники»: Зеленский сделал заявление по ситуации на Украине
© president.gov.ua

«Нас готовят на Мариуполь. Когда город будет нами взят, в нем останутся нацики-подпольщики, шизанутые на всю голову подрывники-смертники и прочий подобного рода контингент, который нам из подполья может всячески вредить. Вот мы его и будем выявлять и обезвреживать, — разъясняет функции своего подразделения Максим. — В настоящий момент подразделение проходит боевое слаживание. Нас всех сейчас тренируют».

Как проходит призыв

Корреспондент Украина.ру посетил школу, находящуюся рядом с одним из военкоматов в центре Донецка, где организован призывной пункт. При входе на стенах развешены военно-патриотические плакаты — «Встань на защиту Родины. Обращайся в военные комиссариаты по месту жительства», «Победили в 1943, победим и сейчас» (Донбасс был освобожден от нацистов в 1943 году — прим.), «Победа будет за нами».

Призывная комиссия заседает в спортивном зале. Вход с улицы. На ступеньках перед дверьми стоят два автоматчика, которые время от времени запускают с улицы подлежащих призыву. Это, как правило, взрослые мужчины, возраст которых между 30 и 50 годами (встречается и безусая молодежь 19-20 лет).

Их осматривает врач, дает заключение: годен человек к службе или нет. Сердечников, гипертоников и людей с другими серьезными хроническими заболеваниями не берут. При мне отправили домой молодого парня, у которого была сломана рука. Врач громко возмущался, как ему могли с такими медицинскими показаниями выписать повестку.

Отпустить домой могут и не по медицинским показателям. Так комиссия, узнав, что у двоих братьев мать умирает в хосписе, одного из них отправляет домой, чтобы он ей помогал, а другого — на службу.

Те, кто поступает на службу в Народную милицию ДНР, делятся на две группы: добровольцы и призывники, которых на призывной пункт обязали прийти повесткой. Уклониться они не могут. В ДНР за уклонение от призыва уголовная ответственность — 2 года.

По словам военкома, подполковника Александра Воронина, 70% из тех, кто пребывает на его призывной пункт, добровольцы, остальные призывники.

«Приходят к нам и те, кто уже вышел из призывного возраста. Человеку 70 лет. Приходит, просит: отправьте меня воевать, у меня боевой опыт, есть наградное оружие, я раньше уже воевал. Человек несмотря на возраст очень подвижный, энергичный. Мы в таким случаях не можем отказать человеку», — говорит подполковник.

Добровольцы — это, как правило, те, кто уже воевал в 2014-2015 годах в ополчении. Потом, когда после Минска не было активных боевых действий, они ушли на гражданку и вернулись к своим мирным профессиям. Главной причиной, по которой они снова хотят попасть в строй — это доделать то, что, по их мнению, они не доделали в 2014 году: разгромить ВСУ и батальоны ненавистных им праворадикалов, освободить Донбасс и Новороссию.

Знакомлюсь с группой добровольцев из четырех человек. Они стоят недалеко от входа. Курят. На вид 35-40 лет.

Бородай рассказал, вступится ли Россия за ЛДНР военным путём
Бородай рассказал, вступится ли Россия за ЛДНР военным путём
© РИА Новости, Сергей Аверин / Перейти в фотобанк

Одного зовут Денис, строитель, воевал в батальон «Оплот» Александра Захарченко, другого — Павел, шахтер, воевал вместе с казаками, третий — Игорь, заправщик, он не воевал, для него все будет в первый раз, Кирилл — строитель, в 2015-16 годах служил в военной полиции.

Рассказывает Денис:

— Сначала я воевал в 2015 году в Углегорске во время Дебальцевской операции, под Горловкой, Воевал в Широкино под Мариуполем. В 2020 году воевал в Коминтерново и в Ленинском. Получил ранение в ногу. Уволился.

-Почему идете воевать?

— Приказ нашего главы Дениса Пушилина. Это первое…

Его перебивает Кирилл.

— Потому что это наша страна. Поэтому я должен идти со своими пацанами воевать, а не оставаться в стороне.

Павел хоть и живет в Донецке, но не местный. Он жил в городе, который сейчас контролируют украинцы.

Поэтому победа Народной милиции ДНР, победа России для него возможность вернуться домой.

— Я воевал вместе с казаками в Донецком аэропорту в 2014-2015 годах. Потом, когад вышли из аэропорта, перешел на БТР механиком-водителем, воевал в «Востоке». Прослужил полтора года. Затем сформировали 11-й полк, и я там служил. Перешел в пехоту. Воевал на Авдеевской промзоне. Там получил пулевое ранение. На Песках — одно осколочное и тяжелое пулевое ранение. В 2019 году лечился. Ушел. А сейчас готов снова идти воевать. Опыт есть. Очень рад, что все так складывается.

-Сейчас российская армия под Киевом. Когда, думаете, как люди военные возьмут город?

— Не больше месяца.

-А если за несколько дней?

— Может и такое быть.

В разговор вступает Денис:

— Все будет зависеть какие приказы и какое оружие им разрешат применять. Если тяжелое, то очень быстро возьмут город.

Свою лепту в разговор вносит Кирилл:

— Надо быстрей все закончить и убрать с нашей земли все это говно, чтоб никогда больше не призывался, и везде была тишина.

Его поддерживает Денис:

— Мы хотим, чтобы все было так, как мы это задумывали еще в 2014 году. Мы ждали Россию целых 8 лет. Она пришла и подняла наш боевой тонус. Мы сделаем так, чтобы слезы наших женщин больше не лились. Мы прошли свой боевой путь, и снова его пройдем.

— Вы, Денис, воевали у Захарченко. Многие его бойцы говорили мне, что Батя смотрит на них с небес. Они в это верят. Если бы у вас была возможность ему что-то сейчас сказать, что бы вы сказали ему?

— Батя, то, что ты задумал в 2014 году, мы сейчас сделаем. Вечная ему память, он всегда у нас в сердце. Мы его не подведем. Он был очень хорошим человеком. Я рядом с ним воевал в 2016 году. Мы выезжали на фронт вместе с его личной охраной. Взяли высоту.

Дениса поддерживает Павел:

— Я повторю то, что говорил супруге Александра Захарченко — Наталье — после гибели Бати. Его убили подло как шакалы, а не как мужчины. И мы за это отомстим. Шакалы будут нами наказаны.